Появление в стране всеобщего равенства прослойки айтишников с высокими зарплатами и не менее высокими запросами вызывает бесконечные дискуссии. Ключевые аргументы противников: «Они зарабатывают, а стране-то что с этого? Они же не платят налоги в бюджет». И хотя налоговый режим ПВТ сопоставим с налоговым режимом, например, индустриального парка «Великий камень», именно вокруг ПВТ звучат постоянные спекуляции на тему «офшора» внутри страны, существование которого приносит ущерб государственному бюджету. Александр Чубрик и Глеб Шиманович из Исследовательского центра ИПМ проанализировали вклад компаний и работников ПВТ в бюджет. Основной вывод экспертов: эти спекуляции исходят из оценочных суждений и не учитывают реальных фактов.

Сколько платит ИТ?

По оценке ИПМ, суммарные налоговые платежи резидентов ПВТ и их сотрудников (без учета мультипликативных эффектов от создания рабочих мест в других секторах экономики) в 2018 году составили 567,4 млн рублей, что эквивалентно почти 18% от их выручки, или 14,5 тысячи рублей в год в расчете на одного работника.

Средний работник ПВТ платил в 4,6 раза больше подоходного налога, в 4,8 раза больше НДС и в 5,5 раза больше акцизов, чем «средний» работник в экономике. «Несмотря на льготы, эффективная ставка подоходного налога всего на 1 процентный пункт ниже, чем эффективная ставка для „среднего“ работника в экономике. Эффективная ставка взносов в ФСЗН хотя и значимо ниже, но по отношению к средней зарплате „средний“ работник ПВТ платил больше, чем средний работник в экономике, а в абсолютном выражении выплаты сотрудников компаний-резидентов превышали выплаты среднего работника в экономике в 1,25 раза», — говорится в исследовании.

Прирост взноса ПВТ в бюджет в 2018 году по сравнению с 2017 годом составил впечатляющие 53%.

Но польза от ПВТ не ограничивается налогами. Эксперты обращают внимание на то, что для Беларуси, значительно зависимой от импорта, обремененной валютным долгом, экспорт является даже большим приоритетом, чем налоги. Экспорт IT-услуг в 2018 г. превысил 1,4 млрд долларов, что составило 21,2% экспорта услуг и 4,4% экспорта товаров и услуг (в то время как в 2005 г., накануне появления первых резидентов Парка, он составлял 5% и 0,67%).

Эксперты также обращают внимание на то, что IT — это сектор с самой высокой добавленной стоимостью на единицу выпуска — более 90%. «Негативный эффект для бюджета от льгот по уплате налогов с промежуточного потребления минимален, поскольку доля промежуточного потребления в общем объеме производства IT-сектора не превышает 10%, в то время как в секторе „информация и связь“ она составляет 27%, а по экономике в целом — 55%. Кроме того, доля чистых налогов на производство в добавленной стоимости IT-сектора несколько выше среднего уровня по экономике, в то время как в таких секторах, как сельское хозяйство и здравоохранение, они отрицательные (субсидии превышают налоговые поступления), а еще в 10 секторах из 20 анализируемых доля чистых налогов на производство в добавленной стоимости ниже средней по экономике», — говорится в исследовании.

Люди важнее налогов

Но есть еще кое-что, что намного важнее и налогов, и экспорта, — это люди. В 2018 году резидентами ПВТ было создано 14,5% от всех новых рабочих мест в стране. С декабря 2006 г. по декабрь 2018 г. численность работников ПВТ увеличилась более чем на 43 тысячи человек при сокращении численности занятых в экономике страны на 188 тысяч человек. В ПВТ сейчас работает около 46 тысяч человек.

— Эти люди могли уехать — и это совсем не спекуляция. Во всем мире огромный дефицит IT-специалистов, поиск за рубежом и релокация талантов — это основа кадровой стратегии гигантов Силиконовой долины и целых стран. Для Беларуси массовый отъезд айтишников это совсем недавнее прошлое. Причем основным направлением была Москва, где зарплаты были в разы больше. Сейчас такой эмиграции почти нет. Почему? Ответ самый простой — размер зарплаты. Специфика белорусских IT-компаний в том, что они почти не конкурируют за рынки (они огромны), но при этом они яростно борются за кадры. Дефицит кадров — это практически единственное, что ограничивает рост IT-компаний сейчас. Итогом конкурентной борьбы за специалистов (типичный прием в которой это сманить работника, увеличив зарплату) стало то, что реальным бенифициаром льгот ПВТ стали не владельцы компаний, увеличив тем самым маржинальность бизнеса. Прибыльность типичной белорусской IT-компании сильно упала за последние 15 лет. Правда заключается в том, что и былая прибыльность компаний, и льготы ПВТ — все это стало частью высоких зарплат, все ушло людям, — комментирует ИТ-предприниматель Дмитрий Гурский.

Именно в этом, уверен он, и есть главный смысл ПВТ с его льготами: сделать доход программистов таким высоким, чтобы их было сложно «сманить» из страны.

— Почти 50 тысяч человек сформировали ядро среднего класса. Эти 50 тысяч специалистов с зарплатами в несколько тысяч долларов способствуют появлению массы новых рабочих мест, когда начинают тратить свои большие зарплаты. Не будет большим преувеличением, что современный Минск с красивыми офисами, магазинами, центрами развлечений и пресловутой Зыбицкой — это во многом косвенный результат роста IT-отрасли, — отмечает Гурский.

Эксперты ИПМ отмечают, что рост выручки резидентов ПВТ будет способствовать как минимум пропорциональному увеличению поступлений прямых и косвенных налогов в бюджет. Положительный эффект от принятия декрета № 8 проявился в существенном (на 10,5% в реальном выражении) увеличении в 2018 году налоговых платежей в расчете на одного работника, а также увеличении доли рассмотренных платежей в выручке на 1,5 процентного пункта по сравнению с 2017 г.

«Фискальный эффект от этого специального режима выходит за рамки прямой связи между выручкой IT-компаний и величиной поступлений от прямых и косвенных налогов IT-компаний и их сотрудников. Влияние специального налогового режима для резидентов ПВТ на „выпадающие“ доходы бюджета нельзя оценивать, сравнивая поступления от прямых налогов с теми, которые были бы при налогообложении той же налоговой базы по обычным ставкам, поскольку в таком случае белорусские IT-компании сменили бы налоговую юрисдикцию или вернулись в „серую зону“, а часть сотрудников с семьями уехали бы из страны», — резюмируют эксперты.

То есть вместо дополнительных налогов бюджет получил бы существенное снижение налоговой базы и падение налоговых поступлений. А чтобы оценить глубину падения, ИПМ предлагает использовать уровень налоговых поступлений от IT-сектора до создания ПВТ.

Так что «зажимать» айтишников экономисты категорически не советуют: они не просто полезные для экономики, но и быстрорастущие. 

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-50%
-15%
-45%
-60%
-50%
-10%
-21%
-10%
-10%
-50%