опубликовано: 
обновлено: 
/

В настоящее время в разных инстанциях идут споры о будущем компании «СТЛ Экструзия». Она известна тем, что более 10 лет назад наладила в Беларуси производство ПВХ-профилей для окон и дверей под брендом Montblanc. Однако последние пару лет предприятие штормит. Сейчас в отношении «СТЛ Экструзии» открыто ликвидационное производство, что обеспокоило работников предприятия.

Фото: montblanc.by

Как все начиналось

В 2001 года группа предпринимателей наладила в России производство оконных систем Montblanc из ПВХ. Спустя несколько лет возникла идея масштабировать бизнес. Для этих целей в 2007 году в Беларуси была создана компания «СТЛ Экструзия», которая стала резидентом свободной экономической зоны «Могилев».

«Чтобы наиболее полно удовлетворять потребности строительных компаний и частных потребителей, у ведущего дилера по реализации профиля „Монблан“ в Беларуси возникла идея не просто изготавливать окна из импортного профиля, а самим его производить. [Российская] компания STL Extrusion, рассмотрев смелое предложение, поддержала идею, и за очень короткий срок планы на бумаге превратились в быстрорастущее предприятие», — пояснял историю создания СП его гендиректор Дмитрий Цветков.

У Могилевского автомобильного завода им. Кирова были выкуплены недостроенные здания площадью более 32 тыс. кв. м. Эти капитальные строения находились более 15 лет без эксплуатации и ремонта, без оконных и дверных проемов, состояли из полуразрушенных стен.

За год была проведена реконструкция зданий, установлено импортное оборудование. Основу производства составляли экструзионный цех, цех ламинации, участки по переработке, дроблению вторсырья и приготовлению смеси.

Выпуск продукции был начат в 2008 году на 4 экструзионных линиях, в 2011-м их было уже 19. Компания освоила производство всех профилей оконных систем Montblanc, которые комплектуются подоконником, пластиковыми откосами и съемным наличником.

Пять лет успешного развития позволяли «СТЛ Экструзии» с уверенностью смотреть в будущее. За это время было создано более 340 рабочих мест, вложено собственных средств на сумму более 135 млрд неденоминированных рублей, привлечено в виде кредитов и займов более 22 млн долларов, говорится на сайте компании.

В 2012 году предприятие поставляло продукции на белорусский рынок на 20 млн долларов и занимало долю в 40%. На экспорт уходило 60% произведенной продукции. Приоритет в реализации отдавался рынкам Беларуси, России, Украины и Казахстана.

Развод партнеров

Однако радужные перспективы были недолгими. В 2013—2014 году «СТЛ Экструзия» столкнулась со снижением спроса на рынках России и Беларуси. Переизбыток мощностей, производящих профили ПВХ, и увеличившийся импорт привел к ужесточению конкуренции и ряду банкротств производителей окон. Для «Монблана» наступили напряженные времена, осложнившиеся еще финансовым кризисом в РФ.

На несколько лет «СТЛ Экструзия» выпала из публичной сферы. В 2017 году на просторах Всемирной паутины стала тиражироваться информация о якобы рейдерском захвате предприятия.

Фото: montblanc.by

До 2015 года 88,3% долей «СТЛ Экструзия» контролировала российская Группа компаний «Монблан» через офшорные структуры. Однако в какой-то момент российские бизнесмены обнаружили, что 88,3% долей «СТЛ Экструзия» принадлежат белорусской «Экструзия групп», которое управляют белорусские бизнесмены во главе с Александром Мелешко. Ранее они были партнерами могилевского предприятия через группу «Винктех».

Россияне забили в набат, поскольку «не только не продавали предприятие, но даже и не собирались этого делать». Представители «Монблана» обратилась в суд и милицию с целью оспорить «продажу 88,3% долей компании Мелешко». Более того, российские бизнесмены обвинили белорусских партнеров в том, что завод находится в сложном финансовом положении якобы из-за того, что «Винктех-Трейд» являлся эксклюзивным дистрибьютором продукции предприятия «СТЛ Экструзия» в Беларуси и занимался поставкой на завод сырья по давальческой схеме.

Александр Мелешко утверждает, что не является бенефициаром «Экструзия групп» и «Винктеха» и доводы российских инвесторов о нем не соответствуют действительности. «Винктех» не выводил деньги и не доводил «СТЛ Экструзию» до банкротства, заверил представитель бизнесмена.

Правоохранительные органы и суд не нашли никакого криминала и указали на законность действий при купле-продаже долей.

В «Винктех-Трейд» пояснили, что в тот момент (конец 2014 — начало 2015 года) «СТЛ Экструзия» была не в состоянии самостоятельно вести производственную деятельность, поскольку банки-кредиторы, через судебных исполнителей, наложили арест на счета предприятия, производственный процесс полностью остановился. Для того чтобы не останавливать производство «СТЛ Экструзия» предложила «Винктех-Трейд» заняться поставкой на завод сырья по давальческой схеме. Договор на переработку давальческого сырья на денежной основе заключался на условиях «СТЛ Экструзия», полный контроль по реализации произведенной продукции принадлежал заводу. «Винктех-Трейд» за свой счет производило ремонт и обслуживание производственного оборудования, закупку средств индивидуальной защиты и так далее. В итоге давальческая схема для нас вылились в колоссальные убытки, подчеркнули в «Винктех-Трейде».

