/

Суд Фрунзенского района столицы выслушал последнее слово бизнесмена Александра Кныровича и его коллег по «СарматТермо-Инжиниринг». Накануне сторона обвинения просила назначить им от 3 до 6 лет лишения свободы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Мое дело началось 25 января 2017-го. Пришли сотрудники КГБ, спросили: «Вы в курсе, что в офисе «Сармата» есть печати «СТИ-Трейдинг» [через эту компанию шли поставки с Россией]? Сказал, что да, но не вижу в этом никакого нарушения. На что сказали: «Нам этого достаточно». Этого было достаточно для моего ареста! (…) В тот же вечер СМИ всей страны вылили на меня ведро помоев, налоги вдруг стали преступными. Был выдвинут фантастический тезис, якобы «откаты» за поставку труб закладывались в стоимость коммунальных услуг населению [по сообщению КГБ]», — начал Александр Кнырович.

17 месяцев под стражей он называет безумием, от которого очень устал. «Но привык, день за днем. (…) Достаточно интеллигентная компания [в СИЗО]». Напомним, директора «СарматТермо-Инжиниринг» обвиняют в уклонении от уплаты налогов с помощью созданной в России фирмы-посредника, а также в даче взяток сотрудникам организаций ЖКХ за проведение «заказных» торгов на поставку продукции фирмы. Ему просят назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

«Относительно деятельности «СТИ-Трейдинг» мне трудно понять, в чем я виноват. (…) Сама по себе регистрация компании в России — преступление? (…) Платил все налоги в Беларуси, суммы дивидендов здесь даже были выше, чем от российской компании. И мысли не было не платить налоги. У меня два высших образования, один раз получил претензии по статье [в 2008 году, возместил налоговые претензии]. Но второй раз? Я же не вор в законе и «дом мой тюрьма». Отсутствует мотив, а без него может ли быть преступление?».

Что касается взяток, то признает лишь один эпизод, когда дал добро заместителю Поповскому на предложение передать 14 тысяч рублей должностному лицу. О других фактах и не знал.

«Сам я никого не просил этого делать. Но если требуют денег, а иначе не дадут работать? Перед предприятием было много задолженностей, и я дал ему согласие, хотя не обсуждали, сколько и кому (…). Из приговоров взяткополучателям достоверно известно, что никакого ущерба государству нет. Схемы как-то завышать стоимость на тендерах не было. Один человек требовал деньги за то, чтобы предприятие просто рассчиталось с нашей компанией по задолженности. (…) То есть требовал денег за выполнение своих же обязанностей».

Фигурант рассуждал об инвестиционном климате Беларуси, что закон и практика расходятся, а зарегистрированную фирму завтра могут объявить лжеструктурой.

«Это вызывает отток и отсутствие нормальных инвесторов. Остаются спекулянты и случайные люди. Неужели я был против заплатить налоги, эти бы 300−400 тысяч [недостачи] были? Неужели я бы куда-то сбежал к едрене фене? Почему не сказать: тут вы неправильно применили схему, вот тут налоги надо, заплатите».

По его информации, компания, судя по всему, не пройдет санацию, грозит ликвидация. Хватит ли оставшихся денег для выплаты насчитанного следствием ущерба в 3,374 миллиона рублей? Финансовые претензии заявили к трем фигурантам.

«В конце концов, это моя компания, а они просто сотрудники. (…) Может, она и стоит больше 3 млн, но нужно еще, чтобы нашелся покупатель…».

Бизнесмен вспомнил недавнюю историю с футболистом Месси, которого судили за неуплату налогов с использованием офшоров в других странах.

«Неужели испанская милиция его сразу хватает и тянет в тюрьму? Миллионы евро! Он был осужден, сказали «никогда больше», штраф и условный арест, а сейчас на чемпионате мира в России играет. (…) Чего я хочу? Сижу уже столько и очень хочу вернуться к нормальной рабочей деятельности. В СИЗО, конечно, есть книжки, телевизор и шахматы… Но я всю жизнь работал, думаю, это было ценно для страны. Хотя если стране нужно, чтобы я сидел 6 лет в тюрьме — значит, так нужно».

