Юрий Дракохруст /

Заседание Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности (МКБ) в Минске — несомненный успех белорусской дипломатии. Правда, рангом это заседание пониже, чем сама конференция в баварской столице, но раньше официальному Минску не снилось и такое.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Центральным событием заседания стало выступление президента Александра Лукашенко, а в нем — предложения по урегулированию кризиса в Украине. Об этом Лукашенко говорил и на недавнем Форуме регионов Беларуси и Украины, на заседании Основной группы МКБ он детализировал свои предложения.

Самые важные пункты мирного плана:

  • Возложить на Беларусь «ответственность за обеспечение мира в восточных регионах Украины и контроль на российско-украинской границе»;
  • Провести на Донбассе выборы при «сопровождении» Беларуси, «исходя из понимания того, что эти регионы являются неотъемлемой частью Украины».

Однако эти самые важные пункты представляются и самыми сомнительными в смысле реализуемости.

Украина добивается собственного контроля и над всем Донбассом, и над границей. Для нее белорусский контроль границы — это почти то же самое, что и российский контроль. То же относится и к «сопровождению» Беларусью выборов в Донбассе. Это так, даже если не учитывать общеизвестную «прозрачность» выборов в самой Беларуси.

То, что Украину не впечатляют белорусские предложения, было очевидно по реакции украинской стороны во время Форума регионов Беларуси и Украины. Украинские представители сделали вид, что не услышали предложений хозяина форума.

Однако предложения Минска вряд ли устраивают и Россию. Согласно российской интерпретации Минских соглашений контроль над границей должен быть передан Киеву (а не кому бы то ни было иному), но только после примирения в Донбассе, как оно видится Москве. С другой стороны, в Кремле вряд ли разделяют мнение, что регионы Донбасса, не контролируемые Киевом, «являются неотъемлемой частью Украины».

Иными словами, мирный план Лукашенко для Украины — это нечто вроде Васюкинского шахматного турнира Остапа Бендера из «12 стульев». Скорее всего, это понимает и сам президент Беларуси. Впрочем, как и для Бендера, героя культового советского романа, цель Лукашенко — вовсе не практическая реализация его амбициозных предложений.

Его цель — обновить свой имидж миротворца, изрядно потускневший как в результате решений минского заседания Синода РПЦ, так и в результате заявлений как российских чиновников, так и его собственных, насчет ответа на действия и планы действий НАТО.

Ну, а тут Беларусь снова объявляет, что она за мир, что она готова его добиваться. А не получится — так не получится. А у кого получается? А впечатление произвести, может, и получится. Ну и перед россиянами обосновать свое нежелание идти полностью в фарватере их политики. Мир — это не синоним победы России.

Фото: Сергей Гриц / AP / Pool
Фото: Сергей Гриц / AP / Pool

Реакция на мирный план Лукашенко по Украине показывает ограничения, которые имеет пресловутая «многовекторность» внешней политики Беларуси. Векторов, может, и много, но природа их — разная. Беларусь состоит во всех мыслимых союзах с Россией, все они в большей или меньшей степени юридически обязывающие их участников, и Беларусь в том числе. Нравится это кому-то или нет, но Беларусь — военный, политический и всякий иной союзник России.

С другой стороны, ни ЕС, ни США, ни Китай — никакие не союзники Беларуси. С кем-то из них отношения получше, с кем-то похуже, но все эти отношения по существу без обязательств.

Поэтому вся многовекторность проявляется (если проявляется), в полутонах: Беларусь делает вид, что она как бы не совсем союзник, не во всем союзник России, и при этом она как бы союзник ближних и дальних соседей.

Достигается это впечатление разнообразными жестами — вот провели Форум регионов Беларуси и России, а вскоре после — такой же форум с украинцами. Вот приехал американский дипломат, помощник госсекретаря США Уэсс Митчелл — ему говорится, что Беларусь готова стать «самым надежным, честным и искренним партнером» США.

Некоторое время назад Митчелл заявил, что «национальный суверенитет таких стран, как Украина, Грузия, даже Беларусь, — это заслон против российского неоимпериализма». Страна, состоящая с Россией в ОДКБ, ЕАЭС и Cоюзном государстве, в роли заслона против «российского неоимпериализма» — это, конечно, красиво. Но это означает, что в Вашингтоне готовы играть в игру, которую предлагает Минск. А в Минске принимают пас. Заслон так заслон, не вопрос. Для России — ее форпост. Почему бы параллельно не побыть и заслоном от нее?

Все эти маневры не означают, что Беларусь разорвет связи с Россией, изменит геополитический курс на противоположный. На это вряд ли рассчитывают и в Вашингтоне. Реальные изменения могут касаться нюансов: могут быть восстановлены полноценные дипломатические отношения, могут быть сняты, а не заморожены, как сейчас, санкции, США могут оказать влияние на МВФ в смысле более благожелательного отношения фонда к Беларуси.

Соответственно, и Минск может сделать несколько шагов навстречу Америке. Не слишком широких, но заметных.

Геополитика довлеет над всеми остальными темами и сюжетами. Мир если не приближается к пропасти, то в любом случае не становится безопаснее. В такой ситуации внутреннее устройство «фигур» на «большой шахматной доске» — не самый важный фактор.

Лукавые союзники и партнеры — совсем не новость в мировой политике, опыт отношений с подобными игроками есть и у Запада, и у России, и у Китая.

И с Беларусью игра будет продолжаться.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции