Деньги и власть


Российские нефтяные компании зафиксировали цены на топливо, при этом об их снижении речи не идет. Об этом заявил вице-премьер России Дмитрий Козак в интервью программе «Вести в субботу», сообщает РБК.

В среду, 30 мая, на совещании у Козака прошло обсуждение ситуации в нефтяной отрасли, на котором присутствовали представители крупнейших нефтяных компаний. На нем утвердили ранее озвученное снижение ставок акцизов на бензин и дизтопливо с 1 июня на 3 тыс. и 2 тыс. российских рублей за тонну, а также решение не повышать акцизы с 1 июля, как это предполагалось ранее (примерно на 700 рублей за тонну).

Сегодня вице-премьер сказал, что крупнейшие нефтяные компании дали гарантии, что зафиксируют цены на нефтепродукты по состоянию на 30 мая. «Договорились о том, что зафиксируем те цены, — во всяком случае, те компании, которые здесь участвовали, они взяли на себя такие обязательства, — которые были по состоянию на 30 мая. Требовать снижения невозможно: опять же, живем в рыночной экономике», — пояснил вице-премьер.

После снижения акцизов на нефтепродукты расходы федерального бюджета сокращать не придется, заверил Козак. По его словам, бюджет будет «отбалансирован». Ранее вице-премьер оценивал, что объем выпадающих доходов бюджета от снижения ставок акцизов на бензин и дизельное топливо может составить 100 млрд российских рублей.

На снижение акцизов власти пошли с учетом прогнозов о повышении цен на моторное топливо на 30% к концу года. Вице-премьер отметил, что стоимость топлива находится под давлением мировых цен на нефть.

В настоящее время правительство Беларуси отрабатывает механизм изменения розничных цен согласно уровню сложившейся цены на нефть, сообщил 31 мая председатель концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко. Он констатировал, что в связи с удорожанием стоимости нефти повышение цен на топливо неизбежно. Ранее глава «Белнефтехима» отмечал, что при цене нефти 80 долларов за баррель бензин должен подорожать на 24%. При этом власти не хотели допустить перетока топлива из приграничных российских регионов, поэтому стремились держать стоимость нефтепродуктов на российском уровне.