/

Месяц назад мы рассказали об органическом фермерском хозяйстве, которое основали учредители «Конте Спа» Валентин и Дмитрий Байко. Во время командировки в Большую Берестовицу в Гродненской области корреспонденты TUT.BY расспросили Валентина Валентиновича и о других направлениях его бизнеса. Получилось познавательно.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

«В брестскую „чулочку“ вложили более 10 млн евро»

Начнем с рассказа про ключевой актив бизнесмена. Выручка COOO «Конте Спа», ведущего в Центральной и Восточной Европе производителя чулочно-носочных изделий, белья и одежды, за 2017 год составила 120 млн евро. В денежном выражении это соответствует 2018 году, в физическом же объеме, говорят на предприятии, имеется рост.

— В 2018 году мы наряду с нашим основным ассортиментом стали производить и более дешевый продукт. Это сказалось на средней цене изделий, — поясняет Валентин Байко. — «Конте» — это уже не только колготки. Это и нижнее белье, верхний и бельевой трикотаж, носки, легинсы, джинсы. Мы уже пару лет в этих сегментах нарабатывали компетенцию, усиливали команду, закупали оборудование, совершенствовали технологии. И сейчас это те сегменты, которые существенно прибавляют.

Известно, что на работу в «Конте Спа» перешел бывший первый заместитель гендиректора «Милавицы» Сергей Кусонский. Сейчас он — руководитель направления Conte Lingerie. На рынке говорят, что Кусонский якобы принес с собой лекала «Милавицы».

— Он и его коллеги к нам пришли, когда уже не работали в «Милавице», — отмечает Байко. — А большинство людей из этого проекта вообще никогда не имели отношения к «Милавице».

72% продукции «Конте Спа» идет на экспорт. Большая часть — в Россию и Украину.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

— Но мы поставляем и в Израиль, и в Северную Америку. Во Франции купили дистрибьютора с уже сложившейся клиентской базой, с договорами с крупными сетями, — рассказывает бизнесмен. — Там мы развиваем и французскую марку, и собственную (Conte). В парижском «Ашане» продаются колготы Conte, и это вселяет в нас определенный оптимизм относительно европейских перспектив.

Глава гродненской компании утверждает, что «Конте Спа» не делит продукты: эти для внутреннего рынка, а эти — на экспорт. «Неблестящие колготы марки „Идеал“ продаются на всех рынках нашего присутствия», — убеждает он девушек из редакции TUT.BY, которые пожаловались на отсутствие этого вида колгот в Беларуси.

В 2014 году «Конте Спа» взяло под контроль Брестский чулочный комбинат, выкупив крупные пакеты у других акционеров и государства. При покупке госдоли гродненская компания обязалась внести в уставный фонд «чулочки» не менее 5 млн долларов на модернизацию, маркетинг и сбыт. Кроме того, надо было обеспечить рост экспорта и зарплату выше средней по отрасли.

— Не жалею, что купили брестскую «чулочку». Хотя вложили в нее более 10 млн евро, которые вернутся нескоро, считаем, что проект развивается в нужном направлении, — говорит Байко.

Гродненская компания отнесена к субъектам, которые занимают доминирующее положение на белорусском рынке.

— Бизнесы в Гродно и Бресте — это параллельные проекты. Это две разные команды, две разные стратегии. Мы, безусловно, где-то на рынках пересекаемся, но есть различия по ассортименту, сырью и даже фокусным группам. На самом деле это не идентичные продукты.

«Многим проще продать водку и сигареты в Польше, чем работать у нас»

Сейчас на «Конте Спа» в Гродно работает около 2300 человек, в Бресте — еще 850. Некоторые жительницы Гродно жаловались на высокую текучку кадров и сложные условия работы в цехах «Конте Спа». Плюс зарплату «нельзя назвать очень хорошей».

