/

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Очередные переговоры Путина и Лукашенко оставили странное впечатление. Покатались на лыжах, поиграли в хоккей, поговорили про образование и спортсменов. По выходе президенты сообщили журналистам, какие темы они не обсуждали. И разъехались. Оставив без ответа немой вопрос, а зачем это все было?

Александр Лукашенко заявил, что не говорил с Путиным про главную сегодня проблему отношений — миллиарды, которые Минск теряет от налогового маневра.

В это сложно поверить, учитывая, что за пару дней до встречи посол Беларуси в России Владимир Семашко и вице-премьер Игорь Ляшенко с разной степенью оптимизма, но однозначно анонсировали, что президенты обсудят эту тему. И зачем везти с собой на переговоры весь энерго-экономический блок правительства, если собираешься говорить только про гуманитарные вопросы?

«Не маневрами только живы люди», — с улыбкой сказал белорусский президент по итогам трехдневной встречи с Путиным, пообещав к этой теме еще вернуться.

Сам ли Лукашенко решил отложить проблему в долгий ящик, или это логичный итог неудачного торга — уже неважно. Важно, что не договорились. И Минск на какое-то время отказался выдавливать из Москвы компенсацию, много раз ударившись о лед несогласия на всех уровнях российской власти.

Еще один «итог» встречи прозвучал из уст Владимира Путина:

— Мы договорились, что проанализируем все, что сделано по союзному договору, сверим часы по интеграционной повестке. Целью наших встреч как раз было провести анализ: что достигнуто, что не сделано и что нужно было бы сделать.

Звучит неплохо, но стороны договорились ровно об этом же две встречи назад — 25 декабря, когда создали рабочую группу по интеграции.

Трехдневная встреча в Сочи со всем ее антуражем и графиком похожа на попытку Владимира Путина мягко успокоить Минск, оставив воз спорных вопросов там же, где он и был.

Президент России позвал Лукашенко покататься на лыжах и поиграть в хоккей, поучаствовать в неформальной встрече с азиатскими лидерами, чем точно польстил белорусскому президенту. Ему создали максимально гостеприимные и уютные условия, чтобы отправить домой без обид, но и без каких-либо переговорных успехов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Такой линии поведения стоило ожидать от Путина. В диалоге с постсоветскими странами, с которыми Москва не воюет, российский президент подчеркнуто играет роль доброго полицейского.

Все резкие заявления про «потерю доверия к союзнику», «налоговый маневр — наше дело» и «цените нашу поддержку» — делают подчиненные Путина, технократы из его правительства. А российский президент с доброй улыбкой выходит на лыжню или каток в роли миротворца, который выше всех этих бухгалтерских споров. Ему нужна картинка мира и дружбы, которые царят в СНГ, ЕАЭС и прочих форумах для встречи с малыми соседями.

Все это, разумеется, не меняет сути произошедшего — Минск проиграл этот торг. Отсутствие у Александра Лукашенко серьезных козырей, жесткость позиции Москвы и резкое повышение ставок в декабре, когда Медведев связал нефть и интеграцию, — все это дало результат. Встреча в Сочи дала сторонам возможность соскочить с этой темы без битья посуды, сохранив лицо и нормальный тон разговора.

А он им может пригодиться. И совсем не для разговора об интеграции в рабочей группе на 60 чиновников. Ревизия союзного договора — это ни к чему не обязывающий обе стороны бюрократический процесс, который может затянуться на годы. Лукашенко и сам прозрачно намекнул, что, пока «народы не готовы», объединение невозможно.

Следующий большой спор, скорее всего, будет о цене на газ. В 2019 году истекает трехлетний контракт, а новое соглашение будет подписываться под самые выборы в Беларуси. Если новый подход Москвы к дружбе с Минском не ограничится нефтяной темой, то в газовый конфликт стороны въедут по проторенной лыжне.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-50%
-50%
-20%
-30%
-70%
-80%
-10%
-75%