1. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  2. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  3. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  4. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  5. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  6. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  7. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  8. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  9. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  10. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  11. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  12. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  13. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  14. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  15. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  16. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  17. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  18. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  19. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  20. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  21. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  22. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  23. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  24. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  25. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  26. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  27. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  28. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  29. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  30. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси


Татьяна Коровенкова,

Уже более восьми лет прошло после подписания Беларусью межправительственных соглашений с Литвой и Польшей об упрощенном порядке взаимных поездок жителей приграничных регионов. Однако соглашения так и не вступили в силу.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Причиной этого Минск называет неготовность приграничной инфраструктуры к значительному увеличению пассажиропотока через пункты пропуска. Эксперты же полагают, что реальные причины этой задержки лежат в политической и финансовой плоскостях.

Соглашения зависли

Соглашения о малом приграничном движении (МПД) с Польшей, Литвой и Латвией Беларусь подписала в 2010 году. Пока действует только белорусско-латвийское соглашение, которое вступило в силу 1 февраля 2012 года. Польша и Литва все еще ожидают от Минска уведомлений о завершении всех необходимых процедур. Польша ратифицировала соглашение в 2010 году, Литва — в 2011-м.

Между тем в подписании соглашений об МПД заинтересованы жители западных регионов Беларуси. В 2014 году в Гродно и Бресте даже проходили пикеты с требованием к белорусским властям активизировать работу в этом направлении. Местные жители собрали тысячи подписей под петициями в адрес президента и парламента. В обращениях подчеркивалось, что договор об МПД с Польшей затрагивает интересы более миллиона белорусских граждан.

В ноябре 2015 года Леонид Мальцев, который возглавлял тогда Государственный пограничный комитет, заявил, что МПД с Литвой и Польшей заработает после создания необходимой пограничной инфраструктуры.

Участниками МПД являются жители населенных пунктов в 50-километровой зоне по обе стороны границы.

Как отметил Мальцев, на белорусско-польском и белорусско-литовском участках границы 26 пунктов пропуска, и они уже перегружены в два-три раза, их необходимо модернизировать. Если же без этого запустить МПД, очереди увеличатся.

По словам Мальцева, для введения МПД на белорусско-литовской границе пять пунктов упрощенного пропуска нужно перевести в статус международных. На создание необходимой инфраструктуры только в одном пункте требуется от 30 до 50 млрд рублей (без учета деноминации, от 1,6 до 2,8 млн долларов).

Кроме того, отметил Мальцев, существующие пункты пропуска «не оборудованы пешеходными направлениями, а это вопросы безопасности». Стоимость таких работ в каждом пункте пропуска составляет 3 млрд рублей (без учета деноминации, около 170 тысяч долларов).

В рамках программ трансграничного сотрудничества ЕС выделял и выделяет деньги на улучшение инфраструктуры в приграничных пунктах пропуска. Но она, по мнению белорусской стороны, по-прежнему не готова к запуску МПД.

«Одним из ключевых моментов, который необходимо решить до того, как вступят в силу ранее подписанные соглашения о малом приграничном движении, является готовность приграничной структуры к прогнозируемому значительному увеличению пассажиропотока, — сказал 6 сентября пресс-секретарь МИД Беларуси Анатолий Глаз. — К сожалению, несмотря на предпринимаемые усилия, на сегодняшний день инфраструктура не соответствует требованиям, которые необходимы для введения малого приграничного движения».

Кроме того, отметил он, необходимо, особенно в последнее время, учитывать и факты «неритмичного осуществления пограничного контроля в пунктах пропуска со стороны Польши и Литвы, что в значительной степени влияет на возникновение очередей на границе». «Это также вопрос, который нужно решать. И его решение зависит от наших партнеров», — сказал Глаз.

Зачем тогда было подписывать?

У аналитика исследовательского центра EAST (Варшава) Андрея Елисеева есть несколько аргументов, которые ставят под сомнение официальную версию про неподготовленность инфраструктуры в качестве реальной причины многолетнего промедления.

«Право пользоваться выгодами соглашения и ездить без виз не получают все жители приграничья по умолчанию сразу после запуска соглашения, — сказал Елисеев в комментарии для БелаПАН. — Пропуски МПД выдают консульства после специальной процедуры обращения, похожей на визовую. Поэтому число обладателей пропусков увеличивалось бы постепенно из года в год, а не выросло одномоментно и не создало бы резко напряженную обстановку на границе».

Постепенное увеличение обладателей пропусков МПД позволяет параллельно проводить работу по улучшению инфраструктуры, подчеркнул аналитик.