— Это разговоры десятилетней давности, когда мы бурно росли и только выстраивали производственную технологию, — парирует Байко. — Безусловно, текучка у нас есть, как и везде. Она есть даже в Совете министров. Но сейчас в нашем случае она гораздо меньше, чем была прежде. Пару лет назад запустили абсолютно новую фабрику. Там условия работы гораздо лучше, чем на старой площадке. Теперь у нас новые, просторные цеха с самой современной технологией в нашей отрасли. Люди — это наша ценность. К качеству у нас подход очень жесткий, к людям — добрый.

Почему такие разговоры есть? Я объясню. Если человек качественно делает свою работу, к нему никаких вопросов нет. Повторюсь, у нас достаточно серьезные требования по качеству. Мы не можем допустить выпуск некачественного продукта, чтобы потребитель от нас отвернулся. Потому что в результате потери потребителя останется безработным не только этот горе-работник, но и 2000 других его коллег. В этом причина нашей требовательности и неприживаемости в нашем коллективе некоторых работников. С другой стороны, многим людям, может быть, не хочется работать постоянно, а проще «покататься» в соседнюю Польшу. Отвез туда блок сигарет, водку и топливо, назад привез одежду для продажи на рынке, вот и получилось несколько десятков долларов. На работу ходить не надо, о налогах можно не беспокоиться. И вот в таком режиме ежедневного стояния в очередях на границе проходит жизнь у огромного количества людей в приграничных районах. И для кого-то работа на «Конте» (и любой другой компании) в сравнении с такой приграничной «романтикой» кажется сложной.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Одно время на «Конте Спа» средняя зарплата достигала 650 долларов в эквиваленте. По итогам 2017 года компания «чуть-чуть недотянула до 500 долларов».

— Выйти на 500 долларов — это не космическая для нас задача, — поясняет Байко. — Вопрос только в том, что в странах Средней Азии люди, которые производят подобный продукт, зарабатывают 50 долларов. А мы с ними конкурируем на одних и тех же рынках. Вопрос, по сути, сводится именно к ней — к конкуренции, а не к зарплате. Зарплату можно выплатить одномоментно любую, но что будет с этим бизнесом завтра? Что будет с обязательствами по погашению кредитов, с покупкой оборудования? Без людей и рынков сбыта любое оборудование — это никому не нужный металлолом.

«После запрета деньги станут дороже стоить»

Чтобы диверсифицировать долговую нагрузку и снизить стоимость кредитного портфеля (ее размер Байко не раскрывает) несколько лет назад «Конте Спа» стал активно размещать на рынке корпоративные облигации. За весь период финансовой деятельности компании было 17 выпусков. Из отчетности следует, что на 1 марта размещено бумаг на 18,8 млн белорусских рублей, 450 млн российских рублей, 26,3 млн евро и 22,3 млн долларов.

Недавно правительство и Нацбанк, реализуя политику дедолларизации экономики, объявили о грядущем запрете на эмиссию корпоративных облигаций в валюте, в том числе облигаций банков.

— Как мы к этому относимся? Никак не относимся, — отвечает Байко. — Облигации — это просто более дешевый инструмент, чем кредиты и иные формы заимствования капитала. После введения запрета кредитный портфель станет дороже. Вот и все. Затраты возрастут, а прибыли станет меньше. С кем мы сейчас конкурируем? Европа финансируется под 0,9% годовых, у нас — 7%. Это наше «конкурентное» что? Преимущество или недостаток? Не знаю, как на самом деле назвать…

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

Братья Байко на протяжении последнего времени диверсифицируют бизнес. Важным направлением инвестирования гродненских бизнесменов стала недвижимость. По информации «Ежедневника», в 2016 году в собственности семьи Байко и партнеров находилось свыше 40 объектов в различных регионах Беларуси. В середине 2015 года открылся самый большой по площади в Гродно торговый центр OldCity. По оценкам Валентина Байко, в общей сложности они сдают в аренду около 50 тыс. кв. м площадей.

Сейчас идет строительство многофункционального торгово-развлекательного центра «Тринити». Будущий комплекс неофициально называют белорусским Akropolis. Польский Bank Gospodarstwa Krajowego выделил 57,6 млн долларов на возведение центра в Гродно. Его общая площадь составит 160 тыс. кв. м, сдаваемая в аренду — 90 тыс. кв. м.

