В основе цифровой трансформации лежит футуристический прогноз и бизнес-аналитика, и не используя их, мы рискуем потерять рынок и будущее для предприятий и отраслей, заявил первый заместитель министра связи и информатизации Дмитрий Шедко, выступая на коллегии Минэкономики в пятницу.

Трансформироваться, чтобы выжить

«Начиная цифровую трансформацию, на каждом предприятии следует ответить на один философский вопрос: быть или не быть. Будет ли место на рынке для нашего товара и услуги», — подчеркнул Шедко. В качестве примера печальных последствий неудачного прогноза и быстрых цифровых изменений он привел судьбу компании Kodak, ведущего мирового производителя фотоаппаратов и фотопленок, которая «прохлопала момент появления дешевых цифровых фотоаппаратов» и за несколько лет потеряла свои рыночные позиции.

Дмитрий Шедко рассказал про несколько трендов, которые будут определять ситуацию на рынках. Это появление производств с нулевой рабочей силой: предприятия, роботизированные комплексы, где вообще не задействован человек. «Отсюда обратный перенос производств из развивающихся стран в развитые», — отметил он. Беларусь это пока касается в меньшей степени, но очевиден вопрос избытка рабочей силы в развивающихся странах, которым придется решать социальные проблемы. Вызов развитых стран — большое число неплохо обеспеченного населения, не занятого производительной деятельностью. Отсюда разговоры о гарантированном доходе и целый комплекс социальных и психологических проблем, который предстоит решать, отметил чиновник.

Второй тренд — новые или радикально изменившиеся бизнес-процессы. В качестве примера первый замминистра привел Uber как программу, полностью изменившую понятие пассажирских перевозок. «Были скандалы, судебные процессы, забастовки, но явление остается и бизнес продолжает развиваться, немного видоизменяясь», — отметил Шедко.

Другая сторона процесса — продажа не товара, а услуги. К примеру, не авиационного двигателя, а часов его работы, то есть переход к арендной экономике, — рассказал он.

Третий блок вопросов — новая модель потребления. В частности, экономика впечатлений. «У современного человека значительно изменилось количество свободного времени. На примере медиа: объем потребления медиаконтента за последние сто лет вырос с 2 часов в неделю (потребление газет, книг, журналов), до 100 часов сегодня», — сообщил Шедко, отметив, что значительно вырос сегмент развлекательных услуг.

Отдельное явление — игровизация экономики. Сегодня в общем объеме культурного досуга, за исключением телевидения, 25% занимают видеоигры, а через три года будет 35%, отметил чиновник.

В Беларуси предложить экономике в целом можно несколько форм цифровизации. Это платформы, то есть перевод в цифровую форму отдельных функций, отметил первый замминистра. Второе направление — цифровая модель предприятия. «То есть те решения, которые повышают эффективность внутренней деятельности и при этом, реализованные на одном пилотном проекте, могут быть масштабированы на другие предприятия», — рассказал он. Третье — экономика данных, но пока в Беларуси здесь сделано очень мало, признал Шедко.

Реальный сектор и цифра

Министр промышленности Павел Утюпин рассказал про процесс цифровизации процессов на предприятиях: «Есть две проблемы цифровизации процессов на предприятиях — недопонимание важности и необходимости этого на уровне руководства. Вторая — финансовая». Но если есть понимание, можно и деньги найти, уверен он.

Глава Минпрома отметил, что примеров хорошего взаимодействия предприятий Минпрома и, к примеру, резидентов ПВТ, нет. «Может, я о них не знаю», — уточнил он.

Дмитрий Шедко уточнил, что ПВТ изначально был ориентирован на офшорные услуги. «Сейчас декретом № 8 мы попытались сместить акцент на компании, которые ориентированы не только на программирование, но и на кооперацию с реальным сектором. Думаю, в ближайшее время увидим результаты этого сотрудничества», — отметил он.

При этом первый замминистра связи обратил внимание еще на один нюанс. «Процессы на предприятиях должны оцифровываться, но перед оцифровкой они должны быть оптимизированы. Всегда говорю: автоматизированный бардак не становится порядком. Самое страшное, что можно сделать — попытаться свой аналоговый процесс оцифровать, оставив таким же глупым. Взять, к примеру, всю бюрократическую махину, существующую в любом министерстве, и просто сделать ее цифровой. Эффект будет не очень», — подчеркнул Шедко, рассказав, что уже идет отработка типовых проектов для разных отраслей.

«Современные информационные технологии очень дорогие, но цена неиспользования — просто останемся за бортом рынка и будущего не будет никакого», — резюмировали эксперты.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-20%
-50%
-5%
-30%
-10%
-20%