Вадим Сехович / /

Как Минск учил Москву монополизировать спичечный рынок, за счет чего белорусские фабриканты подчинили Украину, Кавказ, Среднюю Азию и донских казаков и почему исчез минский синдикат, — TUT.BY и Universal Press продолжают совместный проект, посвященный истории бизнеса в дореволюционной Беларуси.

Здание минского отделения Северного банка, в котором появился Западный спичечный синдикат — самое мощное монополистическое объединение на территории дореволюционной Беларуси. Фото: Владимир Воложинский TUT.BY

Четвертого июня 1905 года в офисе минского отделения Северного банка на Соборной площади (современная площадь Свободы) собираются владельцы и делегаты 11 крупнейших спичечных фабрик западной части Российской империи.

На правах хозяина управляющий минским отделением Северного банка Евсей Гальперин встречает владельца фабрик «Виктория» (Борисов) и «Молния» (Мозырь) Бера Соломонова, арендатора новоборисовской «Березины» Самуила Лурье, душу минского бомонда и хозяина койдановской «Дружины» Лейбу Стронгина. Из Пинска в губернский центр прибывает австрийский подданный и собственник фабрики «Прогресс-Вулкан» Иосиф Гальперин, из Слонима — местные лесопромышленники Цодок Дубинбаум и Хонон Штейнберг. Не могут обойти стороной мероприятие представители одного из старейших спичечных производств Российской империи — двинской фабрики «Двина». Польскую спичечную промышленность представляют томашевская и ченстоховская фирмы, практически полностью контролирующие рынок Привисленского края, «Закс и Пиш» и «Гелих и Гух», литовскую — ковенские фабриканты братья Исаак и Абрам Финкельштейны (владельцы фабрики «Этна») и Меер Вольперт («Балкан»).

Что же приводит их всех сюда? Ведь за одним столом оказываются такие непримиримые конкуренты, как Лурье и Соломонов, Соломонов и Гальперин, сражающиеся за заказы французской спичечной монополии владельцы «Виктории» и «Двины» …

Фото: Музей спички, prodedovich.blogspot.com.by
Спичечная фабрика Бера Соломонова в Борисове. Фото: Музей спички, prodedovich.blogspot.com.by

Летом 1905-го, всего с месяц после катастрофы 2-го Тихоокеанского флота под Цусимой и за неделю до того, как восстанет броненосец «Князь Потемкин Таврический», спичечные фабриканты готовы, по крайней мере на время, оставить распри и забыть былые обиды. Они приезжают на Соборную площадь, чтобы обсудить важнейшие вопросы и найти на них ответы: как пережить смутное время, когда население скорее нуждается в револьверах и бомбах, чем спичках; когда невозможно прибегнуть к локаутам, чтобы не выплеснуть социальное напряжение на улицы; когда введение двойного акциза на спички (увеличение с 2,5 копеек за 10 коробок до 5 копеек) для покрытия военных расходов в Маньчжурии сокращает их потребление; и, наконец, когда многие не понимают сложности положения, продолжают наращивать объемы производства и пытаются путем бросовых цен увеличить продажи залежавшейся продукции.

Главным итогом совещания станет создание Западного спичечного синдиката — крупнейшего монополистического объединения в дореволюционной Беларуси. Появившаяся в разгар мирового экономического кризиса структура поможет белорусским компаниям не только выжить, но и на несколько лет установить контроль над огромной частью рынка Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии.

Становление синдиката

Мозговым центром синдиката становится Комитет спичечных фабрикантов при минском отделении Северного банка. В число пяти постоянных членов комитета входят самые влиятельные спичечники запада Российской империи — Бер Соломонов, Иосиф Гальперин, Самуил Лурье, представители «АО «Двина» и фирмы «Закс и Пиш». Всего с одним изменением, связанным с процессом консолидации, комитет в таком составе просуществует до своего роспуска в 1908 году.

На историческом съезде в Минске фабриканты принимают решение сократить объемы производства, установить единую цену, взять ее под жесткий контроль и завоевывать новые рынки с помощью единой сбытовой структуры.

 Фото: nkj.ru 
Этикетка фабрики «Прогресс-Вулкан» из белорусских губерний — участников Западного спичечного комитета. Фото: nkj.ru

В рамках договоренностей формируется двухуровневая система сбыта.

