Год назад в Беларуси заработал декрет «О развитии цифровой экономики», а 12 апреля президент Александр Лукашенко посетил Парк высоких технологий, где обсудил с айтишниками итоги первого «декретного» года ИТ-страны. Участники встречи говорят, что было поднято три основных вопроса — вклад ПВТ в экономику за год, создание Министерства цифровой трансформации экономики и необходимость реформы системы образования.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Что показали Лукашенко

Создав для резидентов ПВТ привлекательные правовые условия, Александр Лукашенко лично курирует их работу. В итоге пока ведущие экономики мира только присматривались к новым fintech- возможностям, Беларусь неожиданно для многих первая в мире ввела крипторегулирование и создала законодательную базу для использования блокчейна.

Спустя год работы декрета № 8 более 40 резидентов ПВТ представили на выставке для президента свои проекты. К примеру, робот-манипулятор от Rozum Robotics умеет распознавать бракованные детали на производстве и варить кофе на профессиональной кофемашине: измельчать его на кофемолке, утрамбовывать правильным давлением «кофейную таблетку» в портафильтр, взбивать из молока пену.

Устройства для проецирования движущихся голографических изображений в воздухе стартапа «Кино-мо» используется более чем в 80 странах. В Беларуси их можно увидеть в «Короне» как в Минске, так и в регионах.

OneSoil разработал платформу для мониторинга посевных площадей через снимки со спутника и дронов, что помогает быстро реагировать на любые изменения, повысить урожайность и сэкономить на удобрениях, семенах и топливе.

Banuba разрабатывает технологии компьютерного зрения, дополненной реальности и машинного обучения. В одной из крупнейших в стране научно-исследовательских команд — 26 научных исследователей, 6 кандидатов наук, 50 разработчиков приложений, 60+ специалистов по AR-контенту и 30+ патентных заявок за два года. Capital.com — уникальная торговая финтех-платформа с AI-ассистентом, который помогает инвесторам справиться с ошибками от нерациональных решений. Currency.com — регулируемая криптоплатформа токенизированных активов.

Министерство будущего

— При успешном развитии ИТ-эксперимента власти повторят сценарий декрета для всей экономики, это даст возможность уйти от зависимости от российских нефти и газа. Если распределить задачи цифровизации на разные министерства в зависимости от отрасли, результата не будет. Эффективнее сконцентрировать все в одном. Предлагается создать Министерство цифровой трансформации экономики, которое должно стать центром, отвечающим за ИТ-Беларусь и ее имидж. От его сотрудников потребуется свободное владение английским языком и понимание технологий. Штат предлагается в пределах 35−40 сотрудников. Финансирование — за счет ПВТ, — рассказал известный ИТ-предприниматель Виктор Прокопеня.

Предлагается, чтобы министерство курировало Национальную академию наук, ГКНТ, Министерство транспорта и коммуникаций, а также вопросы цифровой трансформации других отраслей. К примеру, в ЖКХ умные технологии могут автоматически собирать показания со счетчиков, минимизировать риск ошибок при сборе данных и начислении оплаты. Оцифровка техпаспортов домов позволит увидеть реальную картину жилфонда, планировать ремонтные работы по гибким финансовым программам. Интернет вещей может собирать данные с умных счетчиков и в разрезе страны выводить баланс производства и потребления энергоресурсов. Практически ни один из инструментов цифровой экономики в ЖКХ не применяется, — отмечают эксперты.

Фото: пресс-служба президента
Фото: пресс-служба президента

— В других отраслях — ситуация не лучше. В поликлиниках до сих пор нет центральной системы управления и используются бумажные карточки. А там, где экспериментируют с электронной системой карточек, все дублируют в бумажные. Необходима системная работа бизнеса, экспертов и грамотных чиновников, которых не хватает. Неумелое управление и непонимание чиновниками важности перехода страны на цифровые рельсы усиливает экономическую отсталость. В новой экономике надежда только на образование и новые кадры. Но при имеющемся уровне качества образования нельзя обеспечить устойчивый рост, пролонгирование текущей ситуации тянет страну вниз, — отмечает Прокопеня.

Система образования пока готовит будущих безработных

Он уверен, что переход к цифровой экономике — это, в первую очередь, переворот мышления.

— Перед системой образования стоят новые вызовы, к которым отрасль не релевантна — говорят предприниматели. — Нужен десятикратный рост количества выпускаемых специалистов, на которые у новой экономики сформировался запрос. Бизнес готов платить среднюю зарплату в 2000 долларов при определенном уровне квалификации, но его в стране не хватает. Но система образования готовит специалистов для экономики прошлого века, фактически — будущих безработных. Советская система образования была релевантна для своего времени и сформировалась в специфических условиях жестких социальных вызовов. Восстановить ее невозможно — в новых условиях она продолжит деградировать. Система капитализации кадров требует перезагрузки, и задача эта — одна из самых сложных и необходимых, которые нужно решить стране.