Замдиректора по продажам Евгений Поповский подытожил, что у него было достаточно времени осознать поступки. Он раскаивается и просит не лишать его свободы. Его винят в даче взяток, но защита считает: максимум может отвечать за пособничество.

«Для него лично дача взятки не привела ни к чему, кроме этих негативных последствий. Это была вынужденная ситуация, мы слышали, как была построена работа должностных лиц — фактически система выбивания денег. Потому что предприятие ["СарматТермо-Инжиниринг"] не имело возможности получить погашение дебиторской задолженности [со стороны покупателей] и заключить новые договоры».

Адвокат Александра Кныровича акцентировал внимание на том же: задолженность перед предприятием его клиента исчислялась миллионами. В основном это были госструктуры.

«Которые не хотели производить оплату. В итоге банки обоснованно требуют вернуть кредиты. Попытки взыскать дебиторскую задолженность через обращения в прокуратуру, Госконтроль и суд оказались бесполезными. Если хочешь получить назад деньги — вымогай взяткой? Так если было вымогательство, то по закону человек должен быть освобожден от ответственности».

По его мнению, Кнырович и его коллеги, работая через фирму в России, заплатили налогов даже больше, там «более тяжелая нагрузка, чем в Беларуси». А если российскую фирму создали специально для уклонения, то зачем ее оформляли прямо на мать Кныровича: «не мог найти другого, а не самого близкого человека?».

Адвокат говорит, что не вяжутся характеристики и действия бизнесмена Кныровича с желанием уйти от налогов. «Я считаю, невиновен и прошу оправдать», заявил он.

Андрей Кусков, ведущий экономист компании, не хочет за решетку и готов трудиться: «Прошу учесть мое раскаяние и сотрудничество со следствием. Я был простым исполнителем и не принимал никаких решений. Обязуюсь сделать все для погашения ущерба государству».

«Ситуация достаточно неоднозначная. Здесь даже люди со спецподготовкой трактуют одну ситуацию в разные стороны. А что говорить о таких, как я, без юридической подготовки и бухгалтерского образования? Прошу, о чем и не нужно просить — объективно разобраться», — заявил замдиректора по экономике Игорь Максимов.

Тому в вину ставят пособничество в уклонении от налогов. Адвокат настаивала: в его обязанности никогда не входил налоговый и бухгалтерский учет, нужно оправдать.

Судья Юлия Крепская удалилась в совещательную комнату. Приговор огласят 4 июля.

Напомним, Александр Кнырович и четверо его коллег были задержаны в январе 2017 года. Процесс начался 18 апреля, в суде Фрунзенского района оказались соучредитель и директор ООО «СарматТермо-Инжиниринг» Александр Кнырович, замдиректора по продажам Евгений Поповский, замдиректора по экономике Игорь Максимов и ведущий экономист Андрей Кусков.

Еще одного соучредителя, бывшего директора «СарматТермо-Инжиниринг» Владимира Дашкевича, будут судить отдельно из-за проблем со здоровьем.

Кныровича обвиняют в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере и даче взятки, Поповского во взятках, Максимова и Кускова в пособничестве уклонению от уплаты налогов. Максимов и Кусков свою вину признали полностью, Кнырович и Поповский — частично.

Ранее были осуждены двое инженеров «Брестжилстроя». Их признали виновными в получении взяток от представителей фирмы «СарматТермо-Инжиниринг» на сумму не менее 10,5 тысячи рублей. Итог: 4 и 3 года заключения. При этом предполагаемые взяткодатели избежали наказания, потому что сами заявили в КГБ о преступлении.

ООО «СарматТермо-Инжиниринг» является одним из первых изготовителей предварительно изолированной продукции в Беларуси, работает с 1996 года.

-20%
-15%
-10%
-45%
-30%
-33%
-20%
-20%