Деньги и власть


Протесты возле ресторана «Поедем поедим» в Куропатах не утихают уже третью неделю. За это время активисты установили 12-часовую вахту дежурств, получили более 30 протоколов о нарушении общественного порядка и правил дорожного движения, пригласили президентов Германии, Польши, Австрии и Израиля приехать в урочище. Но ресторан, построенный в 50 метрах от официально признанной границы массового захоронения жертв сталинских репрессий, продолжает работать.

За две недели свое мнение о том, что в Куропатах не должно быть ресторана, высказали многие известные люди. TUT.BY собрал некоторые из них.

Фото: Радыё Свабода
Фото: Радыё Свабода

«В акте на землю не было ни одного ограничения! Я глаза выпучил»

13 июня газета «Новы час» опубликовала расследование о владельцах и инвесторах ресторана «Поедем поедим». Среди прочих авторы назвали имя Аркадия Израилевича, который входит в топ-100 самых влиятельных бизнесменов Беларуси. Но в интервью «Радыё Свабода» Израилевич рассказал, что он не имеет никакого отношения к «Поедем поедим».

По словам Аркадия Израилевича, его друзья-рестораторы приобрели у индивидуального предпринимателя участок, предназначенный для строительства объекта придорожного сервиса. На тот момент там уже шли строительные работы.

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя

«Мои друзья купили недостроенный объект. И тогда эта стройка никого абсолютно не волновала. Я долго жил в Дроздово, проезжал рядом, видел, как там шло строительство. Ни одного пикета не было, все было спокойно. Это еще до 2010 года», — поясняет он. Когда в 2012 году в проекте начались проблемы, друзья обратились к бизнесмену за советом, и он попросил их показать акт на землю.

«В нем не было ни одного ограничения! Я глаза выпучил», — говорит Израилевич и поясняет, что информация о наличии на участке историко-культурной ценности и ограничений, которые налагают на владельца зоны его охраны, должна находиться в этом документе.

Аркадий Израилевич утверждает, что даже если акт был издан с ошибками, то границы зон охраны должны были быть обозначены при утверждении проекта. Но и этого не было. Бизнесмен уверен, что Министерство культуры давало разрешения его друзьям на всех стадиях.

«Без согласования с Министерством культуры это невозможно!» — говорит бизнесмен. — Стройку на проекте прекратили в 2013-м. Пока ответственные учреждения согласовывали все нужные документы, прошло еще 5 лет. Власти свою ошибку признавать не хотели, потому зацепились за то, что нужно делать ПДП (план детального планирования. — РС). Для каждого ПДП нужно делать общественное обсуждение. Я знаю, что оно было, когда ПДП утвердили. Результатов общественного обсуждения никто не обжаловал. Как только получили все документы, так и сдали".

К протестующим, которые ежедневно пикетируют ресторан, он относится негативно. Полагает, что протесты носят «заказной» характер, а среди пикетчиков — «деклассированные элементы».

К предложениям перенести ресторан в другое место бизнесмен относится с сарказмом и говорит, что она нереалистична, а озвученная протестующими идея сделать в здании ресторана музей ему не нравится.

«Насколько мне известно, когда этот вопрос возник, Зайдес (Леонид Зайдес — один из владельцев ресторана. — Прим.TUT.BY) предлагал один домик отдать под мемориальные дела. Но они (защитники Куропат. — РС) там устроили спор, потому что не знали, кто это будет обслуживать», — говорит Аркадий Израилевич. — Вам же предлагали домики под музей, и у вас не хватило организованности их взять на себя, а вы хотите такую ​​постройку?! Это «Швондер», я по-другому не скажу. Это люди, которые ничего не создают, но готовое хотят забрать и перераспределить».

Юрист Максим Знак у себя в Facebook написал, что есть несколько действующих лиц: государство, «инвесторы» и «мы» [общество], и каждое из них может разрешить возникший конфликт, причем разными способами.

Фото: из личных архивов героев
Фото: из личного архива героя

Знак пишет, что государство может не только выявить факты нарушений и при наличии оснований признать строительство самовольным (и подлежащим сносу), но и вправе использовать юридические механизмы изъятия собственности для общественной пользы с выплатой компенсации либо с предоставлением более привлекательного участка. «Спасение белорусов — дело рук самих белорусов», — считает Знак, поэтому, в свою очередь, общество на фоне активного бойкота бизнеса (или бизнесов) владельцев ресторана может провести краудфандинговую кампанию и не только устранить ресторан, но и получить в собственность уже возведенный с согласия властей объект недвижимости, в котором можно сделать музей.