На первом находятся фабрики, которые продают спички по регулируемым квотам в закрепленных за ними районах на «своей территории» — в белорусских, литовских и польских губерниях. В них фабриканты получают право хозяйничать, как хотят, например, самим отбирать дилеров. На втором уровне формируется специальный комиссионный отдел (сначала — при минском отделении Северного банка, потом — при Минском коммерческом банке), которому производители передают оговоренные партии спичек для продажи на «чужой территории».

Фото: mlife.by
Этикетка мозырской фабрики «Молния». Фото: mlife.by

Сразу после июньского совещания с целью достижения светлой цели стабилизации рынка западные фабриканты на 15% для крупных и на 10% для небольших компаний сокращают ежемесячные объемы производства (в конце года квоты будут урезаны еще на 5%). Одновременно на спички всех фабрик, вошедших в синдикат, устанавливается единая минимальная цена. Ниже ее фабриканты отпускать не имеют права.

Одного «слова бизнесмена», что он будет придерживаться этого постановления, явно недостаточно. Гарантией того, что фабрикант не сможет нарушить обязательства, становится так называемая залоговая сумма. Она перечисляется бизнесменами на специальный счет комиссионного отдела из расчета 10 копеек с каждого ящика годовой квоты фабрики. Из залогового фонда финансируются текущие расходы «Комитета фабрикантов»: организация совещаний, поездки в Москву и С.- Петербург и на переговоры с аутсайдерами, проживание в гостиницах, вознаграждение служащим комиссионного отдела, пожертвования.

Фактический владелец борисовской «Березины» и один из руководителей синдиката Самуил Лурье становится первым, к кому приходится применять особые меры воздействия. Уже в июле 1905 года он продает по заниженной цене свыше 630 ящиков спичек. Без внимания его коллег этот финт не остается. На Лурье налагается неустойка, предусматривавшая списание с залогового счета «Березины» в пользу Комитета фабрикантов около 1260 рублей. Самуил Лурье, правда, их так и не заплатит. Опасаясь развала синдиката уже на первых месяцах его существования, действия Лурье сочтут за ошибку и практически простят фабриканту штраф. «За исключением 250 рублей, действительно полученных его фабрикой пользы от упомянутых продаж», — гласят выводы совещания фабрикантов по «березинскому вопросу».

Фото: pokazuha.ru
Этикетка новоборисовской фабрики «Березина» — главного конкурента «Виктории». Фото: pokazuha.ru

На втором уровне действует система, скопированная у австро-венгерского спичечного синдиката (он существует с 1904 года при Oesterreichische Laenderbank). Комиссионный отдел при минском отделении Северного банка выдает кредиты под поставку спичек на его склады, расположенные на рынках вне «своего» рынка. На пике, который приходится на вторую половину 1906 года, они находятся в Киеве, Черкассах, Кременчуге, Екатеринославле, Харькове и Ростове-на-Дону. Уже с этих складов по единым ценам и в рассрочку продукция расходится по дилерам, которых отбирают, проверяют на закрепленных регионах и, если надо, меняют. Комиссионный отдел наделен правом применять демпинговые цены против конкурентов и таким образом содействовать присоединению последних к синдикату.

Договор о совместной деятельности фабрикантов с Северным банком будет действовать до марта 1906 года. Он предусматривает возможность пролонгирования, но французские банкиры (контрольный пакет Северного банка принадлежит Societe Generale и Societe Francaise de Banque et de Depots) откажутся принимать новые условия спичечников. Дело в том, что фабриканты в условиях некоторой стабилизации захотят уменьшить комиссионные отчисления банку, увеличить срок действия соглашения и «безоговорочно» подчинить комиссионный отдел «Комитету фабрикантов». В итоге Северный банк сменят более сговорчивые белорусские банкиры из Минского коммерческого банка. Сговорчивость обусловлена и общностью интересов местного банковского и промышленного капитала, который таким образом пытается противостоять начинающейся экспансии монополий из центральных частей Российской империи.

28 апреля 1906 года, оставив разговоры о переносе главного офиса синдиката в Вильно, состоится подписание трехлетнего соглашения о передаче западными спичечными фабриками комиссионной продажи спичек Минскому коммерческому банку. Уполномоченным банка в синдикате станет его директор А. Кацель.

