/

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Три Дня Воли — 2019 (23, 24 и 25 марта) и подготовка к ним показали, как власть и оппозиция меняют свое отношение к одному из главных ежегодных событий не самой бурной белорусской политики.

Понятно, что хотела показать власть. Чтобы после массового и успешного Дня Воли-2018 оппозиции и сочувствующим вдруг не показалось, что рамки дозволенного приоткрылись, их нужно было призакрыть так, чтобы все поняли, кто в доме хозяин.

Для этого выбрали старую как мир тактику — кнут и пряник. С одной стороны, власти увеличили число площадок, где можно митинговать без разрешения, хоть и за немаленькие деньги. С другой — заметно ужесточили свой подход ко всем альтернативным сценариям.

Логика тут такая: мы дали вам «гайд-парки», скверы-загончики подальше от центра городов — будьте любезны, проследуйте. Но чтобы подтолкнуть оппозицию к этому слегка унизительному выбору, власть решила еще и сделать максимально некомфортными все остальные.

Из этой оперы, например, реакция на вегетарианскую попытку собрать пару десятков человек на Октябрьской и задержания особо злостных музыкантов на Комсомольской. Это не просто нервы силовиков, которым спустили приказ, и не демонстрация оппозиции, где ее место.

Своей жесткостью с нотками абсурда 25 марта власть пыталась максимально повысить цену любых самовольных действий своих оппонентов. По задумке, это должно создать у организаторов и посетителей следующих Дней Воли такое соотношение «за» и «против», что они всегда будут предпочитать концерты в разрешенных и огороженных скверах.

Но и эти площадки не должны восприниматься как островки свободы, продолжает свой месседж власть. Собраться — дадим, а будете, как Дашкевич, называть милицию нехорошими словами — не только задержим, но и заставим вашу беременную жену днями ждать в неведении, пока не соизволим привезти вас на суд.

Так или иначе, стратегия власти в целом работает. У оппозиции и активистов сегодня нет сил ломать навязанный им сценарий. Из недлинного набора оставшихся вариантов они вынуждены искать такие, которые меньше всего будут выглядеть пораженческими в глазах своих сторонников.

Две оппозиции

Противников власти теперь будет правильно делить на «новую» оппозицию — из молодых блогеров и активистов, и если не старую, то «партийную» — из классических оппозиционных структур. У двух групп немного разные задачи.

«Новые» хотят любыми доступными средствами продвигать национально-демократическую повестку на максимально широкую аудиторию. «Партийным», кроме этого, нужно еще и сохранить свою релевантность и легитимность в глазах оппозиционного актива. Это значит не допустить, чтобы такая важная дата, как 25 марта, была деполитизирована.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В прошлом году многотысячный День Воли на Оперном театре организовала как раз новая оппозиция, блогеры Эдуард Пальчис, Антон Мотолько и предприниматель-активист из «Арт-Сядзібы» Павел Белоус. Но явного раскола с партийной оппозицией не случилось, потому что одним ее лидерам тогда дали прочитать уставную грамоту БНР со сцены, а другие оказались в автозаках, когда попытались провести неразрешенное шествие.

Но в этом году «новые» сразу сделали ставку на концерт — праздничный, а не политический формат. «Партийные» справедливо решили, что у них не просто забирают монополию на День Воли, но они вообще перестают быть необходимы. Чтобы сохранить свою роль и политический характер даты, они заявили свои митинги в центре Минска.

Власть отказала всем, Лукашенко сказал: в центр города не пущать. Тогда активисты из новой оппозиции, которым в первую очередь нужна привлекательная для широкой аудитории атмосфера вокруг Дня Воли, сделали ставку на концерт в Гродно. По принципу «если гора не идет к Магомеду, он находит себе другую гору и празднует там».

«Партийные» не отказались от планов на Минск, но перед ними встало сразу несколько дилемм. Объявлять несанкционированную акцию? Нет гарантий, что на нее придет больше ста человек, которых развезут по РУВД. Идти на Бангалор? Унижение. Тогда надо делать акцию на другой разрешенной площадке. Выбрали Киевский сквер.

Но собирать людей на скучные речи про политику после большого и веселого концерта в прошлом году — значит обречь митинг на провал и фото пустого сквера во всех СМИ. На фоне репортажей из Гродно это было бы слишком красочным аргументом о том, какая из двух оппозиций — новая или партийная — вообще умеет работать с людьми.

Поэтому партийные лидеры решили задачу креативно: провели что-то гибридное между митингом и концертом. В перерывах между музыкантами с короткими речами выступали политики. Чтобы подчеркнуть, что концерт на Киевском — это не капитуляция партийной оппозиции перед концертным форматом, политики анонсировали, что придут на Октябрьскую площадь 25-го.

И все же на их столичное мероприятие пришло в два раза меньше людей, чем в Гродно. У праздничного формата очевидно больший потенциал для сбора людей, чем у митингового. А значит, инициатива на следующий год — в руках у новой оппозиции.

Кто на коне?

Но свежая аудитория требует от организаторов продолжать уход от политики. В соцсетях уже призывают расширять формат праздника и сегодняшний список в полдюжины привычных групп, которые все хоть и любят, но считают политизированными. Если новые оппозиционеры не хотят топтаться на месте и потерять драйв последних двух лет, они будут вынуждены прислушиваться к этим запросам.

На фоне этой деполитизации было бы странно ожидать, что партийные политики просто смирятся с тем, что День Воли перестает быть протестом и становится молодежным фестивалем. Если условным правоцентристам еще подходят гибридные, концертно-митинговые варианты, то выпавшему из Дня Воли — 2019 Николаю Статкевичу и его сторонникам просто нечего делать на этом празднике жизни.

А работать с активом надо всем, особенно учитывая, что День Воли — 2020 может выпасть на одну из избирательных кампаний. Поэтому вполне реальным выглядит сценарий, когда две группы в оппозиции разбредаются по своим углам к своим аудиториям.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Новые» наверняка будут делать концерт — хоть в Минске, хоть в Гродно, хоть в форме загородного фестиваля — и предложат людям праздновать децентрализованно, вроде фейерверков в этом году. «Партийные» же не смогут отказаться от протеста. К единству их будет подталкивать и тот факт, что концерт забирает львиную часть их аудитории, чтобы еще бодаться между собой за остатки оппозиционного актива.

Но хоронить партийную оппозицию рано. Встретив более жесткий подход властей, гражданское общество смогло дать второе дыхание главной дате альтернативного национального календаря. Однако креатив молодых блогеров не панацея на все случаи жизни. Пока неясно, будет ли у него другое применение кроме сбора средств в интернете, медийных кампаний и качественного ивент-менеджмента раз в год.

Когда в Беларусь вернутся, к примеру, социальные протесты вроде нетунеядских акций 2017 года, вернется и запрос на тех политиков, кто умеет вести толпу, у кого есть мегафон и опыт в него говорить, и кто готов за это присесть.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-30%
-51%
-50%
-10%
-18%
-21%
-50%