Кроме того, Беларуси необязательно запускать одновременно оба соглашения — и с Литвой, и Польшей. «Можно начать с запуска соглашения, например, с Литвой, что как минимум облегчило бы жизнь для жителей ряда разделенных деревень на белорусско-литовском приграничье», — считает Елисеев.

Он напоминает: ранее заявлялось, что Беларусь намерена обкатать соглашение с Латвией и в случае его успешного действия впоследствии запустить соглашение с Литвой.

По имеющимся данным, подчеркнул политолог, белорусско-латвийское соглашение действует вполне успешно, упрощая мобильность тысячам жителей приграничья. Тем не менее обещанного запуска соглашения с Литвой мы так и не дождались.

«Вдобавок становится неясно, зачем Беларусь согласовала и подписала эти соглашения еще восемь лет назад, если, как оказывается, не были проведены необходимые межведомственные консультации о целесообразности и возможности запуска таких соглашений, — сказал Елисеев. - Заявления о неготовой инфраструктуре нуждаются в четких количественных обоснованиях. Идеальной пограничной инфраструктуры нет нигде».

Реальными причинами столь длительной задержки Елисеев считает экономические и политические мотивы — опасения, что белорусы еще активней начнут ездить за покупками в Литву и Польшу (и вывозить валюту), и нежелание укреплять связи с соседями в ЕС.

Перспективы запуска соглашений собеседник считает туманными. «Каких-то реальных заявлений и действий на этот счет не наблюдается, — отметил он. — К тому же общественных инициатив и требований о запуске в последнее время нет».

Заложники конъюнктуры

Координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог» Денис Мельянцов считает, что причина задержки запуска соглашений — смесь политических, экономических и технических аспектов.

«В 2010 году, когда заключались эти соглашения, отношения Беларуси с ЕС в целом и с соседними странами резко ухудшились. Естественно, что в такой ситуации эти соглашения стали заложниками плохой политической конъюнктуры», — сказал Мельянцов в комментарии для БелаПАН.

На судьбу соглашений повлиял и экономический фактор. В отличие от Латвии зоны, которые в Польше и Литве попадают под действие соглашений об МПД, включают в себя крупные города.

«Белорусские власти опасаются вывоза валюты в эти страны, потому что и в Вильнюс, и в Белосток, и в другие города белорусы массово ездят за покупками, — отметил Мельянцов. — Для того чтобы избежать вывоза денег, особенно в условиях кризиса 2011 года и дальнейшей не самой простой ситуации, я так понимаю, что было решено притормозить введение в действие этих соглашений».

Технические моменты также препятствуют запуску соглашений.

«Как показывает даже обыденный опыт пограничных переходов с Польшей и Литвой, инфраструктура далеко не в порядке, — сказал Мельянцов. — И если действительно большая масса белорусских граждан получит возможность выезжать туда без визы по каким-то разрешениям, то это может застопорить и парализовать все движение через границу. Действительно, такой момент есть, но нужно помнить, что это все-таки смесь политических и экономических факторов».

ЕС выделяет деньги на совместные проекты реконструкции пунктов пропуска, но средств не хватает.

«Если посмотреть на средства, которые выделяли на польско-белорусские и литовско-белорусские переходы, то этих денег достаточно лишь для обновления инфраструктуры уже существующих переходов, но уже недостаточно для их существенного расширения и на постройку новых пунктов пропуска. Сейчас, наверное, уже очевидно, что все-таки требуются новые переходы для того, чтобы удовлетворить весь спрос граждан, которые ездят в соседние страны», — сказал политолог.

Оценивая перспективы запуска этих соглашений, Мельянцов отметил: «Соглашения подписаны и так или иначе должны быть введены в действие, потому что их подвешивание на столь долгий срок идет в минусовой зачет двусторонним отношениям».

Жители приграничных районов заинтересованы, чтобы соглашения начали работать. При этом, однако, большинство белорусов, которые хотели получить шенгенскую визу, ее получили. Беларусь входит в число лидеров как по количеству шенгенских виз на душу населения, так и по количеству долгосрочных и бесплатных виз.

«Видимо, белорусские власти на это смотрят тоже как на фактор, который позволяет не особо тему малого приграничного движения педалировать», — сказал Мельянцов.

В целом же, отметил он, актуальность и МПД, и упрощения визового режима для белорусской стороны падает.

«Если несколько лет назад это были важные вопросы, то сейчас ценность этих соглашений уменьшается, — считает Мельянцов. — Сейчас важным для Минска является соглашение о приоритетах партнерства. Оно выходит на первое место. Плюс базовое соглашение, в которое должен вписаться весь комплекс белорусско-европейских отношений».

-25%
-40%
-20%
-10%
-10%
-20%
-20%
-30%
-50%
-10%
0072356