/ / /

«Поверьте, мне больнее, чем кому-либо. Потому что вы — мои „дети“. Мне что, приятно было этих людей уволить? Допустим, Семашко столько проработал. И тот же Кобяков — и там, и там… И Василий Иванович Жарко», — сказал президент Беларуси Александр Лукашенко, расставаясь со многими из тех, кто определял лицо белорусской власти и судьбы страны. Причем некоторые — почти двадцать лет. Самое время вспомнить самых ярких «отставников», тем более некоторых из них уже в силу возраста мы вряд ли увидим на передовой.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Недооцененный реформатор

Оршанский район известен не только как место недавнего президентского разноса. Именно уроженец Орши Василий Матюшевский, с декабря 2014-го по 18 августа 2018-го — первый вице-премьер страны, может войти в историю как самый жесткий и последовательный сторонник структурных реформ из верхушки вертикали. Именно он и глава Нацбанка Павел Каллаур стали подтверждением того, что последовательность — не просто достоинство, а фундаментальная добродетель чиновника. Или — не менее фундаментальная — его же проблема.

Выпускник БГУ, аспирантуры и Лондонской школы бизнеса «в люди» вышел через школу Нацбанка, отдав ему около 15 лет и покинув в должности зампреда правления. Вернулся в «государственники» в декабре 2014 года, в разгар кризиса, с поста главы БПС-Сбербанка. Вернулся с четкими представлениями о том, что делать, с «планом А», который должен быть реализован, потому что другого плана просто нет — с макроэкономической стабилизацией, программой МВФ и решением проблем неэффективного госсектора. Но отведенная ему «поляна», где были разрешены реформы, оказалась весьма тесной.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В последнее время казалось, у Матюшевского накопилось раздражение бесконечного непонимания. Отсюда — его феноменальные диалоги в дискуссиях с депутатами, не все из которых разделяли последние либерализационные инициативы.

— Мы примерно знаем, как сегодня работают айтишники […] У меня есть сомнения, не окажется ли проект надувным шаром, который потом неожиданно лопнет, — возмущался Николай Улахович, когда Матюшевский пытался растолковать суть знаменитого декрета № 8.

— Не понимаю, а что лопнет? — недоумевал первый вице-премьер.

— Ваш проект!

— Это не мой проект, это проект страны. И что лопнет, если государство не вложило туда ни копейки?

— Так не бывает, чтобы не вложило! Я как депутат имею право сомневаться.

— Все мы имеем такое право. Но здесь мы не вкладываем ресурсы, мы создаем условия, именно это главная задача, — парировал первый вице-премьер.

Увы, время шло, шансы реализовать свой immortality project, проект всей жизни, таяли, неорганичность Василия Матюшевского среди правительственного большинства становилась все очевиднее. Впрочем, нет сомнений, что отставник будет весьма востребован на рынке труда. Жаль, если не в Беларуси.

Горячая десятка. Топ чиновников, которые хороши собой и не только

Человек-эпоха

Владимир Семашко был вице-премьером с 2003 года. На протяжении 15 лет Лукашенко доверял ему курировать сложные переговоры с Россией по нефти и газу и огромный промышленный комплекс. Две ипостаси Семашко вызывали самые сильные эмоции — уникально сильный переговорщик и гениальный лоббист. Последнее оценивалось весьма неоднозначно: от обвинения в проеденных промышленниками миллиардах долларов до похвалы за успешную модернизацию гигантов, доставшихся Беларуси в наследство от СССР. Это, как минимум, и два НПЗ, и МТЗ, и БелАЗ.

Особо хотелось рассказать про взаимоотношения Семашко с журналистами. По крайней мере с тем, с чем довелось сталкиваться журналистам TUT.BY. Он не избегал «акул пера и микрофона». Всячески пытался довести свою позицию. И журналисты этим пользовались. А он редко отказывал.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Несколько лет назад была выставка промышленного оборудования, после которой значился пресс-подход Семашко и топ-менеджера «Газпрома». Писать только про выставку было скучно. Но в воздухе витал какой-то вопрос по газу. Ответ на него мог спасти журналистов от порожней поездки. И вот звучит долгожданный вопрос. Но ответ топа «Газпрома» очень туманный. Попытки журналистов узнать дополнительную информацию спотыкаются о no comments. И тут слово берет Владимир Ильич и спасает положение: «Что, фактурки не хватает? Давайте, я вам отвечу».

