Суд Заводского района Минска продолжает судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Андриана Сурмана, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 16 и ч. 2 ст. 243, то есть в оказании пособничества компаниям крупного белорусского бизнесмена Виталия Арбузова в уклонении от уплаты сумм налогов путем умышленного занижения налоговой базы, внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, повлекшем причинение ущерба в особо крупном размере. 11 января в суде заслушивали свидетелей.

Фото: TUT.BY
Андриан Сурман. Фото: TUT.BY

11 января в суде выступил Игорь Лебядок, который до августа 2015 года был в «ВитарАвтомотив» заместителем директора по производству и имел право подписания договоров на закупку.

— Приходит замначальника отдела закупок Мишелутов, приносит предложения. Я отслеживал итоговую стоимость, чтобы она не была завышенная, а прямые переговоры вел он, договаривался о снижении цены. Привел Сурмана, договаривались о снижении цены — оплата с отсрочкой, поставка на склад.

— Металл поступал? — спросил гособвинитель.

— Конечно, продукция же не из воздуха производится!

— А куда?

— На наш склад.

Лебядок в ходе следствия утверждал, что Сурман ему не знаком. В суде он пояснил, что договоров было много и визуально он не узнал обвиняемого, о котором его спрашивали следователи.

— Экономический смысл поставок безусловно был — цена была рыночная, условия — отсрочка платежа, — заверил Лебядок.

Андриан Сурман сказал, что единственный раз был в кабинете у Лебядка в 2008 году, и тогда обвиняемый представлял другую компанию-поставщика алюминия — «Время В». Дату этой встречи в суде долго выясняли, но свидетель не смог ее вспомнить.

В суде также выступил свидетель Дмитрий Ярош, директор СП «ВитарАвтомотив», ранее — замдиректора по правовым вопросам. В 2012–2014 годах, о которых сперва спросила судья Хвойницкая, он работал в правоохранительных органах, с 2015 года — в группе Fenox.

Ярош рассказал о поручении Арбузова как председателя совета директоров группы компаний — после проверки и обысков ДФР, в 2015 году, проверить поставщика алюминия.

— Приход ДФР был неожиданным, это производственное предприятие, здесь всегда тщательно проверяли поставщиков. Ситуация всех удивила. Возник вопрос, какие проблемы с поставщиком и не совершают ли хищения сотрудники предприятий.

Выяснилось, что все заказы размещались через Сурмана, окончательное согласование шло с Лебядком. Потом заключали договоры. Копии их высылали по факсу, потом передавали оригинал. Сотрудники склада, бухгалтерии подтвердили реальность сделок.

— Выехали на «Белметалл», где арендуем помещения, поговорили с начальником охраны. Там пропускной режим — у водителя проверяют сопроводительные документы при въезде, назад по внутреннему пропуску. Мы убедились, что машины реально заезжали и выезжали со склада. Выехали в Чаусы — там расположен основной грузоперевозчик металла от «КБ-опт» и «КСКТОРГ», его представитель дал контакты всех водителей, подтвердил реальность перевозок.

— Нюанс был по месту загрузки, — отметил Ярош, — одни говорили, что грузились в Могилеве, другие — в Колодищах. Но документы все были с местом загрузки в Могилеве. Заказчики перевозки везде — «КБ-опт» и «КСКТОРГ». Мы убедились, что все сделки товарные и нюанс только в том, что не везде правильно указано место загрузки. Но мы были добросовестными покупателями, все были убеждены, что это реальные поставщики. Решили обратиться в правоохранительные органы на предмет проверки возможного занятия Сурмана незаконной предпринимательской деятельностью. Проверка проводилась, ДФР отказал в возбуждении дела.

По словам Яроша, Сурман ему признался, что был посредником между компаниями Арбузова и поставщиком. «Но разбираться в том, кто был поставщиком и не был ли это сам Сурман, ДФР не стал. Как не стал выяснять, почему перевозчики получали на счет деньги от „КБ-опт“ и „КСКТОРГ“, если, как утверждает следствие, это лжепредпринимательские структуры и реально перевозки не осуществлялись», — резюмировал свидетель.