Расцвет синдиката

Расцвет Западного спичечного синдиката приходится на первые три месяца 1906 года.

Фото: phillumeny.info
Этикетки союзнических фабрик минского синдиката из Ковно: «Этна». Фото: phillumeny.info

Объединив свои усилия с восточными фабрикантами, в конце 1905 года создавшими в Москве аналогичное объединение, Западный синдикат начинает повышать цену на спички. В апреле 1906 года она вырастет до 9 рублей за ящик, что на целый рубль выше докризисного уровня.

К середине 1906 года сеть комиссионного отдела Западного синдиката охватывает Киевскую, Екатеринославскую, Полтавскую, Харьковскую, Волынскую, Подольскую, Бессарабскую и Орловскую губернии, Область Войска Донского. Минский синдикат фактически становится монополистом на рынках Бакинской губернии, Закавказья и Закаспийской области. Борисовский фабрикант Самуил Лурье специально для этих регионов осваивает производство спичек с так называемым «татарским этикетом». После регистрации этого бренда, комиссионный отдел планирует использовать его при продвижении всех спичек Западного синдиката на азиатские территории Российской империи.

Фото: phillumeny.info
Этикетка союзнических фабрик минского синдиката из Ковно: «Балкан». Фото: phillumeny.info

В 1906 году на специальные отчисления участников синдиката создается резервный фонд. Аккумулированные в нем средства используются на компенсацию затрат синдиката на удерживание так называемых боевых (демпинговых) цен на рынках неприсоединившихся фабрикантов.

«Боевые» цены окажутся весьма действенным механизмом для расширения влияния синдиката. В 1906 году с их помощью и благодаря дипломатическим способностям менеджеров Западного синдиката (Исаака Френкеля и Льва Слицана) в его состав войдут фабрики Ольги Селецкой в Коростышеве, Дмитрия Давыдова в Каменке, Н. фон Мекка в Фастове, Ивана Кузнецова в Киеве. Новозыбковское «Товарищество «Лялюмьер», теснимое в своем районе мощными фирмами Волковых, Родионовых и Осипова, предпочтет искать спасения от поглощения в Минске. Новые участники тоже уменьшают объемы выпуска и передают комиссионному отделу продажи части своих спичек.

Предварительно о готовности проводить курс по снижению объемов и соблюдению единой цены заявляют фабриканты прибалтийского региона — Э. Пооль из Феллина, С. Шапиро из Риги и фирма «Э. Шварц и Ко» из Пернова. Важнейшим шагом в расширении синдиката должна стать поддержка со стороны Луи Гиршмана, владельца самой мощной на западе Российской империи спичечной фабрики «Вулкан».

Фото: phillumeny.info
Объект поглощения Западного синдиката. Этикетка «Блеск». Фото: phillumeny.info

В середине 1905 года Луи Гиршман и Западный синдикат начинают переговоры.

Все обстоятельства — за их успешное завершение. Во-первых, это — географическое расположение и общие рынки сбыта. Во-вторых, Луи Гиршман конкурирует с фабриками восточной части империи и должен искать союзников. В-третьих, у фабриканта давние личные связи с некоторыми белорусскими производителями.

Луи Гиршмана с полным на то основанием можно называть «отцом» белорусской спички. Именно он в 1892 году строит и запускает в эксплуатацию одну из крупнейших спичечных фабрик Беларуси — «Прогресс-Вулкан» в Пинске. Но в 1896 году он продаст ее Иосифу Гальперину и сосредоточится на развитии своего основного производства «Вулкан», расположенного в Гольдингене в Курляндии (совр. Кулдига в Латвии).

Участники Западного синдиката предлагают своему потенциальному партнеру место в руководстве. Но переговоры по условиям вхождения «Вулкана» в объединение затягиваются.

