/ /

Во время форума «Минского диалога» международные эксперты и белорусские политики обсудили уровень напряженности в Восточной Европе и перспективы решения этой проблемы. Универсального рецепта не нашли — все говорили о диалоге, который необходим. Но подчеркнули, что надо определиться, что является сегодня угрозой для каждой страны.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На одной из сессий форума выступил замглавы МИД Беларуси Олег Кравченко. По его словам, сегодня позиция небольших государств в мире не учитывается. А упреки в адрес Беларуси по поводу ее тесных отношений с Россией немного неуместны.

— Позиция стран, как наша, в мире принимается во внимание в меньшей степени. Это последствия холодной войны, когда большие страны определяли ситуацию в мире. От таких стран, как мы, ждут, чтобы мы примкнули к одной из сторон конфликта. Но мало смысла в том, чтобы выбирать, кто виноват в конфронтации. Базовыми принципами нельзя пожертвовать ради нахождения общих принципов работы. Мы находимся в стратегическом военном союзе с Россией, это обсуждают даже некоторые европейские политики. Они считают, что мы ошибаемся, когда взаимодействуем с Россией. Но я не согласен, потому что нас связывает история, торговля, экономика, исследования и многое другое. Но представьте, если в хрупкой текущей ситуации международных отношений Беларусь была бы членом НАТО, а не в альянсе с Россией, чувствовала бы она себя в большей безопасности? Текущая ситуация толкает нас к тому, чтобы делать выбор, который мы не хотим делать, — он контрпродуктивен для нашей страны.

Замминистра также вспомнил критику Европы перед прошлогодними учениями «Запад-2017». По словам Кравченко, все опасения по поводу того, что в Беларуси могут остаться российские военные или техника, не оправдались. А страны Европы, критикуя нас, также проводят учения.

— Мы не заинтересованы в дальнейшей эскалации конфликта в регионе, мы не хотим полномасштабной военной конфронтации. Очевидно, что мы заинтересованы в стабильном регионе. Но готового рецепта нет, и я не вижу реального выхода из этого тупика, — сказал Кравченко. — Думаю, в текущей ситуации военная безопасность — один из важнейших моментов для Беларуси.

Президент Украинской ассоциации внешней политики, экс-исполняющий обязанности министра иностранных дел Украины Владимир Хандогий считает, что говорить сегодня о глобальной восточноевропейской безопасности довольно трудно. Потому что государства региона выбрали путь, по которому будут идти, чтобы обеспечить свою безопасность — через НАТО или ОДКБ.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Украина, Грузия и Молдова сегодня не являются не только частью этих двух структур безопасности, но и находятся в серой зоне. И для того, чтобы обеспечить безопасность, вынуждены искать новые пути, — считает Хандогий. — У нас есть совершенно разные восприятия угроз. Украина испытывает не только угрозу со стороны своего северного соседа, но и является объектом откровенной агрессии и подвергается давлению всеми возможными на сегодня средствами. Поэтому мы выбираем свою форму безопасности — курс на членство в НАТО.

Украинский эксперт рассказал о недавно проведенном исследовании, которое показало, что более 45% опрошенных украинцев высказались за вступление в НАТО, против — около 30%, часть пока еще не определилась.

Хандогий считает, что общий знаменатель для решения конфликтов сегодня лежит в плоскости международного права.

— Думаю, что исходя из различий, которые существуют сегодня, главное — это принять международное право как общий знаменатель для улучшения климата в наших странах, — отметил Хандогий.

Молдавский эксперт, исполнительный директор, Институт стратегических инициатив, экс-политический советник премьер-министра Республики Молдова Владислав Кульмински рассказал, что его страна хотела стать «мостиком между Россией и Западом» на политическом уровне. Но за 20 лет этого не произошло.

— Это была наша главная идея. Но мы так и не решили географические вопросы, территориальный конфликт в Приднестровье. Но вся ситуация была вполне предсказуема: когда мы столкнулись с первой волной распада СССР, было очевидно, что будет вторая волна и к ней надо подготовиться. Но, к сожалению, Молдова этого не сделала. И сейчас страна разделена: политические элиты воспользовались ситуацией, и теперь у нас есть «прозападники» и «провосточники», — рассказал Кульмински.

Выход из такой ситуации эксперт видит в диалоге между Россией и Западом: без него Молдова не решит своих внутренних конфликтов, поскольку страна «вошла в штопор». А политические элиты, между тем, легко обогащаются благодаря конфликту.

— Нужен диалог по безопасности, но есть страх, что он превратится в договоренности по безопасности, где будет нарушено все, — считает Кульмински. — Приведу пример: у нас сейчас президент продвигает связи с Россией, каждые два месяца ездит в Москву на встречи. Но это тот же человек, который 4−5 лет назад был сторонником европейской интеграции. С другой стороны у нас есть правящая партия — самая прозападная партия, которая несколько лет назад защищала наши отношения с Россией. Я хочу сказать, что очень важно не позволять элитам настраивать одних против других, потому что потом будет очень сложно найти выход из такой ситуации, — заключил эксперт.

Еще один вариант решения конфликтов в регионе — не делить европейский континент.

— На европейском континенте есть Евросоюз и ЕАЭС. Почему они не общаются друг с другом больше, что им мешает? Они опять делят континент, пускай и экономически, — отметил президент Международного института мира и бывший член Европейского парламента Ханнес Свобода.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-45%
-45%
-20%
-20%
-45%
-20%
-20%
-30%
-10%