/

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) начала реализацию пилотного проекта по локализации производства зарубежной сельхозтехники на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Партнером стал John Deere, который уже давно работает над возможностью локализации и рассматривает белорусских поставщиков для расширения своей базы. Как показал недавний аудит, шансы на попадание белорусских производителей автокомпонентов на конвейер мирового гиганта не такие и ничтожные, как могло показаться на первый взгляд.

Фото: deere.ru
Фото: deere.ru

С чего все начиналось?

В 2017 году ЕЭК и Ассоциация производителей сельхозтехники Германии подписали меморандум о сотрудничестве и «дорожную карту» по его реализации. Данную тему активно продвигал бывший член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК и премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский.

— С одной стороны, наша цель — углубление локализации продукции на территории союза. С другой — встраивание наших производителей в международные производственные цепочки, — комментирует заместитель директора Департамента промышленной политики ЕЭК Александр Готовский. — У предприятий ЕАЭС появляется хорошая возможность использовать опыт мировых экспертов для оценки своего производства, формирования планов по дальнейшему развитию и достижения в конечном итоге конкурентоспособности на глобальном рынке.

В 2018 году в минпромы стран ЕАЭС были направлены предложения о сотрудничестве с John Deere. В частности, производители комплектующих для сельхозтехники должны были заполнить анкеты о себе и таким образом заинтересовать представителей этой глобальной компании. Первыми на инициативу ЕЭК откликнулись белорусские предприятия.

Эксперты John Deere выбрали шесть машиностроительных компаний (жодинский «Ремиз», солигорскую «Ниву», Осиповичский завод автомобильных агрегатов, бобруйский «ТАиМ», Борисовский завод агрегатов и «Руденск») и в июле их посетили, проведя первый технологический аудит.

Почему John Deere заинтересовался Беларусью?

Ни для кого не секрет, что самый вкусный рынок в ЕАЭС — это российский. Он огромный, имеет большой отложенный спрос обновления парка сельхозтехники, поэтому для транснациональных компаний является стратегически важным.

Фото: russiaindustrialpark.ru
Фото: russiaindustrialpark.ru

Однако доступ на него на волне политики импортозамещения ограничивается. Чтобы получать поддержку государства и конкурировать с российскими машинами по цене, зарубежные компании вынуждены открывать заводы в России. Иностранные компании могут рассчитывать на господдержку лишь при условии достаточной локализации.

При этом ЕЭК приняты наднациональные решения, приравнивающие белорусских поставщиков к российским при расчете уровня локализации. «Основной задачей данных решений было стимулирование кооперации и получение максимального эффекта от интеграции предприятий отрасли в рамках всего Евразийского союза», — отметил директор Департамента промышленной политики ЕЭК Николай Кушнарев. И белорусские предприятия первыми в ЕАЭС воспользовались предоставленной возможностью.
 

Сейчас у John Deere есть сборочное предприятие в подмосковном Домодедово (тракторы и комбайны, строительная техника) и производство в Оренбурге (посевное и почвообрабатывающее оборудование). Некоторое оборудование было локализовано примерно на 60%. Агрегаты были включены в постановление № 1432, по которому субсидируются скидки потребителям на российскую сельхозтехнику и есть доступ к льготным программам «Росагролизинга».

Однако в прошлом году Минпромторг России исключил John Deere из списка получателей субсидий, поскольку она якобы не подтвердила права на конструкторскую и технологическую документацию в необходимом объеме. В январе 2018-го Арбитражный суд Москвы одобрил иск «Джон Дир Русь» к министерству и постановил признать незаконным заключение, лишающее компанию господдержки, писал «Коммерсант». Правда, в списке поставщиков, реализующих сельхозтехнику со скидкой в этом году, «Джон Дир Русь» нет.

Эксперты John Deere заверили TUT.BY, что только Россией сотрудничество не ограничивается. Белорусские производители могут быть включены в перечень мировых поставщиков комплектующих на предприятия John Deere, расположенные в 37 странах мира.

Заинтересованы ли белорусы в сотрудничестве?

Летом журналисту TUT.BY удалось побывать на нескольких белорусских заводах вместе с экспертами John Deere. И по свежим следам картина рисовалась нерадужной. Бросилось в глаза скептическое отношение белорусских производителей к попаданию на западные конвейеры.

Фото: eurasiancommission.org
Фото: eurasiancommission.org

Дело в том, что уже предпринимались попытки кооперироваться с транснациональными корпорациями, но они ни к чему не привели. Были переданы все запрашиваемые документы, получены предварительные обнадеживающие отзывы, но потом связь резко прерывалась. «У них уже налажены каналы поставщиков, зачем еще и белорусы?» — задавались вопросом белорусские производители.

А первый шаг очень важен. Потому что требования западных компаний несколько отличаются от тех же российских заводов, на которые преимущественно ориентированы белорусские производители. Имея удачный опыт работы с мировыми гигантами, было бы проще вести последующий диалог.

Были и те, кто крутил носом, исходя из экономических соображений. Мол, поставки на конвейер экономически неэффективны, «дороже продать для вторичного рынка». «Ну, а гарантированный большой объем?» — парировали эксперты John Deere.

