Наталья Васильева,

Яркие харизматичные личности на госслужбе и в банковском секторе Беларуси — наперечет. Чахнут, вянут, сливаются с общей массой или норовят с горизонта испариться. Исключения только подтверждают правило. Отмечающий сегодня пятидесятилетие глава Банка БелВЭБ Василий Матюшевский — как раз такой уникум.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Два призыва на госслужбу — сперва в Нацбанк, потом и вовсе в первые вице-премьеры мрачным декабрем 2014 года — Матюшевский оттрубил на загляденье. Выпускник БГУ, аспирантуры и Лондонской школы бизнеса «в люди» вышел через школу Нацбанка, отдав ему около 15 лет и покинув в должности зампреда правления.

Второй заход был очевидно сложнее, но «план А» был сформулирован предельно четко — с макроэкономической стабилизацией, программой МВФ и решением проблем неэффективного госсектора. И хотя отведенная под разрешенные реформы «поляна» оказалась весьма тесной, время подтверждает — столь долго отторгаемые реформы неизбежны, закручиванием гаек и гневной риторикой структурные проблемы не решаются.

А вот заслуги отвечающей за макроэкономику в 2015−2018 годах команды Матюшевского и главы Нацбанка Павла Каллаура очевидны — рекордно (и стабильно!) низкая инфляция, повышение доступности кредитования, рост доверия к многострадальному рублю, который в последние годы штормило так, что с корабля хотелось сойти прямо за борт.

После оршанского разноса и отставки правительства в августе 2018 года появилась версия трудоустройства недооцененного реформатора Матюшевского за пределами страны. Очень уж в последнее время было заметно его раздражение от бесконечного непонимания. Классика жанра — первая с высокой трибуны критика печально известного и пока так и недоотмененного указа № 488 и диспуты с депутатами, далекими от инициатив либералов.

Первый заместитель премьер-министра Беларуси Василий Матюшевский. Фото: БЕЛТА
Первый заместитель премьер-министра Беларуси Василий Матюшевский. Фото: БЕЛТА

— Мы примерно знаем, как сегодня работают айтишники <…>. У меня есть сомнения, не окажется ли проект надувным шаром, который потом неожиданно лопнет, — возмущался Николай Улахович, когда Матюшевский пытается растолковать суть знаменитого декрета № 8 о цифровизации экономики.

— Не понимаю, а что лопнет? — недоумевает первый вице-премьер.

— Ваш проект!

— Это не мой проект, это проект страны. И что лопнет, если государство не вложило туда ни копейки?

— Так не бывает, чтобы не вложило! Я как депутат имею право сомневаться.

— Все мы имеем такое право. Но здесь мы не вкладываем ресурсы, мы создаем условия, именно это главная задача, — парирует первый вице-премьер.

Впрочем, трудоустроился Василий Матюшевский быстро и в стране.

— Вот не думала, что вы, как Валерия Новодворская, окажетесь идейным сторонником отказа от эмиграции…

— Можно и так считать, — улыбается в кулуарах КЭФа новый глава Банка БелВЭБ.

И вот тут, без непонятных ограничений, хитро очерченных «полян» и необходимости объясняться с людьми с другой планеты энергия забила фонтаном. И это, похоже, только начало. Успешный банкир и завсегдатай всех «горячих десяток» (если честно — даже в пятерке конкурентов у Матюшевского немного) теперь в своей стихии.

-5%
-25%
-40%
-26%
-25%
-10%
-5%
-10%
-7%
0072263