Фото: phillumeny.info
Объект поглощения Западного синдиката. Этикетка «Сатурна». Фото: phillumeny.info

Торги с Гиршманом, пытающимся добиться лучших условий, и действия многочисленных аутсайдеров, которые не прельщаются идеей объединения, становятся первой проблемой, которая мешает минскому синдикату добиться поставленной цели — стабилизации рынка и роста доходов. Своими демпинговыми ценами и бесконтрольным производством аутсайдеры разрушают хрупкое равновесие спроса и предложения. И даже, войдя в синдикат и передав банку право на комиссионную продажу продукции, обескровленные, но «упертые» они не всегда строго следуют предписаниям из Минска. Западному синдикату вновь и вновь приходится применять против особо строптивых «боевые» цены в ущерб своим доходам. «Товарищество «Лялюмьер» вскоре откажется соблюдать условия синдикатского соглашения. Для того чтобы наставить его на «путь истинный», западным фабрикантам понадобится 7,3 тыс. рублей. В 1907 году придется «возвращать» фабрику Кузнецова и помогать восточным коллегам победить братьев Родионовых.

Объект поглощения Западного синдиката. Этикетка «Прогресс». Фото: phillumeny.info

В одном из протоколов, датированном мартом 1907 года и посвященном разногласиям с фабрикантами Киевского региона, руководство синдиката весьма скептично оценивает перспективы нанести сокрушительный удар по аутсайдерами: «Борьба с ними представляется крайне трудной и едва ли успешной, в конце концов, состоявшие в соглашении фабриканты могут очутиться в безвыходном положении».

Вторая проблема заключается в том, что сама структура синдиката, объединившая конкурентов, является непрочной. Наибольшие противоречия существуют и так и не будут разрешены между «Молнией» и «Прогресс-Вулканом», работающими на одних и тех же рынках. Не менее остры разногласия между двумя борисовскими фабриками — «Викторией» и «Березиной». В середине 1906 года «для устранения конкуренции» «Комитет фабрикантов» будет вынужден передать продажу спичек в их районах комиссионному отделу.

Наконец, третья и самая главная проблема, которая в итоге приводит к закату и исчезновению Западного синдиката, это экспансия на местный рынок могущественных конкурентов с Востока.

Закат синдиката

Спустя четыре месяца после собрания в Минске, в сентябре 1905 года, фабриканты восточных районов Российской империи («АО «В.А.Лапшин», «АО И. Н. Дунаева Н-ки», «ТД С. П. Камендровского Н-ки и Ко», «ТД Макс. Волков и С-ья», «ТД А. Ф. Родионов с С-ми» и др.) на своем съезде в Москве заявляют об аналогичном объединении ради сокращения производства и стабилизации цены.

Минский синдикат сразу же вступает в контакт со своими восточными коллегами и договаривается о согласованных действиях. Два синдиката в 1906 году объединяют резервные фонды, предназначенные для борьбы с аутсайдерами. Менеджеры Западного синдиката за счет средств объединенного фонда отправляются в длительные командировки, чтобы подчинять фабрикантов Одессы, Урала и Сибири.

Продукция беглого «отца» белорусской спички Луи Гиршмана. http://phillumeny.info
Продукция беглого «отца» белорусской спички Луи Гиршмана. http://phillumeny.info

«Восточники» долгое время следуют в фарватере своих коллег из Минска, копируя и претворяя в жизнь успешные практики «западников». Ситуация меняется, когда в конце 1906 года восточные фабриканты передают право продажи части своей продукции С.-Петербургскому Частному коммерческому банку.

С.-Петербургский Частный коммерческий банк входит в капитал лидера Восточного синдиката — «АО спичечных фабрик «Василий Андреевич Лапшин». Это позволяет фирме «В. А. Лапшин» развернуть экспансию на внутреннем и внешнем рынках. Одной из ее главных целей становится польский рынок, на котором фирма Лапшина за счет более дешевых спичек начинает теснить местных фабрикантов — членов Западного синдикатского объединения. Минский синдикат принимает вызов. Реорганизуется система сбыта, польские компании «Закс и Пиш» и «Гелих и Гух» создают в Варшаве объединенную контору и получают из Минска указание «назначать в местах, где обнаружена конкуренция, соответствующие цены». Кроме Лапшина серьезными конкурентами уже непосредственно для белорусских фабрикантов являются их ближайшие соседи — новозыбковские фабрики Осипова и Волковых.

Разграничить сферы влияния, снять напряжение во взаимоотношениях с восточными фабрикантами, а также организовать более продуктивное давление на аутсайдеров, по мнению западников, должно объединение двух союзов фабрикантов. В результате переговоров этой цели удается достичь — 7 ноября 1906 года подписывается соответствующее соглашение.