Валентин Байко называет вхождение в девелопмент «пенсионным вкладом», где расчет идет на пассивный доход. Сейчас же компания прилагает усилия к повышению доходности непроизводственных проектов, потому что «не вся недвижимость эффективна».

— Есть проекты, которые, если бы это были кредиты банков, находились в стадии банкротства, потому что генерировали бы убытки. Ставка по кредиту, условно говоря, 7% годовых, и этот бизнес приносит тех же 7% годовых. Можно ли это назвать полноценным бизнесом? Негативно на доходности сказывается немалый, по нашим меркам, налог на недвижимость. На фоне реального падения арендных ставок повышенный за счет поправочных коэффициентов налог стал реальной угрозой для девелопмента. Когда налог платится из прибыли — это справедливо и понятно. Ты заработал, ты поделился. Когда же есть налоговое бремя, а нет прибыли, тогда возникают реальные трудности и стагнация в целых отраслях экономики. Есть определенный оптимизм в связи с тем, что в следующем году планируется уменьшение предельных размеров повышающих коэффициентов к налогам на землю и на недвижимость с нынешних 2,5 до 1,5−2.

Однако, как недавно сообщил заместитель министра финансов Дмитрий Кийко, в ходе обсуждения данной темы в Совмине против снижения налогов выступили облисполкомы.

Несмотря на это, Байко надеется, что первая очередь гродненского «Акрополиса» будет введена в строй уже в этом году, а третья очередь — в конце 2019 года.

Альтернативная энергетика и органическое земледелие

Несколько лет назад семья Байко решила инвестировать средства и в альтернативную энергетику. Были построены солнечные станции и ветряки. Общая мощность объектов «зеленой энергетики» составляет 50 МВт.

— Проекты хорошие. Но сейчас дальнейшее развитие в данном направлении невозможно. Те условия, в которых начинался белорусский бум зеленой энергетики, уже изменены, их нет. А при существующих ценах на кредиты заниматься солнцем и ветром стало нерентабельно, — поясняет Байко. — Для того чтобы было понятно, почему в Германии это направление развивается, приведу следующие цифры. Там кредиты в евро на 18 лет стоят 0,9% годовых. При таких условиях народ строится, развивается. Бизнес на подъеме. У нас ставка по кредитам 6,5−7,5% годовых и кредит выдается сроком на 5−10 лет. Потому и получается, что вопрос окупаемости таких вложений очень и очень спорный. Поэтому пока инвестиций в альтернативную энергетику в Беларуси не планируем. Почему пришли в этот бизнес? Так получилось. Была идея, мы ее просто воплотили. Влияет ли на наше решение введение квотирования? По инвестдоговорам то, что воплощено уже в жизнь, все остается на прежнем уровне.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

Валентин Байко восемь лет назад увлекся, как принято сейчас говорить, ЗОЖем. В июне 2016 года учредители «Конте Спа» зарегистрировали свое фермерское хозяйство «Здоровая страна». 280 гектаров хозяйства вобрали в себя земли предыдущего землепользователя — местного фермера Владимира Дунича. Эти 280 га земли — единственный участок такого размера в Беларуси, сертифицированный по европейским эконормам.

В этом году «Здоровая страна» впервые начала продавать органическое зерно — рожь, гречиху и овес. Кроме того, на постоянной основе продаются органические ягоды — земляника, смородина, малина и клубника.

— Пока наш фермерский проект приносит убытки. Барьер в миллион долларов затрат мы уже преодолели. Но верю, что в следующем году рентабельность будет плюсовой. Я видел успешные органические хозяйства в Европе и глубоко убежден, что в Беларуси это тоже осуществимо. Там фермеры научились зарабатывать на органике, и не вижу ничего, что помешало бы нам повторить их опыт.

В конце 2016 года компании группы «Конте Спа» стали акционерами «Туровского молочного комбината».

