Текст Налогового кодекса Беларуси в новой редакции официально опубликован, что позволяет с определенностью продолжить разговор о нововведениях, ожидающих бизнес в 2019 году.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В частности, отмечает управляющий партнер Baker Tilly Bel Павел Царев, важно обратить внимание на регулирование, приходящее взамен указа № 488, который, как ожидалось, прекращает действие с 1 января.

Речь идет о нормах, направленных на пресечение деятельности лжепредпринимательских структур.

В соответствии с пунктом 4 ст. 33 нового НК налоговая база и сумма подлежащего уплате (возврату) налога по результатам проверки подлежат корректировке при наличии хотя бы одного из следующих оснований:

— установление искажения сведений о фактах совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском или налоговом учете либо налоговой отчетности плательщика;

— основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата (неполная уплата) или зачет (возврат) суммы налога;

— отсутствие реальности совершения хозяйственной операции (включая случаи, когда фактически не поступил товар, не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права).

«Первое и третье основание прямо заимствованы из указа № 488. Но при этом отсутствует процедура направления писем с требованиями о доплате налогов из-за сотрудничества с теми, кто попал в реестр. Да и самого реестра в прежнем виде НК не предусматривает», — отмечает Царев.

Сохраняется также обязанность плательщиков обеспечивать проверку первичных учетных документов на предмет их соответствия требованиям законодательства, а в случае их оформления от имени белорусской организации или индивидуального предпринимателя — также на предмет принадлежности отправителю товара и действительности бланка такого документа, информация о котором размещается в электронном банке данных. Одновременно плательщикам дается право для проверки благонадежности деловой репутации своих контрагентов использовать информацию, не составляющую налоговую тайну и содержащуюся в государственных информационных ресурсах на едином портале электронных услуг. Эта информация отчасти заменит «лжепредпринимательский» реестр, хотя и с менее негативным эффектом, отмечает юрист.

«Второе из перечисленных выше оснований — об основной цели совершения хозяйственной операции — появится в отечественном законодательстве впервые. Однако сама по себе доктрина деловой цели и необоснованной налоговой выгоды давно известна в мировой практике. Она означает, что налоговую базу можно уменьшить, не только если партнер исполнил обязательство, а хозяйственная операция реально осуществлена, но и если ее основной целью не было уменьшение налогов», — поясняет Павел Царев.

«Оценка основной цели операции у бизнесмена и у проверяющего может быть различной в силу субъективного восприятия. Теоретически можно оспаривать деловую цель очень многих действий, если видеть в них стремление получить исключительно налоговую выгоду», — предупреждает юрист.

Он приводит примеры распространенных хозяйственных операций, относительно основной цели которых могут появиться вопросы в условиях нового регулирования:

— экспорт-импорт товаров через зарубежную «дочку»,

— привлечение процентных займов от связанных компаний,

— замена штатного директора на ИП-управляющего,

— дробление или слияние компаний,

— привлечение посреднических структур,

— формирование продажной стоимости основного средства, продаваемого родственнику директора и т.п.

В России доктрина необоснованной налоговой выгоды впервые была сформулирована в постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда в 2006 году, а в 2017 году закрепилась в ст. 54.1 Налогового кодекса РФ. Но, чтобы пользоваться этим инструментом, российским налоговикам пришлось разработать сложную систему критериев и методов, отмечает эксперт. Причем данный процесс сопровождался обширной судебной практикой. В ряде писем ФНС РФ разъясняются признаки сделок, направленных на уход от налогов, способы их выявления и доказывания.

«Полагаем, что и нашему налоговому ведомству также не обойтись без регламентации методики и критериев оценки, которые позволят определить основную цель хозяйственной операции. Важна также будет судебная практика по рассмотрению споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды в связи с отсутствием деловой цели. Но уже сейчас с уверенностью можно сказать, что многие популярные схемы налоговой оптимизации, которые до сих пор считались совершенно безопасными, могут оказаться токсичными с точки зрения поиска деловой цели совершаемых операций. Поэтому целесообразно тщательно проанализировать свои сделки с точки зрения новых требований», — предупреждает управляющий партнер Baker Tilly Bel.

Эксперты обращают внимание на то, что новое регулирование распространит свое действие даже на проводимые на момент вступления в силу проекта НК камеральные проверки и проверки, назначенные после 1 января 2019 года.

Наличие хотя бы одного из перечисленных трех оснований будет устанавливаться с учетом доказательств, собранных органом, проводившим проверку, или представленных правоохранительными органами.

Что произойдет, если будет установлено его наличие? В таком случае налоговая база или сумма подлежащего уплате налога определяются контролирующим органом не на основании отвергнутых документов, а используя следующие данные:

— фактические сведения об объектах налогообложения;

— фактические обстоятельств совершения хозяйственных операций;

— имеющихся данных о совершении хозяйственных операций при возможности их установления, в том числе на основании документов (информации, материалов), предоставленных плательщиком, государственными органами, иными организациями и физическими лицами.

Кроме того, налогоплательщик вправе до назначения проверки самостоятельно произвести корректировку налоговой базы и суммы подлежащего уплате налога.

«Хотя в проекте НК речь идет не о занижении налоговой базы как основной цели недопустимой хозяйственной операции, а о неуплате (неполной уплате) налога, есть все основания предполагать, что анализ основной цели будет охватывать хозяйственные операции, влияющие и на налоговую базу, и на применение пониженных налоговых ставок, и на использование налоговых льгот, поскольку все эти элементы налогообложения в конечном счете влияют на сумму уплаченного налога. Поэтому можно прогнозировать, что круг лиц, а также сделок, к которым могут быть применены корректировки по результатам теста основной цели хозяйственной операции, окажется гораздо шире, чем сфера применения указа № 488», — резюмирует Павел Царев.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-10%
-16%
-15%
-50%
-20%
-46%
-47%
-20%