Фото: phillumeny.info
Этикетка фабрики «Край» из белорусских губерний — участников Западного спичечного комитета. Фото: phillumeny.info

Согласно нему, оба синдиката, Западный и Восточный, де-юре продолжают существовать. В силе остаются и заключенные ими соглашения с банками. В то же время создается общий орган, который принимает большинством голосов основополагающие решения для обоих объединений. Большинство голосов в нем (9) получают восточные фабриканты. Западникам достается 3 голоса.

Принимаемые общим комитетом решения касаются норм производства и уровня цены, с которой фабрики единым фронтом должны выступать на рынках. Фабриканты договариваются о совместном возмещении убытков, которые могут возникнуть в результате «боевых» действий против аутсайдеров. Стороны обещают под угрозой выплаты неустоек не нарушать зоны сбыта, обмениваться информацией, проводить совместные ревизии и экспертизы качества товара, создать институт уполномоченных при каждом из синдикатов.

Появление объединенной, пусть и не совсем централизованной структуры, оказывается на руку восточным фабрикантам. Они практически сразу присваивают себе право определять политику в рамках всероссийского объединения.

Константин Вахтер — акционер и председатель правления «АО спичечных фабрик «Василий Андреевич Лапшин».

Большинство новых фабрик, примкнувших на добровольной основе или в результате применения демпинговых цен, входят в состав Восточного синдиката. На сторону Москвы (к огромному разочарованию Минска) постепенно склоняется Луи Гиршман. В апреле 1906 года совещание западных фабрикантов констатирует, что «конкурентом является Гиршман, в спичечной политике поддерживающий, скорее, Лапшина». В этом же месяце тайное тяготение Луи Гиршмана к востоку станет явным. Он официально будет включен в состав восточного комитета, получит одно их руководящих мест и неограниченное право наводить порядки в соседних с его фабрикой регионах. Вслед за Гиршманом на сторону Москвы перейдут владельцы прибалтийских фабрик и одесские фабриканты во главе с братьями Асвадуровыми. Это еще один болезненный удар, поскольку Прибалтика и Одесская губерния рассматриваются минскими синдикатчиками в качестве своей «зоны влияния». Входит в восточный синдикат и находящаяся в этой «зоне» ровенская фабрика Арона Маргулиса и Ицки Зупа. «Восточники» в конце концов «перетягивают» на свою сторону «Товарищество «Лялюмьер». Наконец, в 1907 году Восточный синдикат принимает в свой состав гомельскую фабрику «Везувий», расположенную уже непосредственно на территории Беларуси.

«Восточники», нисколько не смущаясь, демпингуют в западных регионах. Сил на достойный ответ нет, поэтому в качестве ответной меры предлагается наращивать экспорт и расширять торговлю на Кавказе, который «при условии энергичной и умелой работы может стать весьма интересным рынком».

Предпринятые меры не помогают. К апрелю 1907 года недопродажа западных спичек составляет 80 тыс. ящиков. Владельцы фабрик на своем совещании даже не намекают, а напрямую выражают возмущение «некоторыми фабрикантами восточной группы», у которых, наоборот, наблюдается «перепродажа сверх норм». В мае 1907 году «западники» принимают весьма критическую резолюцию в отношении действующего союза: «Опыт истекших месяцев показал крайнюю неудовлетворенность существующих между фабрикантами соотношений». Соглашение между двумя синдикатами называется «эфемерным из-за многочисленных нарушений договора».

Ко всему с 1906 года начинается предпродажная подготовка финансового партнера Западного синдиката — Минского коммерческого банка (он будет продан в 1908 году Азовско-Донскому коммерческому банку). Поэтому, когда в середине 1907 года с Востока появляется предложение еще более централизовать сбыт, передав комиссионную продажу спичек единой структуре, оно не вызывает никакого сопротивления в Минске.