— В этом проекте мы участвуем как инвесторы ну и немножко как вдохновители, — отмечает Байко. — Оперативным управлением занимается Игорь Чернявский. Он работает в этом бизнесе по 12−14 часов в сутки. Мы постоянно общаемся, совместно принимаем какие-то решения. Сейчас тяжелый рынок по молочке: конкуренция усиливается, цены на готовую продукцию падают, а на молоко растут. Все очень жестко и сложно.

По оценкам TUT.BY, группа «Конте Спа» инвестировала в проект около 20 млн долларов. Были также привлечены ресурсы Банка развития из средств семейного капитала. В связи с расширением производственных мощностей стратегической задачей предприятия стало развитие собственной сырьевой базы.

— За прошедшее время проделана гигантская работа. Огромные инвестиции направлены в сельское хозяйство, в технику. Что касается сырьевой базы, то там пока стандартное земледелие. Хотя я не исключаю, что после моих экспериментов [в фермерском хозяйстве] придем и в Турове к органике. Я просто рассматриваю 280 га как плацдарм для обкатки идей, тренировки мозгов, для опыта.

«Мы всю жизнь надеялись на себя, а не на какого-то дядю»

Валентин Байко уже несколько лет является членом Совета по развитию предпринимательства. Он один из немногих крупных бизнесменов, которые стараются не пропускать заседания совета. Какую пользу дают такие встречи?

— Польза есть даже в изменении мышления участников и людей, которые наблюдают за работой совета. На заседаниях вопросы поднимаются самые разные, часто болезненные. И очень многие люди, которые присутствуют на этих совещаниях, слышат это. Они впитывают эту атмосферу и ауру свободной компетентной дискуссии. И я думаю, что это влияет позже и на какие-то законодательные решения.

На одном из недавних заседаний, например, обсуждали таможенные проблемы. Бизнес жаловался на медлительность процедур, необъективную корректировку таможенной стоимости товаров и так далее. Эти все моменты отвлекают финансовые и трудовые ресурсы, которые хотелось бы использовать с максимальной эффективностью.

Бизнес также просил таможенную службу отсекать недобросовестных поставщиков. Например, на белорусском рынке большая доля контрафактной продукции легпрома, по обуви это около 50%. Глава концерна «Беллегпром» Николай Ефимчик возмущался тем, что, доезжая до Беларуси, импортные носки могут стоить 20 копеек. Одна из причин — продавцы уходят от уплаты налогов и таможенных пошлин. Поэтому есть над чем работать «и органам, которые должны этим заниматься». Зампред Таможенного комитета Сергей Полудень уверил, что белорусские таможенники защищают интересы бизнеса, а подход ко всем один. Чтобы не пропустить сомнительную сделку, приходится запрашивать дополнительные документы.

— У нас нет никаких вопросов к таможне. Я понимаю, что можно сделать систему более простой, которая освободила бы как минимум время, но на это тоже надо время и средства. И, очевидно, что в рамках единого экономического пространства не все в руках белорусской таможни. Согласительные процедуры могут отнять много усилий и, опять же, времени. Конечно же, могло бы быть все проще, но, в целом, нам грех жаловаться, — комментирует отношения с таможней Валентин Байко.

Неужели «Конте Спа» устраивает, что на рынке можно найти носки за 20 копеек?

— Мы всегда надеялись только на себя. Только эта стратегия помогает выжить и достигать результата. Если будешь надеяться на кого-то, то ничего не будет. Твой успех, твое будущее в твоих руках. Мы понимаем и в меру возможностей готовимся к ситуации, когда на рынке появятся сильные игроки с бездонными бюджетами и миллионной маркетинговой поддержкой. И в то же время мы благодарны государству за внимание к белорусским производителям. Потому и вошли в состав концерна «Беллегпром» по собственной инициативе, чтобы обсуждать ситуацию на рынке, поднимать проблемные вопросы, советоваться и предпринимать совместные действия. Вносили ли мы предложения по квотам и пошлинам? Да. Но Беларусь существует в рамках ЕАЭС. Нас просто выслушали.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-40%
-15%
-10%
-30%
-50%
-45%
-10%
-40%
0063042