Вадим Сехович / /

Как лен стал одним из главных экспортных товаров дореволюционной Беларуси, кто его выращивал и как на нем преломлялись интересы немецких заготовителей, бельгийских перекупщиков и московских миллионеров, читайте в совместном материале TUT.BY и Universal Press, завершающем первый цикл публикаций об истории бизнеса на территории Беларуси в конце XIX — начале XX века.

Лен наряду с калийными удобрениями — один из немногих уникальных товаров, который Беларусь сегодня может предложить на мировой рынок и по причине этой самой его уникальности занять там лидирующие позиции. Осознание этого пришло уже в конце XIX века.

Тогда формирующаяся отрасль, включающая в свою технологическую цепочку — выращивание, сортировку и обработку льна — привлекает серьезные западные и российские капиталы. Белорусские крестьяне, которые являются главными производителями ценного продукта, и местные агенты кенигсбергских, брюссельских и московских фирм становятся важными составляющими глобального бизнеса.

Между германцами и бельгийцами

Цветку льна в своем современном гербе Беларусь обязана неизвестному крестьянину, который с середины 1860-х годов начинает превращать лен в важнейшую экспортную культуру региона.

Крестьянки — дергальщицы льна. Фото: liveinternet.ru

За десятилетие, к концу 1870-х годов, объемы его производства увеличиваются в 2,5 раза. Это — крестьянская культура. Крестьяне Витебской, Виленской, нескольких уездов Могилевской и Минской губерний выращивают его на арендованных у помещиков клочках земли и в 1891—1895 годах доводят средний сбор товарного льна до 1,6 млн пудов, а в 1896—1900 годах до почти 2 млн пудов.

Территория этих четырех губерний (а также Ковенской, Курляндской, Лифляндской, части Эстляндской, Псковской, Новгородской и Петербургской) относится к так называемому моченцовому району. Его особенность в том, что обработка льна проточной водой позволяет получать качественную тресту, которая востребована на европейском рынке.

В центральных районах Российской империи, относящихся к «стланцевому району», применяется росяная мочка — треста готовится прямо на поле. Из-за другого уровня качества и географического расположения района этот продукт преимущественно идет на переработку на российские мануфактуры.

В крестьянских хозяйствах Витебщины и Виленщины какая-то часть продукта остается на собственные нужды, но в основном лен предназначен на экспорт.

Белорусские губернии c конца XIX века становятся одним из главных имперских центров трафика льна. Уже в 1886 году на территории, входящие сегодня в состав Беларуси, приходится 11,8% общероссийского экспорта продукта. Основные объемы дают белорусские уезды Витебской губернии, которые обеспечивают около 80% экспортных поставок из Северо-Западного края.

Главные льноторговые центры в ней — Витебск, Полоцк и Дрисса (совр. Верхнедвинск). Вслед за Витебском второе место по отгрузкам на запад занимает Сморгонь из соседней Виленской губернии. Некоторые объемы для продажи на экспорт аккумулируются в Гомеле и Минске.

Картина немецкого художника Макса Либермана «Льняной амбар в Ларене». 1887 год. Изображение: holstshop.ru

Белорусские губернии входят в «черту оседлости» и «характером торговли здесь является сосредоточение сбора товара в руках мелких евреев-коммивояжеров», — так описывается современниками местный льняной бизнес.

«Они действуют или от своего имени, или от имени контор и более крупных компаний, которые нередко снабжают их деньгами. Они разъезжают по всем местечкам и скупают товар, дают ссуды под будущий урожай, иногда покупают лен напрямую и совершают прочие спекулятивные операции… Товар поступает на станции Двинско-Витебской и Либаво-Роменской железных дорог, на которых постоянно или временно дежурят экспортные конторы или представители иностранных фирм, скупающих лен», — так изнутри выглядит технология льняного экспорта.

Белорусский лен предназначен в первую очередь для германского и австро-венгерского рынков. В 1889 году в крупнейший мировой транзитный центр льняной торговли Кенигсберг, а также в Мемель (современная литовская Клайпеда), Бреславль (современный польский Вроцлав) и другие города Германской империи уходит свыше 95% собранного в белорусских губерниях льна. Около 5% идет в Австро-Венгрию.

