Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Должен сразу оговориться, я не могу комментировать суть дела и подозрения следователей, потому что все, что я напишу на эту тему, будет невозможно воспринимать в отрыве от того, что я сам обозреватель TUT.BY, а значит — заинтересованное лицо. Из уважения к читателям я не буду пытаться выдавать текст в защиту портала за непредвзятую аналитику. Поэтому мой текст будет не о ситуации с TUT.BY, а о политическом фоне и последствиях этого дела.

Начну с того, чего, на мой взгляд, в этом деле нет. Одна из популярных версий, которые я слышу, что эта активность силовиков — попытка России или ее агентов влияния внутри белорусской власти сорвать потепление отношений с Западом, подпортить жизнь «государственным либералам» вроде руководства МИД.

Это старая байка, особенно ее любят рассказывать в Минске западным дипломатам. Если в кране нет воды, ее выпил Кремль и его агентура среди силовиков. А если вы не хотите, чтобы Кремль с агентурой стали еще влиятельнее в Беларуси, не ругайте нас, власть, сильно, а то это толкает нас в восточные объятья.

Если бы это было так, то тактика действий выбрана очень странная. Когда хочешь устроить демонстративные репрессии, то зачем привлекать к делу портал о недвижимости Realt.by или государственные издания вроде газет «Белорусская наука» и «Культура». Операция прикрытия? А зачем что-то прикрывать, если цель — наоборот, послать четкий сигнал Западу?

К тому же, при всех проблемах для пострадавших редакций, уровень репрессий недостаточно силен для каких-то тектонических сдвигов в отношениях с ЕС или США. Им сейчас не настолько есть до нас дело, чтобы менять подход к Минску из-за очередного всплеска давления на журналистов, пусть и одного из самых громких.

Второе вечное объяснение любых резонансных уголовных дел, в том числе с политической окраской — силовики чувствуют, что земля уходит из-под ног, их мнение все меньше хотят слушать, и они таким образом хотят показать свою нужность и важность для страны, вернуть доступ к высочайшему уху.

Вообще такие рассуждения не лишены логики. Но если ты, допустим, МВД или Следственный комитет, то сейчас едва ли не самое странное время перетягивать на себя одеяло, которое и так полностью на тебе. Силовики все лето каждую неделю сажают за коррупцию нового чиновника или медика, все внимание и так приковано к ним. С кем соперничать?

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Я думаю, что у давления на журналистов в этот раз вполне внутренняя, аппаратная логика, без особых внешних примесей. Это не делает шаги властей в меньшей степени политическими репрессиями. Когда по настолько несерьезным обвинениям, которые можно было решить парой звонков или писем, отправляешь людей в изолятор, конфискуешь их технику и парализуешь работу крупнейших медиа — это вопиюще несоразмерная реакция, прямое ограничение свободы СМИ.

Но, на мой взгляд, важно не додумывать глубинных смыслов за чем-то таким банальным для белорусского государства, как прессинг классово чуждых.

Не секрет, что у силовиков много обид на негосударственные СМИ. Суют свой нос куда не просят, очерняют честь мундира похлеще марширующих по Минску и матерящих милицию российских фанатов. Не ценят, что мораль в стране под надежной охраной от марихуаны и свингеров.

Обиды подшиваются в папку и вместе с собой накапливают коллективную злость в кабинетах разных ведомств. Эта злость ждет удобного повода, чтобы выплеснуться. И когда вдруг на горизонте, из рутинной прослушки или по заявлению БЕЛТА, появляется более или менее солидно звучащий повод надавить, первый инстинкт — воспользоваться возможностью по максимуму.

Я не знаю, обратились ли инициаторы дела наверх за разрешением на такую резонансную операцию. Если да, то наверху очевидно сочли, что потенциальные проблемы с имиджем страны и отношениями с Западом не перевешивают соображения в стиле «задайте им жару, парни, раз уверены, что повод есть».

Если высоко наверх не обращались, значит силовиков, запустивших дело, просто не заботят мелочи вроде репутации государства. Они живут в другой логике, где успех — это не инвестиции и открытость страны миру, а хорошая годовая статистика по раскрытым громким делам.

А когда делу дан зеленый свет, запускается обычная бюрократично-силовая машина. После того как машина поехала, жесткость силовиков — это уже не столько показательная порка, сколько единственный известный им способ работы. Это такой формат мышления, где фигурант дела перестает быть в полной мере человеком, а становится продолжением папочки в твоем столе, ходячей уликой, которую просто надо иногда кормить, чтобы разговаривала.

При таком целеполагании есть одна задача — выдать на-гора продукт, обвинение, по нему будут судить об эффективности твоей работы. Для получения от ходячей улики новых доказательств — а может и на новую статью наберется — хороши все средства, если их позволяет применять наш широкий закон.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Итак, что теперь? Внутри страны изменится немногое. Силовые ведомства подробно изучат корпоративную почту TUT.BY и остальных СМИ, у которых одолжили технику и данные с серверов. Возможно, у кого-то найдут материалы для «крючков» на несколько лет вперед. Громить СМИ до уничтожения, судя по всему, в этот раз команды не было.

На внешнем фронте Беларусь снова после принятия криптовалютного декрета об IT-гавани попала в заголовки главных газет мира. Потенциальным инвесторам и туристам напомнили, что еще кроме голубых озер, Мирского замка и ПВТ есть в стране, куда теперь можно приехать на 30 дней без визы.

Западные дипломаты тоже делают свои выводы, которые «Наша Нива» верно описала словом «фрустрация». Они и так понимают, что белорусское государство не умеет долго не срываться. Но «дело БЕЛТА» стало самым ярким напоминанием об этом, пожалуй, с марта 2017 года, когда парадом водометов и арестами завершили протесты нетунеядцев.

Эта фрустрация не только портит настроение послов в Минске. Куда важнее, что она снижает потолок их амбиций и ожиданий от Беларуси. Зачем планировать трехлетний план работы с Минском, если через год все может неожиданно навернуться? Лучше перенаправить внимание и деньги на те страны, которые ценят свой имидж.

В этом смысле я готов в одной детали согласиться с комментаторами из секты свидетелей российского следа. Не в том, что все это организовала Москва или ее нанятые помощники. А в том, что единственные, кто останется доволен «делом БЕЛТА», — это люди, которые хотят видеть меньше Европы в Беларуси и меньше Беларуси в Европе.

Сторонникам же развития страны по европейскому пути остается только грустно вздохнуть. Причем не потому, что кто-то специально, по злому умыслу пытается развернуть Беларусь в глухую Азию. Следователям нет дела до геополитики. Потому что наше государство не может поставить своим левой и правой руке одну и ту же задачу. Не может потому, что, говоря на языке IT-страны, создавать себе проблемы на ровном месте — не «баг» нашей системы, а ее «фича».

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-40%
-10%
-30%
-25%
-30%
-20%