Работники заволновались

Тем не менее финансовое положение компании оставляло желать лучшего. Долги перед банками и поставщиками нарастали словно снежный ком. Досудебное оздоровление предприятия не дало результата. Поэтому «СТЛ Экструзия» направила в суд заявление об экономической несостоятельности компании. Она надеялась войти в санацию и получить передышку в расчетах с кредиторами. Однако 13 ноября 2018 года экономический суд Могилевской области признал банкротом «СТЛ Экструзию» и открыл в отношении должника ликвидационное производство сроком до 6 ноября 2019 года.

Общая сумма задолженности «СТЛ Экструзия» перед кредиторами составляет 68,3 млн рублей. Крупнейшими кредиторами являются банки и поставщики. Долг перед Приорбанком составляет 20 млн рублей, Технобанком — 10 млн, «Экструзия Групп» — 9,6 млн, «Инвестгруппа Таллер» — 10,5 млн.

Решение суда вызвало обеспокоенность у работников предприятия. Они направили письма в ряд инстанций с «просьбой о защите от недружественных российских кредиторов».

По их мнению, из банкротства «есть два пути». «Можно ликвидировать завод, распродать оборудование, а вырученные средства направить на долги по зарплате, на погашение задолженности перед бюджетом, кредитов и так далее в порядке очереди. А можно разрешить заводу работать, чтобы он мог зарабатывать деньги для расчета по долгам перед бюджетом, и при этом сохранить наши рабочие места и сам завод», — считают авторы обращения.

Фото: montblanc.by
Фото: montblanc.by

В числе кредиторов «СТЛ Экструзии» оказались три компании группы «Монблан» (российские «СТЛ производство», «СТЛ Экструзия» и «Азимут»). Они также занимаются производством такого же ПВХ-профиля. «На них приходится всего 10% от общей суммы задолженности нашего предприятия. Они являются должниками пятой очереди. Совершенно очевидно, что они могут вернуть свои средства только в том случае, если наш завод продолжит работу, а в случае распродажи завода им не достанется ни копейки из вырученных средств», — утверждают работники могилевского завода и считают, что под предлогом банкротства россияне хотят «лишить Беларусь собственного производителя ПВХ-профиля, чтобы страна потом закупала аналогичную продукцию у них». «Мы уверены, что интересы трудового коллектива по сохранению наших рабочих мест в этом конфликте полностью совпадают с интересами государства по развитию программы импортозамещения», — резюмируют авторы письма.

Юрисконсульт «СТЛ Экструзия» Олег Ткач в комментарии TUT.BY пояснил, что сложности у московских партнеров начались в 2014 году.

— Как помните, тогда российский рубль сильно обвалился. А у них были кредиты в валюте от Альфа Банка. У российских заводов, которые неофициально объединяются в группу компаний «Монблан», возникли сложности с исполнением обязательств перед банком. В скором времени они перешли под управление А1 (инвесткомпания группы «Альфа»), — говорит он. — Представители А1 приезжали к нам на переговоры. Белорусские банки готовы были продать [кредиты] с дисконтом. Но российская сторона готова была купить 12 млн долларов за 1 млн долларов. Стало понято, что россиянам белорусский завод не нужен. Они хотят его закрыть.

Как следует из выписок, российские «СТЛ производство» и «СТЛ Экструзия» контролируются кипрской компанией Enpleno ltd. Адрес ее регистрации совпадает с местом дислокации некоторых активов российской «Альфы» на Кипре. Получить комментарий в А1 не удалось.

Все в рамках закона

Юрист адвокатского бюро REVERA Андрей Толочко, представляющий интересы компании «Азимут», отметил, что определение судьбы предприятия-должника находится в компетенции экономического суда, а не отдельных кредиторов.

— Судом в первую очередь принимается во внимание соотношение активов и обязательств предприятия. При этом все этапы процедуры банкротства строго регламентированы действующим законодательством, которое не допускает ведения этой процедуры в угоду как кому-либо из кредиторов, так и менеджменту самого должника, — сказал он TUT.BY.

Толочко обратил внимание, что производство по делу о банкротстве «СТЛ Экструзия» возбуждено по заявлению должника, подписанному гендиректором компании Дмитрием Цветковым. А «всего в реестр требований включены требования около 30 кредиторов». «Таким образом, утверждение о том, что кто-то один из кредиторов банкротит предприятие, чтобы его закрыть, не соответствует действительности», — сказал он.

Юрист не стал «давать субъективную оценку» уже вступившим в законную силу постановлениям судов Беларуси и комментировать «переговоры относительно приобретения тех или иных активов».

{banner_819}{banner_825}
-30%
-30%
-18%
-10%
-15%
-31%
-40%
-10%
-10%
-80%