До строительства железных дорог льняные грузы для кенигсбергских оптовиков следуют по Неману. После появления железных дорог германцы покрывают своими агентствами льняные районы в Витебской, Виленской и Могилевской губерниях. Крупнейшие покупатели — кенигсбергская компания «Фроман и Левитан» и берлинская «Слюст мл.».

За счет продукта местных крестьян германские посредники обеспечивают сырьем кружевные фабрики в бельгийской Фландрии, Франции, Голландии и на Британских островах. Своих агентов в Беларусь засылают напрямую и некоторые фабриканты Германии и Австро-Венгрии.

Фото: gw.geneanet.org
«Обрусевший» бельгийский льноторговец Эмиль Кодерлье. Фото: gw.geneanet.org

В конце XIX — начале XX века зависимость местных продавцов от кенигсбергских перекупщиков несколько уменьшается — крупные объемы начинают отправляться через порты Риги и Либавы (современный латвийский город Лиепая) непосредственно производителям фламандских кружев и шотландским ткачихам. Это происходит за счет активизации в конце 1880-х — начале 1890-х годов в западном регионе бельгийских заготовителей — братских, но конкурирующих между собой фирм Эмиля и Густава Кодерлье. Уроженцы Гента создают один из самых мощных льноэкспортных бизнесов в «моченцовом районе», скупая необработанный лен, сортируя его и отправляя на фабрики Бельгии, Франции и Британской империи. Первоначально Эмиль и Густав Кодерлье работают в рамках совместной фирмы «Бр. Кодерлье», но после 1890 года они уходят в конкурирующие бизнесы — «Э. Кодерлье и Ко» и Густава Кодерлье. Первая фирма базируется в Риге и Двинске, вторая — в Острове и Опочка на Псковщине. Для нужд дела иногда они объединяются в картели. В 1893 году братья Кодерлье, взяв в товарищи рижского купца Эрнеста Маке, по заказу европейских фабрикантов скупают половину будущего урожая всего западного льняного района.

Фото: gw.geneanet.org
«Обрусевший» бельгийский льноторговец Эмиль Кодерлье. Фото: gw.geneanet.org

В конце XIX — начале XX века зависимость местных продавцов от кенигсбергских перекупщиков несколько уменьшается — крупные объемы начинают отправляться через порты Риги и Либавы (современный латвийский город Лиепая) непосредственно производителям фламандских кружев и шотландским ткачихам.

Это происходит за счет активизации в конце 1880-х — начале 1890-х годов в западном регионе бельгийских заготовителей — братских, но конкурирующих между собой фирм Эмиля и Густава Кодерлье. Уроженцы Гента создают один из самых мощных льноэкспортных бизнесов в «моченцовом районе», скупая необработанный лен, сортируя его и отправляя на фабрики Бельгии, Франции и Британской империи.

Первоначально Эмиль и Густав Кодерлье работают в рамках совместной фирмы «Бр. Кодерлье», но после 1890 года они уходят в конкурирующие бизнесы — «Э. Кодерлье и Ко» и Густава Кодерлье. Первая фирма базируется в Риге и Двинске, вторая — в Острове и Опочно на Псковщине. Для нужд дела иногда они объединяются в картели. В 1893 году братья Кодерлье, взяв в товарищи рижского купца Эрнеста Маке, по заказу европейских фабрикантов скупают половину будущего урожая всего западного льняного района.

В начале XX века удельный вывоз белорусского льна за границу сокращается с 90% до 80%. Это связано с ростом спроса на него на востоке — у усиливающейся российской льнообрабатывающей отрасли, которую не может обеспечить сырьем «стланцевый район». В поставках на экспорт перед войной вновь доминируют Германия и Австро-Венгрия, закупая, соответственно, около 65% и 30% белорусского льна. Братья Кодерлье, разбогатев, к этому времени вернутся на родину.

Льняные Тубины

В 1896 году в Витебской губернии насчитывается 24 местных фирмы, занимающихся экспортом льна. Чтобы выторговать у «Фромана и Левитана» или Кодерлье квоты и денежные бонусы, они ожесточенно конкурируют между собой, еще более загоняя себя в зависимость от германцев, бельгийцев, рижских и либавских перекупщиков.

Одной из немногих, кто пытается вывести свой бизнес из-под их фактически полного контроля, является семья витеблян Тубиных.

