/ /

Около 50 депутатов Верховного совета 12-го и 13-го созывов собрались на первую за десятилетия встречу в преддверии 25-й годовщины принятия Конституции Беларуси 1994 года. Депутаты первых созывов парламента, который перестал существовать после политического конфликта с Александром Лукашенко в 1996 году, называют те события не иначе как конституционным переворотом и по сей день считают себя последними представителями легитимной власти в стране.

Открыл встречу Мечислав Гриб, подписавший ту самую конституцию 15 марта 1994 года как спикер Верховного совета.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Он начал на грустной ноте — почти половина депутатов Верховного совета 12-го созыва уже умерли. Их и ушедшего из жизни сегодня экс-губернатора Гродненщины Семена Домаша помянули минутой молчания.

Принятие конституции Гриб назвал самой важной частью работы того парламента.

— Пачалася яна ў 1990 годзе, калі Вярхоўны савет стварыў канстытуцыйную камісію.

Были созданы две рабочие группы, первую возглавил замглавы Верховного совета Василий Шолодонов, вторую — депутат Виктор Гончар. Группы год работали параллельно, потом объединились.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мечислав Гриб

— Праект канстытуцыі абмяркоўваўся з насельніцтвам, два разы публікаваўся ў СМІ. Праект быў накіраваны на кансультацыю ў Вялікабрытанію, Польшчу, Расію, Чэхію, Венецыянскую камісію. Праект быў прызнаны нармальным, добрым, дэмакратычным.

Затем слово взял бывший депутат ВС 12-го созыва от оппозиции БНФ, историк Валентин Голубев.

— Канстытуцыя — гэта добра, але з ёй было шмат маніпуляцый. Наш Вярхоўны савет і апазіцыя вельмі цяжка прымалі рашэнне падтрымаць гэты варыянт пасля таго, як Кебіч прымусіў працоўную групу літаральна за два тыдні перарабіць праект канстытуцыі з парламенцкай рэспублікі на парламенцкую рэспубліку з пасадай прэзідэнта.

Голубев признал правоту тогда только избранного президента Лукашенко, который говорил, что в конституции есть противоречия.

— Была вельмі высокая роля парламента, таму што гэта рабілася пад парламенцкую рэспубліку. І калі б любы з нас быў абраны прэзідэнтам, ён сказаў бы, што нешта трэба рабіць не так. Калі б канстытуцыя была прынята ў першым варыянце, яна была б ідэальная.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Экс-депутат Сергей Попков зачитал обращение лидера Консервативно-христианской партии БНФ Зенона Позняка, который сегодня живет в эмиграции.

— Народ практычна цалкам адлучаны ад уплыву на ўладу. У такіх умовах патрабаваць вырашэння народных праблем ад антынароднай улады ёсць марны занятак.

Самой большой угрозой независимости Беларуси Позняк назвал «пуцінскую Расею».

— Вострую сітуацыю стварыў тут рэжым Лукашэнкі, які стаў правадніком маскоўскай вялікадзяржаўнай палітыкі… Расейская агрэсія супраць Украіны паказала тым, хто не разумеў, што нельга няўважліва адносіцца да расійскіх тэрытарыяльных пагроз.

Лидер КХП-БНФ призвал белорусов готовиться к защите страны, а власть — выйти из ОДКБ, Союзного государства, создать на границе с Россией пограничный контроль и стать нейтральным государством, как того требует конституция.

— Прапаную зрабіць нашу асамблею пастаянным сходам і збірацца рэгулярна па меры неабходнасці дзеля асэнсавання праблемаў і спраў нашага грамадства. Наступнай ініцыятывай павінна стаць скліканне Народнага сходу.

Депутат ВС 12-го созыва Владимир Тележников выступал по-русски, занял более мягкую позицию и призвал коллег не говорить о политическом противостоянии, а думать как «объединиться вокруг конституции».

— Будущее Беларуси — в ее конституции. Как бы мы ни говорили, в обществе происходят процессы, изменяется мышление. Опросы показывают, что даже те, кто приехал сюда из России и живут тут, против того, чтобы Беларусь была просто присоединена к России. Давайте не будем провоцировать противостояние, а думать о том, как консолидировать всех.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На речь Тележникова депутаты, в основном — оппозиционных взглядов, реагировали неоднозначно

Тележников заявил, что в белорусском национальном сознании — трудное и постепенное движение вперед, а не «непонятные революции ради каких-то политических амбиций».

Бывший депутат Виктор Хомич с иронией поблагодарил собравшихся за «нежную, ласковую и беззащитную конституцию».

— Кто записал двухступенчатую процедуру импичмента в эту конституцию? Верховный совет 13-го созыва начинает эту процедуру, а Конституционный суд заканчивает. Но Конституционный суд не избирается народом. Только парламент должен был проводить импичмент. Нас было 199, 157 собрать на табло — легко. Мы бы забыли сегодня давным-давно одну фамилию, если бы у нас были мозги.

