Называть ЕАЭС экономическим союзом сегодня можно только авансом, страны де-факто находятся только на уровне зоны свободной торговли, заявил вице-премьер Игорь Петришенко в интервью газете «Звязда».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Вице-премьер отмечает, что сегодня можно констатировать разную степень достижения поставленных целей в виде формирования согласованных (в идеале единых) промышленной, транспортной, энергетической и аграрной политик, согласования параметров макроэкономической политики, углубления производственной кооперации.

«Что-то выполнено в высокой степени, что-то наполовину, а что-то полностью оказалось замороженным. На внутренних товарных рынках государства-члены продолжают применять друг против друга нетарифные ограничения, для приличия замаскированные под санитарные, ветеринарные и фитосанитарные меры. Изъятия из национального режима в сфере госзакупок, которые изначально рассматривались как исключительные меры, начали применяться системно и на постоянной основе», — заявляет Петришенко.

Он отмечает, что члены Союза направили в Евразийскую экономическую комиссию обращения по более чем 200 препятствиям на внутренних рынках, ведутся напряженные консультации на предмет их устранения. При этом информация о новых препятствиях появляется быстрее, чем мы успеваем устранять старые, уточняет вице-премьер. За 2018 год, например, устранили 13, а в работу добавилось 19.

Он обратил внимание на то, что на рынках услуг из общего регулирования выпадают такие важнейшие виды, как трубопроводы, передача электроэнергии, международные автомобильные перевозки.

При этом единое пространство технического регулирования существует условно: по ряду товаров признаются исключительно национальные документы об оценке соответствия, не унифицированы стандарты и методики измерений, нет трансграничного механизма привлечения к ответственности за поставку товара с фиктивными сертификатами и за выдачу таких сертификатов.

«Мы за прошедшие пять лет практически не продвинулись в вопросах общих энергетических рынков, госзакупок, промышленных субсидий, ряде других моментов.

Однако наша страна надеется, что это временные трудности в процессе формирования полномасштабного Евразийского экономического союза», — считает вице-премьер.

Он также озвучил критические замечания национального бизнеса по поводу нормотворческой активности ЕЭК. «Складывается впечатление, что пока мы на национальном уровне озабочены либерализацией и улучшением бизнес-климата, в рамках ЕАЭС вводятся все новые регуляторные меры, создающие для бизнеса дополнительную административную нагрузку. Сейчас, помимо существующих средств контроля товарооборота, на повестке создание систем прослеживаемости, маркировки, транзита с использованием спутникового слежения. Основной аргумент — их хочет ввести самая крупная страна союза. Если она их введет в одностороннем порядке, у нас не будет общих рынков. Но давайте мы хотя бы будем советоваться с бизнесом в отношении предлагаемых мер, подвергнем их оценке регулирующего воздействия, как это следует из Договора о ЕАЭС», — призвал Петришенко.

«Вместо решения злободневных проблем производства и торговли нас настойчиво зовут в светлое будущее. В сотрудничество в космической сфере, в атомной сфере, в цифровую повестку. Нельзя, чтобы новые лозунги и новые сферы камуфлировали отсутствие прогресса в тех, о которых, вроде бы, давно принципиально договорились. Но, к сожалению, не выполняем на должном уровне», — резюмировал он.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-25%
-30%
-15%
-25%
-45%
0061173