/ /

Какое место в мире сегодня занимает Франция, как отражаются личные отношения Макрона и Трампа на политике страны, зачем французский президент хочет «присоединить Россию к Европе» и насколько толерантны белорусы, в интервью TUT.BY рассказал посол Франции в Беларуси Дидье Канесс.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

С господином послом мы встречаемся аккурат перед матчем четвертьфинала чемпионата мира, где встречаются Уругвай и Франция. Правда, говорить о футболе дипломат отказывается. Вечером он пойдет смотреть матч в фан-зону в центре Минска, где соберутся «минские» французы, чтобы поболеть за свою сборную. Болеть, они, кстати, будут сдержанно. Но только до первого гола сборной в ворота Уругвая.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дидье Канесс как истинный дипломат говорить согласен только о большой политике и начинает разговор с места Франции на мировом поле.

— Франция является мировой державой со всесторонней дипломатией, постоянным членом Совета безопасности ООН, пятой экономикой в мире, самой мощной военной державой в Евросоюзе и занимает второе место по количеству дипломатических представительств в мире. Мы убеждены, что изоляция, замкнутость на себе, национализм не дают ответов на вызовы современного мира. Мы выступаем за мультилатерализм, укрепление которого лежит в основе нашей дипломатии. Конечно, защита и продвижение прав человека являются также важным направлением французской внешней политики. В этом году мы отметим шестидесятую годовщину принятия Всеобщей декларации прав человека ООН, и в связи с этим важно напомнить об универсальности прав человека, особенно когда эта универсальность иногда ставится под сомнение.

— Как именно?

— Например, когда под предлогом защиты так называемых традиционных ценностей маскируют несправедливость, угнетение и дискриминацию.

Наше место в мире мы видим в центре суверенной, объединенной и сильной Европы. Франция проявляет инициативу, чтобы строить более мощный Евросоюз, который бы еще больше защищал своих граждан. И для выполнения этой задачи, мы считаем, необходимо усилить европейскую политику обороны и безопасности. Надо укрепить европейскую способность ответить на миграционные вызовы — это очень актуальная тема. Нам надо продвигаться по пути большей экономической интеграции внутри еврозоны. Мы также убеждены, что Евросоюз должен занимать передовую позицию в области инноваций и экономики знаний, в борьбе против изменения климата.

— Как вы в целом оцениваете отношения Беларуси и Франции?

— Наши отношения многосторонние, и они постоянно развиваются. Политический диалог интенсифицируется. На днях группа дружбы Франция — Беларусь Национальной ассамблеи Франции осуществила визит в Минск и Брест. Олег Кравченко, заместитель министра иностранных дел Беларуси, посетил Францию с визитом в марте этого года, а в мае текущего года Игорь Карпенко, министр образования Республики Беларусь, также был в Париже. Мы стараемся более активно работать над нашим сотрудничеством в области высшего образования. Мы считаем, что в данный момент между французскими и белорусскими вузами недостаточно связей. Известно, что высшее образование, как во Франции, так и в Беларуси, находится на высоком уровне. Высшее образование в государственных вузах во Франции бесплатно как для самих французов, так и для иностранных студентов. Однако из 270 тысяч иностранных студентов во Франции учатся только 400 белорусов. Во Франции все больше распространяется мобильность студентов, более восьмидесяти тысяч молодых французов уезжают учиться за границу. Обучение студентов за границей поощряется, так как позволяет молодым людям познать мир, выучить языки и получить опыт межкультурного общения. В этом контексте я хотел бы обратить ваше внимание на запуск в сентябре программы «Французский диплом экономиста» между БГЭУ и Университетом Пуатье, которая позволит белорусским студентам получить французское экономическое образование дистанционно. Эта программа открыта для всех белорусских студентов, изучающих экономику и менеджмент, а также владеющих французским языком.

— Хотелось бы поговорить об отношениях Франции с большими державами. Фотографии со встречи Макрона и Трампа облетели весь мир: судя по ним и заявлениям, сделанным во время встречи, у президентов отличные отношения. Личные отношения Макрона и Трампа, по-вашему, как-то отражаются на реальных политических процессах внутри стран и в мире?

— США остаются для нас важнейшим союзником. Во-первых, мы соединены историческими связями, которые восходят к эпохе создания этой страны, во-вторых, мы разделяем общие ценности: свобода, демократия, верховенство права. Наше сотрудничество особенно активно в борьбе с терроризмом: мы бок о бок сражаемся против ИГИЛ, США оказывают Франции существенную поддержку в Сахели. Вместе с США и Великобританией мы показали в Сирии, что применение химического оружия против гражданского населения режимом Башара Ассада неприемлемо. У нас много точек соприкосновения. Но в то же время есть и разногласия. В отличие от Вашингтона, мы считаем, что соглашение по иранской ядерной программе надо сохранить. У нас также есть разногласия с президентом Трампом по поводу борьбы против климатических изменений: президент Трамп принял решение выйти из парижского договора, о чем мы глубоко сожалеем. Но убеждены, что когда-нибудь США вернутся к этому соглашению, ведь ему нет альтернативы и у нас нет запасной планеты.

Что касается личных отношений президентов Макрона и Трампа, то личные отношения всегда помогают понимать друг друга и преодолевать разногласия. Поэтому в политике это очень важно, это основной принцип дипломатии.