Хомич привел пример отстранения от должности литовского президента Роландаса Паксаса в 2004 году.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Хомич

— У нас все структуры Республики Беларусь были готовы к тому, чтобы эта процедура дошла до конца. Но мы этого не сделали.

Экс-депутат покритиковал коллег и за то, что не включили в конституцию право на обращение в Конституционный суд, которое есть в России и Украине.

— Всякая конституция чего-то стоит, если она умеет защищаться, — резюмировал Хомич.

Лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин, который был депутатом Верховного совета 13-го созыва, заявил, что даже Конституцию 1994 года принимали с нарушениями.

— [Депутатская] группа «Беларусь» при подаче Кебича продавила эти именные бюллетени, депутаты дома голосовали. Председатели облисполкомов приезжали домой к депутатам и говорили им, что им дадут.

Людей, которые под давлением исполнительной власти проголосовали за введение поста президента, хотя изначально выступали против, Калякин назвал предателями.

— В итоге мы получили конституцию, куда было встроено инородное тело. Получилось двоевластие. Мы в 13-м созыве столкнулись с этим воочию — две власти в стране, должно было произойти какое-то разрешение.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сергей Калякин

Но то, что произошло в 1996 году, Калякин назвал «еще более нелегитимным».

— По сути, произошел конституционный переворот, незаконный абсолютно. Конституция запрещала изменять конституцию на референдуме. Они назвали это изменениями, но что это за изменения, которые на 100% меняют отношения власти?

Калякин отдал должное тем, кто писал новую редакцию конституции под президента.

— Он записал все без противоречий. В ней, по сути, два пункта: 1. Президент всегда прав. 2. Если президент не прав, читай статью первую.

Политик считает, что конституционный процесс не завершен, потому что сегодняшняя власть «крайне неэффективна экономически».

— В стране почти 200 тысяч абсолютно нищих людей. Этот весь социальный взрыв накапливается. Не говорю, что это будет завтра, но может быть и завтра.

Экс-лидер ОГП Анатолий Лебедько заявил, что собравшихся отличает то, что они обладают легитимностью, их выбирал народ.

— Стратэгічная задача зараз — вярнуць канстытуцыі права быць асноўным законам Беларусі. Сёння нават не ўказы, не дэкрэты, а проста тэлефоннае права больш моцнае за канстытуцыю. Гэта трагедыя, гэта нацыянальная катастрофа.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Анатолий Лебедько

Лебедько сказал, что он оптимист в том, что касается независимости страны.

— Узгадайце, калі 25 гадоў назад людзі выходзілі з плакатам «За незалежную, суверэнную Беларусь», іх хапалі і везлі на Акрэсціна. А давайце сёння выйдзем у горад Менск. Мы пабачым там не «Жыве Беларусь», а «За Беларусь» — гэта тое ж самае, за што людзей 25 гадоў назад садзілі ў турму. Гэта значыць, што выйграна стратэгічная бітва.

— Сёння гэта значыць — «За Лукашэнку», — крикнули в ответ из зала. Но Лебедько продолжил:

— У грамадстве, мабыць, ёсць 5% людзей, якія б хацелі ў склад Расеі. Гэта дасягненне ў тым ліку і тых, хто сядзіць у гэтай зале. А то мы ўвесь час гаворым сабе, што мы лузеры. Я не пра тое, каб мы займаліся шапказакідальніцтвам, але пра гэтыя рэчы трэба гаварыць.

По мнению политика, если власть начнет сдавать суверенитет Москве, то придется искать тех, кто обладает легитимностью, а именно — депутатов Верховного совета 12-го и 13-го созывов.

— Не трэба нас спісваць. Пры песімістычных сцэнарах гэта можа быць.

Все парламенты после 1996 года Лебедько назвал отделами Администрации президента, где «сядзяць прызначаныя чыноўнікі».

Экс-судья Конституционного суда Михаил Пастухов, который в 1996 году единственный из 12 судей написал особое мнение, не согласившись с тем, что КС прекратил дело по импичменту, поблагодарил депутатов, которые в 1994 году выбрали его на судейскую должность.

— Хочу доложить вам, что я не предал конституцию, на которой присягал, — сказал Пастухов под аплодисменты собравшихся. — Я до сих пор считаю, что эта конституция со всеми недостатками, которые вы назвали, была единственной легитимной конституцией нашей страны. Все остальные поправки, которые вносились на референдумах, — это просто шелуха, от которой надо очистить нашу Конституцию.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Михаил Пастухов

Пастухов заявил, что однажды в стране должен появиться Верховный совет 14-го созыва, который продолжит «эстафету парламентаризма».

В конце своей встречи бывшие депутаты обсудили и приняли общее заявление в поддержку суверенитета страны и решили создать рабочую группу, которая подготовит создание клуба депутатов Верховного совета.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-45%
-45%
-10%
-25%
-35%
-20%