Кадр из презентации Виктора Прокопени
Кадр из презентации Виктора Прокопени

Прокопеня предложил начать обучение детей английскому с первого класса, причем в объеме 5 уроков в неделю, так как без иностранного языка невозможно работать в новой экономике; больше внимания уделять профориентации, чтобы к окончанию школы дети понимали, кем хотят быть; убрать, наконец, всю бюрократию в школах, полностью перейдя на электронный документооборот; задействовать цифровые технологии, чтобы все ученики в дополнение к привычным урокам могли учиться у лучших учителей с помощью виртуальных классов.

В Литве школьники старших классов изучают практическое применение математики, все, что так или иначе связано с повседневной жизнью каждого: налоги, ставки по кредитам, сложные проценты и т.д. В белорусских школах многие тоже хотели бы видеть уроки по предпринимательской деятельности, финансовой грамотности, ПДД. Нужны другие подходы к образованию, современные методики, пересмотр учебных планов, усиление языковой подготовки, международный опыт. Как и любая сложная социальная система, система образования движется по инерции и не способна быстро перестроиться, считают айтишники.

Еще 40 лет назад на конференции ЮНЕСКО был поднят вопрос о всемирном кризисе системы образования, которая не смогла адекватно отреагировать на научно-техническую революцию. Прогрессирующее отставание от действительности и несоответствие образования изменившимся условиям жизни начали приводить к девальвации ценности высшего образования. Мировая практика показывает, что она должна или выздороветь (резко измениться и перейти к новым формам работы), или умереть (отток студентов в другие страны и деградация).

Сами преподаватели отмечают общее снижение интеллектуального уровня студентов (притом что в Беларуси много талантливой молодежи) и профессиональную деградацию педагогов, которая базируется на снижении их мотивации. При этом с административной точки зрения все не так и плохо: университеты автоматически набирают новых студентов, преподаватели автоматически читают лекции. Но те хаотичные и поверхностные изменения, которые периодически проводятся, вызывают лишь недовольство и стрессовые реакции. Как пример — метания с системой оценок, работающей плохо (баллы 1−4 практически не применяются) или изменением количества лет обучения и т.п.

Кадр из презентации Виктора Прокопени
Кадр из презентации Виктора Прокопени

— Шаги, которые могли бы привести к другой системе образования, просты и понятны. Новой экономике нужны новые кадры с новой мотивацией. Выделяемые на образование средства расходуются неэффективно, при таком подходе качественные изменения внутри системы образования невозможны. Нужно больше практических занятий и активное взаимодействие "работодатель — студент". Переход на индивидуальную траекторию обучения решит проблему отстающих и позволит учиться с приемлемой для каждого скоростью. Важно сделать всю коммуникацию цифровой, нужны диджитализация обучения, внедрение онлайн-обучения, специализированные учебные заведения, — считает Виктор Прокопеня.

К примеру, идея создания экспериментального университета, который готовит специалистов по запросу ИТ-индустрии, не новая. Леонид Лознер, сооснователь EPAM, говорит, что они давно думают об этом. Пригласить зарубежных преподавателей, внедрить мировой опыт — финансирование ПВТ и бизнес берут на себя. Много вопросов нужно еще проработать. Например, комбинирование дистанционного и локального обучения, что даст возможность получать лекции лучших преподавателей из лучших вузов мира. Открытым остается вопрос локализации и масштаба университета.

— Мы не претендуем на второй фундаментальный Стэнфорд, — говорят предприниматели. — Речь идет о гибком прорывном университете нового уровня, способном обеспечить кадровый резерв под любые меняющиеся условия.

Виктор Прокопеня также обратился с просьбой изменить статус администрации Парка высоких технологий с тем, чтобы у ПВТ появилась возможность оказывать более значительную помощь учреждениям образования.

Что касается последнего пункта, президент подчеркнул, что возникший вопрос можно решить гораздо проще. «Дело не в статусе. Дело в проблеме. Какую надо решить проблему: куча денег в ПВТ, но вы не можете по каким-то там закорючкам и законам эти деньги куда-то направить. Так это в течение суток решается, не надо статус менять. Напиши одно письмо. Я даже не буду на экспертизу отправлять, если ты мне распишешь, куда и зачем, я подпишу в течение суток, — сказал Александр Лукашенко. — Ради чего мы статус меняем… Ради того, чтобы вы свои кровно заработанные деньги могли подарить преподавателю, ученику или студенту… Да Господь с вами. Я готов. Хоть сегодня скажите, сколько денег и куда направить. Я немедленно приму решение пока без подписи. Устно дам команду».

-5%
-50%
-10%
-50%
-20%
-10%
-14%
-20%
0061173