Свидетель, сотрудник группы Fenox Михаил Алешкин, рассказал в суде о проведении внутренней проверки. Она показала, что товар был и именно по тем накладным, которые поступили в бухгалтерию.

«Мы доложили, что, по нашим сведениям, действия наших сотрудников соответствовали их должностным обязанностям. Были некоторые шероховатости вроде отсутствия кое-где подписи водителя, но сомнений в реальности сделок и их соответствии имеющимся накладным нет», — рассказал Алешкин.

Фото: TUT.BY

Гособвинитель заявил, что Сурман, действуя вместе с Андреем Мишелутовым, содействуя Виталию Арбузову и его компаниям СООО «Антонар» и СП «ВитарАвтомотив» путем «дачи советов, указаний, предоставления орудий и средств, руководствуясь корыстными побуждениями», способствовал уклонению от уплаты налогов. Ущерб государству составил 274 тысячи 415 рублей и 6 копеек.

Уклонение осуществлялось через занижение налоговой базы путем сделок с лжепредпринимательскими структурами, говорится в обвинении. При этом Арбузов «посредством неосведомленных сотрудников бухгалтерии» вносил заведомо ложные документы и накладные, занижая налоговую базу.

Сурман вину не признал.

В качестве свидетеля в суде выступил Виталий Арбузов, директор «Антонара» и еще пяти предприятий группы. Арбузов подчеркнул, что с Сурманом не знаком и не считает, что по рассматриваемому эпизоду имело место преступление. При этом ущерб, выявленный при проверке, был погашен еще в 2016 году.

Свидетель подтвердил, что его компания покупала алюминиевые сплавы через компании Сурмана «КБ-опт» и «КСКТОРГ», подчеркнув, что сделки носили исключительно законный характер. При этом он заявил, что конкретных поставщиков алюминия до возникновения в 2015 году претензий ДФР не знал и никаких первичных документов, о которых речь идет в обвинении, лично не подписывал.

«В ходе проверки от ДФР я узнал, что „КБ-опт“ и „КСКТОРГ“ якобы являются лжепредпринимательскими структурами, хотя по состоянию на 2012−2015 годы эти предприятия в реестре структур с повышенным коммерческим риском не значились», — заявил Арбузов. В 2015 году в возбуждении уголовного дела было отказано. Постановление об отказе в возбуждении отменили в январе 2018 года. «Не понимаю зачем — в 2016 году еще после проверки все якобы недоплаченные суммы налогов доплатили, чтобы не парализовать работу», — сказал Арбузов.

— Никакой он (Сурман. — Прим. TUT.BY) мне не пособник! И Мишелутов тоже, — резюмировал Арбузов.

Как ранее сообщалось, в апреле 2017 года Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля совместно с Департаментом финансового мониторинга КГК «выявил и пресек масштабную противоправную деятельность председателя совета директоров группы компаний Fenox Global Group Виталия Арбузова и ряда должностных лиц белорусских субъектов хозяйствования».

В итоге весной его основные производственные предприятия оказались на грани закрытия.

Арбузов вышел на свободу под поручительство 12 мая 2018 года, проведя за решеткой более года. Как сообщал КГК, подконтрольные ему предприятия группы «незаконно сводили к минимуму размер уплачиваемых ими налогов, фактически перечисляя в бюджет лишь подоходный налог и отчисления в ФСЗН», работники также получали зарплату «в конвертах».

По данным ДФР, сумма неуплат налогов достигает порядка 80 млн рублей. Уголовные дела были возбуждены по ч. 1−4 ст. 210 (Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями) УК, а также по частям 1 и 2 ст. 243 (Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов) УК.

В заключении остается еще один сотрудник Fenox Андрей Мишелутов.

Арбузов до задержания был 11 в топ-200 самых влиятельных белорусских бизнесменов по версии «Ежедневника», является председателем совета директоров Fenox Global Group, председателем совета директоров Fenox Venture Capital. В холдинг Fenox входят, в частности, Fenox Automative Сomponents (производство и дистрибуция автокомпонентов), Fenox Construction (инвестиции в недвижимость).

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-50%
-10%
-20%
-27%
-45%
-50%
-10%
-45%