«Возможно, есть еще варианты разрешения. Но глобально их можно разделить на 2 вида: без компенсации, „потому что так справедливо“, и с компенсацией — из уважения к собственности. И вот первая группа вариантов уж очень сильно похожа на то, что происходило с людьми, которые навсегда остались в Куропатах. Во имя справедливости у моего прадеда забрали и бензиновую маслобойку, и хутор, и все остальное. А потом, когда он уже думал, что отделался потерей имущества, арестовали и расстреляли. Я уже писал, как я отношусь к тем, кто построил объект у Куропат. Но как бы ни хотелось победить дракона, нельзя становиться драконом самому», — написал Знак.

«Куропаты на протяжении истории независимой Беларуси являются местом политической манифестации»

Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич считает, что открытие ресторана в Куропатах — абсолютное падение общества. И ответственность за это несет именно оно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Меня не оставляет образ министра Шуневича в форме НКВД. Я поняла глубину падения нашей власти. Я думаю, Шуневич не читал ни Солженицына, ни Шаламова и понятия об этом не имеет. Во-вторых, я поняла, что поскольку только молодые защищают нашу гордость, в том числе и в Куропатах, эти „Шуневичи“ чувствуют себя абсолютно безнаказанно», — приводит слова Светланы Алексиевич «Радыё Свабода».

«Если уж этот ресторан [открылся], то это абсолютное падение общества. Думаю, позволила им это высокая власть. Как мы знаем, в этой стране крышу никто не поремонтирует без высокого разрешения. Так что там темные совсем дела. Можно говорить и о нашей собственной ответственности, каждого из нас. Мы это разрешили. Почему общество молчит? В любой европейской стране были бы сотни тысяч на улицах», — считает Светлана Алексиевич.

Известный ИТ-предприниматель Виктор Прокопеня считает, что ресторан «Поедем поедим» должен быть закрыт, причем не государством, а владельцами бизнеса.

Фотопредоставлено пресс-службой VP Capital
Фото предоставлено пресс-службой VP Capital

«Пока это не сделано, предлагаю всем социально ответственным белорусам бойкотировать рестораны группы: The View, «Гранд Кушавель» и, конечно, ресторан «на костях», — цитирует Прокопеню dev.by.

По мнению Прокопени, одна из самых больших проблем развития экономики Беларуси — это отсутствие диалога между бизнесом и властью. Во многом это следствие того, что власть считает, что все бизнесмены — на их сленге «коммерсы» — социально безответственные люди, заинтересованные только в получении прибыли.

«Это не так. У нас много бизнесменов, которые любят страну и прекрасно понимают, что деньги это ничто по сравнению с благополучием нашего большого дома, который называется Республика Беларусь. Тем не менее есть на редкость безнравственные и безответственные люди, которые позволяют себе такие выходки, как строительство ресторана «на костях». Нашему обществу как никогда важно двигаться в обратном направлении и увеличивать доверие между властью и бизнесом, создавая больше историй глубокой социальной ответственности бизнеса. Большие деньги — это не только большие возможности, но и большая ответственность», — считает Прокопеня.

Леонид Лознер, сооснователь EPAM, не видит противоречия между посещением мемориала и тем фактом, что долгая дорога в одну сторону и потом обратно может порождать естественный вопрос о голоде.

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя

«Я был во многих мемориальных местах, в которых были кафе. При этом я категорически против расположения рядом с мемориалом развлекательных заведений. В Минске и Беларуси есть и другие мемориальные места, которые порождают аналогичные вопросы, но вокруг них нет никакой движухи, и вот я думаю почему. Куропаты на протяжении истории независимой Беларуси являются местом политической манифестации. Я думаю, в этом все и дело, а не в еде. Принципиально не могу себя представить собственником ресторана. Но как человек с определенным жизненным опытом я бы осмелился подумать, что решение делать бизнес в зоне политического противостояния вряд ли можно считать оптимальным», — рассказал dev.by Леонид Лознер.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-45%
-10%
-35%
-25%