Конфликт Беларуси и Туркменистана вокруг Гарлыкского горно-обогатительного комбината будет разбирать Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма. «Туркменхимия», заказчик проекта, предъявила претензии по поводу ненадлежащего исполнения «Белгорхимпромом» контракта и потребовала возмещения ущерба. «Белгорхимпром», в свою очередь, требует взыскать с Туркменистана и «Туркменхимии» более 150 млн долларов задолженности за работы по строительству. Казалось бы, можно не волноваться за решение, которое вынесет независимый орган. Но знакомый с историей спора источник рассказал TUT.BY, что причины для волнения у белорусской стороны все-таки есть.

Скриншот ролика о Гарлыкском ГОК

А судьи кто

«Планируется, что интересы „Туркменхимии“ и Туркменистана в судебном процессе в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма будет представлять доктор Кай Хобер (Kaj Hobér), и это дает повод для сомнений в объективности суда. Господин Хобер является председателем правления этого же суда», — отмечает источник.

Более того, Хобер возглавлял состав арбитража, который ранее по другому делу вынес решение против «Белгорхимпрома», однако затем оно было отменено шведским апелляционным судом. «Туркменистан рассчитывает на авторитет и влияние Хобера для лоббирования своих интересов в суде. Для них нерасчеты с зарубежными подрядчиками и суды по таким претензиям — привычное дело», — рассказал собеседник. Действительно, только в конце прошлого года две строительные компании, турецкая и немецкая, обратились в Международный арбитраж с исками о нарушении Туркменистаном обязательств по договорам. Всего на рассмотрении более десятка таких споров.

Напомним, Туркменистан не просто принял Гарлыкский ГОК в эксплуатацию, подписав соответствующий акт, — в марте 2017 года ГОК торжественно открывали Александр Лукашенко со своим туркменистанским коллегой Гурбангулы Бердымухамедовым, а в апреле обсуждались перспективы строительства Минском и второго ГОКа.

Условиями контракта предусматривалась эксплуатация комбината туркменской стороной под надзором специалистов «Белгорхимпрома». Однако с белорусами так и не рассчитались и не допустили к техническому сопровождению работы комбината. Возможности туркменской стороны самостоятельно организовать производство эксперты оценивают скептически, не зря во всех подобных контрактах прописывают участие подрядчика в запуске, ведь неграмотная эксплуатация чревата непоправимыми ошибками. «Не удивлюсь, если при такой эксплуатации ГОК просто не выйдет на проектную мощность. Потом нам еще покажут пришедшие в негодность машины, порваные ленты конвейеров, развороченное оборудование — мол, белорусы такое наделали», — отмечает знакомый с проектом источник.

Пока в Сети доступен туркменский ролик, в котором о проекте, реализованном белорусами, говорится только в восторженных тонах.

Все просто: денег нет

Беларусь также настаивает на том, что Туркменистан неправомерно препятствует вывозу строительной техники «Белгорхимпрома», общая стоимость которой превышает 7 млн долларов. Белорусская компания расценивает подобные действия Туркменистана «как противоречащие его же собственным интересам».

В Туркменистане «застряло» более 60 единиц принадлежащей белорусскому подрядчику техники, ввезенной под проект в режиме временного ввоза. «Пожарные выезды заблокировали, а попыткам вывезти машины препятствовала не просто охрана комбината, а полиция с использованием спецсредств», — рассказал источник.

Требование вернуть технику Беларусь также заявила в рамках судебного процесса.

Белорусская сторона отмечает, что проблемы с оплатой работ на Гарлыкском ГОКе были регулярными, «Белгорхимпрому» приходилось «латать дыры» за счет собственных средств, брать кредиты под поставку оборудования и материалов. «Такие проблемы типичны для зарубежных подрядчиков в Туркменистане. Думаю, у них просто проблемы с платежеспособностью, вот и „кидают“ с расчетами», — предположил собеседник.

Напомним, строительство горно-обогатительного комбината в местечке Гарлык с июня 2009 года осуществляла компания «Белгорхимпром». Общая стоимость объекта была оценена в 1 млрд долларов. Проектная мощность комбината должна составить 1,4 млн тонн удобрений. Процесс шел непросто. Власти Туркменистана обвиняли Беларусь в срыве сроков строительства, Минск упрекнул в срыве сроков оплаты.

-10%
-10%
-16%
-10%
-15%
-10%
-15%
-10%
-30%