Боец всех нефтяных и газовых войн современной истории Беларуси, большой патриот нашего многострадального, но действительно дорогого миллионам автопрома, Семашко, которому в ноябре исполнится 69 лет, с высокой вероятностью уходит на заслуженный отдых. Говорят, просился давно и неоднократно. Уходит эпоха.

Дорогой Владимир Ильич. Незаменимый Семашко празднует 65-летие

Примерный премьер

Андрей Кобяков сменил в декабре 2014 года тяжеловеса Михаила Мясниковича и стал самым «техническим» премьером последнего времени. Неяркий и незаметный Кобяков мог бы стать идеальным разведчиком — абсолютно правильный и при этом не запоминающийся. Можно найти десятки его выступлений — про рост экономики, экспорт, ЖКХ, важность активизации сотрудничества с Евросоюзом. Грамотных, внятных, корректных. Но с минимумом идей, тех, «непричесанных», которых требовал президент.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Для страны со здоровой экономикой Кобяков был бы образцом главы правительства — в конце концов, кому нужны громкие разносы и сырые инициативы, если все работает и важно этому не мешать, аккуратно и негромко направляя и корректируя процесс. Увы, это не про Беларусь. Но Кобяков имеет все шансы остаться в обойме.

В кругу коррупционеров

Вице-премьером, курирующим социалку, Василий Жарко стал сравнительно недавно — в 2016 году. Однако в белорусском правительстве он старожил — 10 лет Жарко занимал пост министра здравоохранения. Жарко окончил Минский мединститут, работал врачом-терапевтом, районным педиатром, завотделением Дрогичинской районной больницы.

Именно при Жарко система белорусского здравоохранения сильно изменилась — появились РНПЦ, где уровень оказания медпомощи выше, чем в больницах, начали развиваться высокотехнологичные направления в медицине, врачам, способным делать сложные операции, ощутимо повысили зарплаты. При этом многие вопросы, к примеру, доступность медпомощи на селе, бедность и перегруженность поликлинического звена, оставались без внятного решения.

Впрочем, на посту вице-премьера Василий Жарко запомнился не медицинской реформой, а новшествами в образовании. Он курировал вопрос отмены экзаменов в гимназии, защищал 5-балльную систему, требовал стопроцентного распределения выпускников вузов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В историю Беларуси Жарко войдет и в связи с самым громким коррупционным скандалом современной истории. 25 июня глава КГБ Валерий Вакульчик сообщил о вскрытии масштабной коррупционной схемы в здравоохранении и заключении под стражу 33 должностных лиц, в том числе и заместителя министра здравоохранения, нескольких главврачей больниц.

Попытки Жарко оправдаться, мол, не знал о существовании подобной схемы, звучали жалко. Среди задержанных — его люди, замминистра — его ставленник. Президент долго молчал по теме, которая будоражила всю страну, но на совещании в Орше это дело Жарко припомнил: «У вас коррупционер на коррупционере сидит». В субботу — продолжение: «Если у Василия Ивановича Жарко коррупционеры кругом… И я трижды предупреждал: посмотри, разберись… А там — обвал. Как я могу работать с таким человеком?» — сказал белорусский лидер. Наш прогноз — в вертикаль Жарко больше не вернется. И это очень мягкий вариант отставки, с учетом масштабов дела.

На смену старожилам пришли новые «вертикальщики». Возможно, они окажутся лучшей командой. Но некоторых прежних «звезд» будет не хватать. Так что уходящему — Синай, остающимся — Голгофа.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-10%
-30%
-50%
-10%
-10%
-20%
-10%
-50%
-99%