Фото: pokazuha.ru
Этикетка борисовской фабрики «Виктория». Фото: pokazuha.ru

В марте 1907 года минское совещание фабрикантов, проанализировав перспективы развития рынка, делает следующее заключение: «Вследствие множества вновь устроенных спичечных фабрик, самая острая конкуренция становится совершенно неизбежной». Поэтому, считают западные владельцы спичечных фабрик, «необходима централизация продажи спичек большинства фабрик в России». В противном случае, без этой самой централизации, «в спичечной промышленности наступит анархия, при которой продавать спички через посредство комиссионного отдела банка станет физически невозможно».

На переговорах «западники» и «восточники» обсуждают два варианта слияния — либо передачу продажи спичек одному из банков, либо специальной структуре, с которой фабриканты подпишут новый договор. В сентябре 1907 году на общем съезде в Москве фабриканты выносят вердикт: «Признать необходимым объединение всей продажи спичек в одном центральном органе, лучшей формой для осуществления этого дела признать учреждение АО «Русское общество спичечной торговли».

Западный спичечный синдикат перестает существовать.

Под сенью «РОСТ»

В мае 1908 года на спичечном рынке империи появляется новая регулирующая структура. Большинство входивших в региональные синдикаты фабрик передают право на реализацию своих спичек «РОСТ». Его правление размещается в С.-Петербурге, уставной фонд составляет 1 млн рублей.

Общероссийский спичечный синдикат становится одним из самых масштабных монополистических образований Российской империи. В него оказываются вовлечены 75% фабрик страны. Однако и в рамках «РОСТ» фабриканты не могут избежать старых противоречий: одного не устраивает размер квоты, другого — рынок, третьего — и то и другое. Вызывает недовольство стремительное усиление лидера — «АО «В.А. Лапшин». С этого периода при поддержке своего могущественного акционера, С.-Петербургского Частного коммерческого банка, лапшинская фирма начинает скупку независимых фабрик.

Фото: nkj.ru 
Этикетка фабрики «Двина» из белорусских губерний — участников Западного спичечного комитета. Фото: nkj.ru

Крупнейшей сделкой становится приобретение бизнеса Луи Гиршмана. «Отец» белорусской спички в итоге становится просто управляющим гольдингенской фабрикой «АО «В. А. Лапшин». Следующими шагами в экспансии лапшинской фирмы станут бывшие члены Западного синдиката — «АО «Двина» в Двинске и томашевская фабрика «Закс и Пиш».

То затухающие, то разгорающиеся с новой силой противоречия в рамках «РОСТ» в итоге приводят к тому, что в начале 1912 года его акционеры проголосуют за роспуск монополии. Все фабриканты получат «вольные» — права самим определять сколько, куда и по какой цене продавать. Они сохранят это право и через год, когда «РОСТ» возродится.

«РОСТ» второго созыва, созданный при активном участии С.-Петербургского Частного коммерческого банка в 1913 году, откажется от идеи продажи спичек через свою структуру. Исключение будет сделано только для спичек Лапшина, которые, как и прежде, берутся на комиссию. В задачи нового «РОСТ» войдет лоббирование интересов спичечников на государственном уровне, централизованная закупка импортных материалов. Например, бертолетовой соли, которая полностью завозится из-за рубежа.

Достаточно либеральные условия привлекают в новый синдикат практически все российские фабрики — 97% от их общего числа. Но фабриканты не успеют пожать плоды от своего единства. В августе 1914 года зазвучит «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой»: российский царь Николай II объявит войну германскому империализму.

Война нанесет серьезный удар по спичечной отрасли — отрезанные на море и на суше от основных источников сырья, фабрики Российской империи не смогут удовлетворять потребности населения в этом товаре. Поэтому в 1915 году впервые после 1859 года царское правительство разрешит импорт спичек, и российский рынок окажется во власти шведских миллионеров.

Опомнившись, в том же 1915 году «РОСТ» начнет собирать средства для строительства завода по производству бертолетовой соли в пределах империи. Его планируют открыть в Финляндии, но не успеют. В 1917 году грянет пролетарская революция, и спички при лозунге «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем» станут хроническим дефицитом. А потом дефицитом станут и сами «буржуи».

Партнер проекта:

Единственный полноформатный складской сервис промопродукции в Беларуси: >5000SKU / 700−1000 тыс. единиц. Прямые поставки по 30+ каталогам. Широкие возможности брендирования на собственном производстве. www.upress.by | +375 17 397−81−81, 222−19−46

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
-20%