103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  2. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  3. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  4. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  5. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  6. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  7. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  8. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  9. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  10. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  11. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  12. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  13. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  14. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  15. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  16. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  17. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  18. «Не могу понять, почему чиновникам настолько все равно». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  19. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  20. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  21. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  22. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  23. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  24. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  25. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  26. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  27. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  28. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  29. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  30. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно


/

Ольга Лойко, обозреватель TUT.BY, журналист, экономист. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая.

Озвученные масштабы коррупционной сети в здравоохранении Беларуси перекрыли недавние разоблачения в энергетике, транспорте, на таможне. Десятки задержанных (список, очевидно, не закрыт), сотни тысяч долларов изъяты. И это в самой гуманной и жизненно важной для каждого белоруса сфере. Система откатов и манипуляций с госзакупками выстраивалась и работала годами. И жесткая антикоррупционная риторика ей не мешала. А правоприменительная практика — скорее наоборот.

Когда за последние пару месяцев сразу несколько знакомых из числа крупных белорусских бизнесменов не сговариваясь посетовали — мол, за коррупцию в стране взялись, так сейчас все проекты вообще колом встанут, а раньше хоть за деньги что-то решить можно было — стало совсем грустно. Потому что проблема есть, а выхода нет.

«Не дай бог коррупция или еще что-то. На злобу дня — вы видите, что происходит в стране. Пощады в этом отношении никому не будет. Это касается всего руководящего состава», — в очередной раз жестко прошелся по коррупционерам президент.

Однако мировой опыт попыток разобраться с коррупцией свидетельствует, что беспощадность борьбы благополучно сочетается с ее безуспешностью. Вот в Китае в 2013—2016 году более 1,3 млн чиновников наказали за коррупционные преступления (а наказание там — не в пример нашим «год в тюрьме, два в колхозе»: вплоть до пожизненного заключения и смертной казни). Но единственный способ «помериться» коррупциями — сравнить позиции в рейтинге стран по индексу восприятия коррупции — показывает, что Китаю с его местом в восьмом десятке стран рапортовать о решении проблемы пока рано.

В Беларуси отношение к коррупционерам куда более лояльное. Почти как к пьяницам. То есть сперва «ай-ай-ай какой ужас», а потом — через чистилище в виде убитого колхоза — в новую жизнь и к новым должностям. Надо ли ужесточать наказание? А смотря за какие грехи. По крайней мере даже самые непримиримые борцы с коррупцией недоумевают от случаев, когда в суде выясняется, что злоупотребление было, а ущерба — не было. Как в деле Шарейко. Или когда «коррупция» фактически вынужденная, затыкающая дыры неразворотливой госмедицины — как в «деле кардиохирургов», когда Беларусь чуть не лишилась своих лучших врачей.

И здесь можно плавно перейти к причинам коррупции. Одна из главных — низкий уровень дохода у чиновников и бюджетников. В сочетании с другой головной болью Беларуси — тотальным госрегулированием и монополией государства на многие услуги — проблема масштабируется многократно. Вроде дали палку и сказали: крутись как хочешь. А хотят, как правило, много. Чтобы хотели скромнее, в Гонконге, к примеру, для чиновников презумпцию невиновности заменили на презумпцию коррумпированности — докажи, что купил не за взятки, и тогда ты чист.

Впрочем, желающих так скорректировать конституцию, больше, кажется, не нашлось. По крайней мере в России от такого предложения решительно отказались. Но Путин предложил свой антикоррупционный пакет. Тут тоже жестко. К примеру, предлагается проверять расходы должностных лиц и после их ухода с госслужбы. Если цена коттеджа или нового внедорожника не сопоставима с «белыми» доходами семьи, имущество изымут в пользу государства.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Набор жестокостей можно продолжать долго. В Грузии разогнали МВД, новых сотрудников набирали по конкурсу и под совсем другие зарплаты. В Индии затеяли такую денежную реформу, которая не только коррупционеров ввергла в ступор.

Но заметных и устойчивых успехов этот путь не обеспечивает. Число желающих прильнуть к живительному бюджетному источнику или получить «благодарность» может и падает, но затем на смену боязливым приходят новые, менее разборчивые, и все уходит на очередной круг.

Без решения вопроса о доходах работников госсектора (они должны быть сопоставимы с частником — к примеру, у министра и топ-менеджера частной компании), прозрачности и простоты административных процедур (привет нашей системе госзакупок в сфере здравоохранения), открытости расследования коррупционных проступков и отбывания заслуженного наказания (чтобы вчерашние заключенные буквально через пару месяцев без шума и пыли не оказывались при новых должностях) рассчитывать на победу над коррупцией не приходится.

Можно считать ее неизбежным злом и имманентной сущностью государства. В конце концов, она прошла с человечеством сквозь тысячелетия, от шумерских царей до русского народного «возьми калачи, только дело не волочи». Можно закрутить гайки, чтоб не повадно было. Можно проанализировать реальные истории успеха стран-лидеров по уровню восприятия коррупции (а это вся верхушка рейтинга индекса человеческого развития), реформировать экономику и двинуть нелегким и небыстрым путем создания открытого правового государства.

Главное — определиться, что мы хотим иметь на выходе. А пока в Беларуси даже сведения о доходах и имуществе чиновников, публикуемые и в России, и в Украине, — тайна за семью печатями. Более того, наша страна остается единственным государством — членом Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) из 49, которое не разрешило публикацию каких бы то ни было докладов о себе. То есть это коррупция, но это наша коррупция. Без советчиков обойдемся.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

-15%
-20%
-30%
-55%
-30%
-20%
-50%
-15%