Будущее интеграционных проектов на постсоветском пространстве есть, но у этих проектов достаточно внутренних противоречий и внешних искушений и угроз, заявили участники дискуссии на Конгрессе евразийских СМИ в Алматы в четверг.

В частности, страны «отвлекаются» на собственные проекты, вроде совместных инфраструктурных с Китаем. Глава ЕАБР Андрей Бельянинов отметил, что про тот же китайский проект «Один пояс — один путь» никому точно не известно, где он на карте. «Китайцы бросили идею, как камень в тазик, и пошли волны», — отметил он.

Российский экономист Михаил Делягин уточнил: «Китай сказал — мы готовы вложить бешеные деньги в ваше развитие в наших интересах. А теперь конкурируйте. Так что маршрут выстраивается в соответствии с результатами этой конкуренции».

Он отметил, что ЕАЭС как интеграционное пространство — «как мышка в клетке со львами». «То, что мы считали истерикой Трампа, это явление, начало которому положил еще Обама. Глобальные рынки начали распадаться на глазах на макрорегионы, идет даже сегментация рынков информации — то, что мы наивно называем цензурой в соцсетях и в Google. Это смена вектора развития человечества. Нас ждет глобальная депрессия, очень грозные и очень жестокие времена. Или мы построим свой макрорегион, или будем глобальным тылом великого Китая. Это реальный выбор, который перед нами стоит.

Делягин подчеркнул, что для создания макрорегиона необходима координация макроэкономической политики всех стран участников. Пока до этого далеко. Экономист пояснил, что для России главное — таргетирование инфляции, «хотя это ведет к обеднению населения». В Казахстане главное — развитие индустрии. Сейчас идет вторая пятилетка, а за первую реализовано 770 проектов из 1000, созданы принципиально новые отрасли. «Проблема Казахстана в том, что нет рынка сбыта. Как и для Беларуси, которая уже совершила подвиг тем, что ее экономика все еще существует», — заявил Делягин.

Он призвал проявлять инициативу, отметив, что ЕАБР может помочь, ведь «он как врач знает все об этих странах». «Банк может стать центром интеллектуальной инициативы, двигателем евразийской интеграции», — полагает Делягин.

Среди необходимых инфраструктурных вещей он особо отметил необходимость создания системы расчетов, «непрозрачной для наших американских коллег, альтернатива Swift (но не конкурент, а дополнение). Нужно и свое рейтинговое агентство. «Рейтинг всегда субъективен — существующие агентства ориентированы на американских инвесторов. Есть потребности в евразийской рейтинговой системе», — уверен экономист.

Он также уверен, что будущее за использованием нацвалют в расчетах: «Пока не было необходимости, идея буксовала, с началом действия санкций — это вопрос безопасности и это сфера, которую можно будет быстро и уверенно расширять».

Российский экономист Евгений Надоршин отметил, что пока интеграционные проекты довольствовались «низковисящими фруктами» — проектами и шагами, реализация которых не составляла большого труда. Причем объединение развивалось как политическое, «экономическую составляющую на него натягивают, причем с трудом».

«Смотришь на структуру депозитов, и видно, что действительно важно для агентов экономики», — констатировал Надоршин, напомнив, что не все российские партнеры по ЕАЭС спустились ниже 50% по уровню долларизации.

Он призвал не «дружить против» и не смотреть деструктивно на внешнее пространство, не бежать политикой. В том числе — не спешить с расчетами в нацвалютах. «Пока это оборачивается допкомиссиями», — отметил эксперт, посоветовав развивать торги парами нацвалют.

Надоршин также посетовал, что инвестпортфель ЕАБР в 3 млрд долларов — это довольно скромный объем. «Интеграционный банк должен тянуть проекты с десяток миллиардов долларов. Не портфель, а отдельные проекты — это совсем другой масштаб» — подчеркнул он.

-30%
-10%
-25%
-10%
-10%
-20%
0061173