Макс и его брат Бениамин Тубины значатся в числе витебских льнопромышленников с 1890-х годов. К началу Первой мировой войны Макс Тубин — один из самых богатых и влиятельных бизнесменов города. Он является товарищем (заместителем) председателя местного Биржевого комитета, в котором также возглавляет котировальную комиссию. Бизнесмен входит в попечительский совет Витебского мужского коммерческого училища, является меценатом местных еврейских общественных организаций.

Пик расцвета его бизнеса и влияния приходится на военные годы. В 1915 году Макс Тубин становится одним из членов витебского Военно-промышленного комитета, созданного для помощи фронту. В военную пору для развития льняного бизнеса он вместе с пайщиками из Витебска и Полоцка организует торговую компанию «Льняной экспорт». Но развернуться ей не дают наступившие революционные времена.

Нашествие Рябушинских

В XX веке Тубиным и другим работающим на экспортные рынки витебским, полоцким, сморгонским, гомельским бизнесменам приходится бороться за сырье с одним из самых богатых бизнес-кланов Российской империи — Рябушинских.

 Фото: biologia.ovh
Михаил Рябушинский — главный идеолог российского доминирования на мировом льняном рынке. Фото: biologia.ovh

Старообрядческая семья, состоящая из восьми братьев, в конце 1890-х получает в наследство от отца текстильную компанию «Товарищество мануфактур П. М. Рябушинского с Сыновьями» и создает на ее базе многопрофильную финансово-промышленную империю. Рябушинские скупают лесные дачи в Тверской и Новгородской губерниях, создают «Банкирский дом Братьев Рябушинских», выкупают контрольный пакет Харьковского земельного банка, приобретают одну из крупнейших в империи бумажных фирм «Товарищество Окуловских писчебумажных фабрик» и инвестируют в «Товарищество на паях типографии Рябушинских в Москве» и печатающийся на ней «голос» торгово-промышленных элит Российской империи — газету «Утро России».

В начале XX века Российская империя обеспечивает около 80% мирового льняного рынка, и Рябушинские хотят подмять эту отрасль под себя. Инициатором выступает Михаил, его поддерживают главные бенефициары активов семейной фирмы Павел
и Владимир.

В XX веке Тубиным и другим работающим на экспортные рынки витебским, полоцким, сморгонским, гомельским бизнесменам приходится бороться за сырье с одним из самых богатых бизнес-кланов Российской империи — Рябушинских.

 Фото: biologia.ovh
Михаил Рябушинских — главный идеолог российского доминирования на мировом льняном рынке. Фото: biologia.ovh

Старообрядческая семья, состоящая из восьми братьев, в конце 1890-х получает в наследство от отца текстильную компанию «Товарищество мануфактур П. М. Рябушинского с Сыновьями» и создает на ее базе многопрофильную финансово-промышленную империю.

Рябушинские скупают лесные дачи в Тверской и Новгородской губерниях, создают «Банкирский дом Братьев Рябушинских», выкупают контрольный пакет Харьковского земельного банка, приобретают одну из крупнейших в империи бумажных фирм «Товарищество Окуловских писчебумажных фабрик» и инвестируют в «Товарищество на паях типографии Рябушинских в Москве» и печатающийся на ней «голос» торгово-промышленных элит Российской империи — газету «Утро России».

В начале XX века Российская империя обеспечивает около 80% мирового льняного рынка, и Рябушинские хотят подмять эту отрасль под себя. Инициатором выступает Михаил, его поддерживают главные бенефициары активов семейной фирмы Павел
и Владимир.

В качестве инструмента экспансии сначала используются кредиты, которые щедро выдает льноторговцам «Банкирский дом Рябушинских» (в 1912 году он реорганизуется в Московский банк). В 1900—1910-е годы банкирский дом формирует сеть отделений, охватывающих основные льняные районы империи. В 1908 году отделение открывается в Ржеве, в 1909 — в Ярославле. В 1910 году отделения «Банкирского дома Братьев Рябушинских» появляются в Витебске, Вязьме, Костроме и Смоленске. С 1911 года они работают в Острове, Пскове и Сычевке, а завершит создание филиальной сети в 1914 году офис в Кашине.

В 1912 году братья с присоединившимся к ним основателем и председателем Всероссийского общества льнопромышленников (создано в 1910 году), владельцем «Товарищества Большой Костромской льняной мануфактуры» и акционером Московского банка Сергеем Третьяковым делают новый шаг на пути к монополизации льняного рынка в России и всего мира.