Интересно, что представителей транснациональной корпорации не смутил совковый внешний и внутренний вид некоторых белорусских заводов. «Это не ключевой аспект. Главное, чтобы система менеджмента качества всего предприятия соответствовала мировым требованиям», — говорили они.

Еще одним дискуссионным моментом были инвестиции в перевооружение. «Мы вложим деньги, настроим линии под вас, а вы потом не купите продукцию. Должны быть либо совместные вложения, либо и гарантии на покупку», — считали белорусские машиностроители.

Какие выводы сделали эксперты John Deere?

Недавно эксперты John Deere подготовили комплексный отчет о результатах своего аудита, который основан на предварительной оценке системы менеджмента качества по мировым стандартам и производственных возможностей потенциальных поставщиков.

Фото: deere.ru
Фото: deere.ru

Эксперты отметили готовность белорусских предприятий к кооперации, их способность производить компоненты мирового уровня и наличие сертификатов системы менеджмента качества. Это позволит обеспечить непрерывные поставки гарантированно качественной продукции для международной компании.

Оборудование белорусских компаний позволяет производить детали для бизнеса John Deere, но в некоторых случаях в недостаточных объемах. Охрана окружающей среды и здоровья и безопасность требуют улучшения, говорится в отчете.

«По всему миру мы работаем над полным соблюдением юридических и нормативных требований, зачастую устанавливая даже более строгие требования к работе, чем это предусмотрено законом. Соблюдение этических норм ведения бизнеса особенно важно, так как нарушения в этой сфере могут негативно отразиться на имидже компании», — пояснили TUT.BY в John Deere.

Как следует из документов, Борисовский завод агрегатов, «ТАиМ» и «Руденск» могут быть рассмотрены в качестве поставщика для John Deere. Из них больше всего лестных характеристик адресовано «Руденску», который занимается выпуском фонарей и фар для машин. Завод хорошо оснащен и позволяет производить детали, отвечающие требованиям John Deere.

Жодинский «Ремиз» готов поставлять «Джон Диру» воздушные фильтры как в металлическом, так и в пластиковом корпусе. Возможна поставка небольших партий, а также товаров в индивидуальной упаковке. Система управления качеством соответствует стандарту John Deere JDS-G223 с небольшими отступлениями. Готовность поставщика — 3−6 месяцев.

При интенсивном участии со стороны John Deere готовность «Нивы» и Осиповичского завода автомобильных агрегатов составляет от 1 до 3 лет.

— В чем может заключаться участие John Deere?

— В оказании методической помощи в построении системы менеджмента качества, удовлетворяющей требованиям John Deere. То есть в ходе совместной работы определяются области, требующие улучшения. Если у поставщика недостаточно компетенций в данном процессе, то John Deere проводит сессии обучений, коучинга.

— Что делать тем, кого уже можно рассмотреть для поставок на конвейер John Deere? Какие дальнейшие их шаги? От чего будет зависеть?

— В компании существует глобальная процедура одобрения поставщиков. Все начинается с технико-экономического обоснования проекта. Далее следует серия аудитов по качеству, возможности выполнения заказов, а также оценка финансовой состоятельности. При условии успешного прохождения аудитов компания добавляется в глобальную базу поставщиков и видна всем фабрикам в мире. После этого происходит одобрение детали в производство.

Хотелось бы отметить, что данная процедура применима не только для поставок на конвейер, но и для сервисного обслуживания. Таким образом, одобряя детали в производство, мы одобряем детали для поставок на склад запасных частей.

Кстати, эксперты John Deere определили еще несколько белорусских компаний, которые намерены посетить в ближайшем будущем.

Hyundai и Nissan тоже не прочь локализоваться

В ЕЭК не намерены останавливаться на достигнутом, а хотят продолжать выстраивать кооперационные цепочки между производителями. Новый член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК Александр Субботин недавно побывал на петербургских заводах мировых автогигантов Hyundai и Nissan. Бывший помощник президента Беларуси пообещал направить перечень белорусских и казахстанских производителей автокомплектующих на эти заводы.

Потенциал есть. Производственная мощность Hyundai составляет 200 тыс. автомобилей в год. В РФ собирают седан Solaris и кроссовер Creta. На заводе «Ниссан Мэнуфэкчуринг Рус» выпускаются модели Qashqai, X-Trail, Murano, а производственная мощность составляет 100 тыс. машин в год. Технологический процесс включает в себя штамповку кузовных панелей, сварку, окраску кузова и сборку готового автомобиля.

Представители японского производителя проявили интерес к увеличению уровня локализации производства не только транспортных средств, но и комплектующих к ним, сообщает пресс-служба ЕЭК. В свою очередь гендиректор завода южно-корейской компании Ли Ентэк подчеркнул, что даже при высоком имеющемся на сегодня уровне локализации предприятия двери для новых поставщиков открыты.

По итогам восьми месяцев 2018 года объем взаимной торговли автомобилями государств — членов ЕАЭС достиг 1,5 млрд долларов, при этом доля взаимной торговли в общем импорте на территорию союза возросла до 24%.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-15%
-45%
-20%
-15%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-10%
0061173