1. Сюрпризы нового Уголовного кодекса и откровения Макея с супругой. Что происходит 26 февраля
  2. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  3. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  4. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  5. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  6. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  7. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  8. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  9. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  10. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  11. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня, и я не смогу на это пойти»
  12. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  13. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  14. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  15. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  16. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  17. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  18. Лукашенко — о предстоящей Олимпиаде: «Точно так, как Россию, нас будут плющить со всех сторон»
  19. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  20. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  21. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  22. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  23. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  24. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  25. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  26. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  27. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  28. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  29. Приватизировали, отобрали, продали бизнесмену, национализировали. Вот чем известно предприятие, на котором ждут Лукашенко
  30. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор


Алесь Пілецкі,

Месяц назад Александр Лукашенко подписал указ о создании Белорусского института стратегических исследований (БИСИ), который фактически пришел на смену Информационно-аналитическому центру (ИАЦ) при Администрации президента. Создали его новый «в целях информационно-аналитического обеспечения деятельности государственных органов по стратегическим направлениям внешней и внутренней политики». «Радыё Свабода» поговорило с руководителем БИСИ Олегом Макаровым и узнало, какие угрозы в инфопространстве сегодня видят аналитики и как будут с ними бороться в Институте.

Фото: tvr.by
Фото: tvr.by

Пока, как рассказал Макаров, Институт не работает: идет процесс набора специалистов. Штат БИСИ будет состоять из нескольких десятков человек, которые будут профессионально заниматься внутриполитической и внешнеполитической аналитикой.

По словам Олега Макарова, деятельность Института стратегических исследований будет значительно отличаться от того, чем занималось расформированное информационно-аналитическое управление при Совете безопасности.

«Моя работа на новом месте будет отличаться от того, чем я занимался раньше, — говорит Макаров. — Тем, что стоит задача стратегического анализа. Сложная задача. На сегодня мне не известны структуры и аналитики, которые делали бы качественный стратегический анализ. В ИАЦ я занимался все же анализом ситуационно, практическим, назовем его так. Анализом событий. Новая задача гораздо более сложная».

Олег Макаров говорит, что новая структура будет привлекать к сотрудничеству в том числе и независимых экспертов.

«Замысел такой, чтобы услышать все мнения, — говорит директор Института, — и опираться на лучшие практики. Намерены взаимодействовать и с иностранным сообществом, с такими же фабриками мыслей. Намерены сотрудничать с экспертами. С теми, например, кто был приглашен на „Большой разговор“ с президентом, и с другими. Ведь аналитика требует объективности».

«Белорусский язык не надо противопоставлять русскому»

12 марта глава государства Александр Лукашенко одобрил концепцию информационной безопасности Беларуси. Новость вызвала широкий резонанс в СМИ, неофициальная версия документа разошлась по телеграмм-каналам. Олег Макаров отмечает, что Институт стратегических исследований не будет заниматься непосредственно отслеживанием рисков. Цель новой структуры — анализировать их.

«Вызовов в информационной сфере много, они исходят из разных источников, — говорит Олег Макаров. — Сегодня рассматривалась концепция информационной безопасности, она отвечает на вопросы, там будут системно отражены риски и вызовы, которые происходят в информационной сфере. Мы знаем, что существует негативный контент, который воздействует на психику молодежи, разрушает ее и так далее. Существует контент, связанный с экстремистской деятельностью. И так далее. На самом деле это не задача Института — отслеживать риски и вызовы. Скорее — анализировать информационное пространство и выявлять риски, которые появляются. Наш Институт — в чистом виде аналитическая структура, которая не будет осуществлять административных функций. Либо каких-то специальных мониторинговых».

Отвечая на вопрос о возможных рисках, которые могут следовать из преимущества российского контента в белорусском информационном пространстве, Олег Макаров отметил, что на потребительском уровне каждый может иметь свой опыт. Однако необходимо стремиться к тому, чтобы преобладал собственный, созданный в Беларуси контент.

«Идеальная ситуация — когда мы живем в контенте, который формируется в нас, — утверждает руководитель Института стратегических исследований. — Это приоритет и наиболее правильная ситуация. Но говоря даже о потребительском опыте, когда вы говорите, что у нас преобладает российский контент, то у меня, например, впечатление, что очень много украинского контента. Если со своим ребенком посещаю какие-то Youtube-каналы, например.

Я бы не сказал, что все конкретно так вот. Еще раз повторю, что надо уходить в сторону интересов, чего бы мы хотели. Об угрозах — да. Соглашусь с вами, что нужно выстраивать собственную систему, наполнять ее собственным контентом. Это да, это правильно».

При этом, по мнению Олега Макарова, белорусский контент не обязательно должен быть белорусскоязычным.

«Белорусскоязычный контент, конечно, важен, — говорит руководитель Института. — Но мне кажется, что язык нельзя использовать как оружие. Язык должен не разъединять, а объединять. В связи с этим я, конечно, думаю, что, несомненно, надо поддерживать белорусский язык. Но его нельзя противопоставлять (русскому. — Прим. „Радыё Свабода“). И вообще языковой вопрос не стоит противопоставлять. В нашем обществе достаточно сложная ситуация с этим, и общество нужно объединять, а не делить».

-50%
-20%
-38%
-10%
-20%
-50%
-50%
-40%
-50%
-15%
-15%
-25%
0072356