Они привлекают льняных фабрикантов, создают «Русское льнопромышленное акционерное общество» («РАЛО») и строят в Ржеве льночесальную фабрику, которая должна обеспечивать российские мануфактуры качественным чесаным льном.

Фабрикантам принадлежат 20% в проекте, но даже они отказываются в первые годы брать продукцию «РАЛО». Тогда Рябушинские и Третьяков проводят несколько допэмиссий, выкупают их, становятся главными владельцами актива и объявляют войну фабрикантам — переориентируют деятельность «РАЛО» на экспорт и скупают льнообрабатывающие фабрики в Российской империи.

За 1913−1917 годы в их руки перейдут две крупные фирмы, обеспечивающие почти 20% льняного производства империи, «Товарищество Гаврило-Ямской мануфактуры льняных изделий А.А. Локалова» и «Товарищества Романовской льняной мануфактуры» (обе расположены в Ярославской губернии).

Их потребности в том числе обеспечиваются льном, выращиваемым на Витебщине и проходящим первичную обработку в Ржеве. «РАЛО» становится одним из самых узнаваемых льняных брендов на внутреннем и внешнем рынках. В 1917 году Рябушинские и Третьяков готовят новый шаг по монополизации отрасли — картель «Лен». Но революция сорвет их планы, а в 1919 году фабрики этого бизнеса перейдут в собственность РСФСР.

Акция главного финансового источника развития льняного дела в Российской империи Московского банка Рябушинских. Фото: hisdoc.ru
Акция главного финансового источника развития льняного дела в Российской империи Соединенного банка графа Татищева. Фото: auction.conros.ru
 Фото: hisdoc.ru
Акция главного финансового источника развития льняного дела в Российской империи Московского банка Рябушинских. Фото: hisdoc.ru
Фото: auction.conros.ru
Акция главного финансового источника развития льняного дела в Российской империи Соединенного банка графа Татищева. Фото: auction.conros.ru

 

Рябушинские — не единственные из пришлых инвесторов, которые вкладывают и делают большие деньги на белорусском льне.

Одновременно с фабриками Рябушинских и Третьякова в том же 1919 году постановлением Высшего Совета народного хозяйства РСФСР в собственность государства большевиков перейдут льнообрабатывающие предприятия иностранных собственников на территории Витебской и Могилевской губерний.

Одно из них — это фабрика бельгийских и французских капиталистов из Societe Anonyme liniere la Dwina («Бельгийского Анонимного общества льнопрядильной фабрики „Двина“), с начала XX века около Витебска выпускающая льняную пряжу, льняные очески и нитки для российских и европейских покупателей. Второе — льнопрядильня австрийца Игнатия Этриха в селе Высочаны в Оршанском уезде.

Подробно об этих бизнесах мы рассказывали в материале про дореволюционную легкую промышленность Беларуси — „Дизель“ Карельс: как бельгийский капиталист создал крупнейшее производство в белорусских губерниях».

Конкуренцию Рябушинским, «Двине» и Этриху на белорусском льняном рынке в начале XX века создает еще один московский бизнесмен, глава Соединенного банка граф Владимир Татищев.

По его инициативе в 1913 году в самом Витебске открывается льночесальная фабрика. Ею управляет созданное под полным контролем Соединенного банка «Витебское АО для торговли льном и экспорта льна». Так же, как и льночесальное производство «РАЛО» в Ржеве, витебская фабрика занимается отделением чесаного льна от очесок и костры и сбытом его на фабрики Российской империи и Европы. Увы, ее история будет совсем недолгой — фабрика прекратит работу еще во время Первой мировой войны.

Вехой в истории льняной отрасли Беларуси станет строительство в 1930-е годы Оршанского льнокомбината. Но это — совершенно другая история, не связанная с частным капиталом.

Партнер проекта:

Единственный полноформатный складской сервис промопродукции в Беларуси: >5000SKU / 700−1000 тыс. единиц. Прямые поставки по 30+ каталогам. Широкие возможности брендирования на собственном производстве. www.upress.by | +375 17 397−81−81, 222−19−46

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-20%
-46%
-10%
-10%
-50%
-45%
-21%
-35%