— Сегодняшние отношения России и Запада называют новой холодной войной. Но президент Макрон, как писали после петербургского экономического форума российские политологи, играет роль голубя мира, который в перспективе надеется «указать Путину истинный путь и присоединить Россию к Европе». Это Франции действительно нужно? И насколько остальная Европа готова к этому?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мы считаем, что Россия является необходимым партнером для решения важных международных вопросов. Поэтому мы поддерживаем интенсивный диалог с Россией. Однако этот диалог требовательный и критичный, мы считаем, что восстановление доверия к России требует с ее стороны доказательства намерений уважать наши интересы, так же, как интересы и суверенитет наших европейских партнеров. Мы верим, что диалог с Россией может привести к результатам.

— Если говорить о «миротворцах», то официальный Минск тоже считает себя таковым. Как вы оцениваете роль Минска в урегулировании украинского кризиса и его заявления стать миротворческой площадкой для всего мира? Она ему по зубам?

— Мы рассматриваем Беларусь как партнера для стабильности в Восточной Европе и высоко оцениваем ее сдержанность в вопросе конфликта в Украине. Мы признательны за площадку, которую Беларусь предоставляет для проведения переговоров, связанных с реализацией Минских соглашений. Предлагая инициативу «Хельсинки-2», Беларусь показала, что она выступает за восстановления доверия в Европе и за укрепление европейской архитектуры безопасности. Франция разделяет эти цели.

— В одном своем интервью вы говорили, что французы — очень политический народ: ни одного семейного ужина не проходит без обсуждения политики. А какими вы видите белорусов? Мы — политический народ?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я часто задаю этот вопрос белорусским друзьям. Но, как я и говорил в том интервью, французы более вовлечены в политическую жизнь в своей стране, более активно защищают свои права. Они как граждане более уверены в том, что могут повлиять на политику в своей стране.

— Вы два года работаете в Минске и за это время тут произошло несколько крупных акций протеста. Но все они заканчивались задержаниями, а не изменениями в стране.

— Я буду искренен — вопрос с соблюдением прав человека нас беспокоит. Нас особенно волнует ситуация со свободой собраний и ассоциаций. Мы ведем откровенный диалог с белорусскими властями. Важно, чтобы этот диалог привел к конкретным результатам. Еще один важный вопрос для нас — это отмена смертной казни, за что Франция выступает очень активно. Мы понимаем, что это чувствительный вопрос. Первым шагом к ее отмене смогло бы стать введение моратория на смертную казнь.

— А что для этого должно произойти?

— Для этого нужна политическая воля. Важно было бы открыть настоящую общественную дискуссию, потому что нужно объяснить людям, почему смертная казнь нарушает достоинство человека и что она не имеет никакого устрашающего эффекта — это научно доказано в тех странах, где ее отменили. Это не является эффективным способом борьбы против преступности.

— Вопрос толерантности белорусов тоже стал довольно актуален в нашей стране в последнее время. Однополые браки во Франции были узаконены в 2013 году. При этом закон дал однополым супругам также право на усыновление детей. Как вы оцениваете официальную реакцию белорусского МВД на ЛГБТ-флаг, который вывесило посольство Великобритании?

— Толерантность — это принятие и уважение различий. Вольтер в «Трактате о Толерантности» писал: «Я не согласен с вами, но я буду сражаться до смерти для того, чтобы вы имели право высказать свое мнение». И действительно, толерантное общество предполагает свободное выражение политических мыслей, это общество без цензуры. Толерантность в обществе также измеряется отношением к меньшинствам, в том числе сексуальным. Наверное, к этому нельзя прийти за один день, но важно обсуждать эти проблемы без предрассудков и свободно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Франция — один из создателей Евросоюза. На сегодня у Беларуси с Евросоюзом нет никаких юридических отношений. Во время последнего визита еврокомиссара Хана в Минск несколько недель назад он заявил, что приоритеты партнерства будут подписаны до конца этого года. Когда отношения Беларуси с ЕС все-таки сдвинутся с точки переговоров и принесут реальные плоды?

— Степень близости отношений Беларуси и Евросоюза определяется совместно, и это надо иметь в виду. Что касается Франции, то мы убеждены, что будущее у этих отношений есть. Углубление этого сотрудничества отвечает интересам как ЕС, так и Беларуси. Беларусь — член «Восточного партнерства», и цель этой инициативы — в создании пространства стабильности, сотрудничества и процветания. Не ставится вопрос о выборе Беларуси между Россией и Евросоюзом. Франция убеждена, что, учитывая географическое положение и историю Беларуси, ее интерес лежит в стремлении развивать сбалансированные отношения с обоими партнерами.

Будем надеяться, что приоритеты партнерства будут подписаны как можно быстрее, потому что это совместная программа действий на будущие годы. Что касается соглашений об упрощении визовых процедур, переговоры близки к завершению, но есть вопросы, которые еще не решены. Мы надеемся, что скоро эти переговоры завершатся, этот договор важен для белорусов, так как цены на визы уменьшатся вдвое.

Фото: Facebook Ксавье Ле Торривеллек
Посол Дидье Канесс и фан-клуб сборной Франции после победы сборной над Уругваем. Фото: Facebook Ксавье Ле Торривеллек.