147 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  2. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  3. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  4. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  5. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  6. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  7. Суды и протесты, созвон Лукашенко и Путина, похороны Борткевича. Что происходило в Беларуси 15 апреля
  8. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  9. США ввели новые санкции против России и высылают 10 российских дипломатов
  10. Церковь «Новая Жизнь» просят выплатить 170 тысяч долларов. В ЖРЭО объяснили, откуда такие цифры
  11. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  12. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  13. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  14. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  15. Глава Нацбанка прокомментировал слухи о своей отставке
  16. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  17. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  18. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  19. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  20. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос
  21. Опубликована свежая статистика Минздрава по COVID-19
  22. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  23. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  24. Конституционная комиссия предлагает дать право голоса белорусам от 20 до 70 лет
  25. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  26. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  27. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  28. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  29. Как не перепутать грипп с простудой и коронавирусом, рассказывает врач
  30. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке


"Крепкий" рубль и замораживание обменного курса — не всегда благо для экономики

Политику белорусских властей в денежном секторе национальной экономики в первые три квартала текущего года, на первый взгляд, можно назвать почти безупречной.

Валерий ДАШКЕВИЧ, "Белорусы и рынок"

Обменный курс белорусского рубля (Br) по отношению в валютам стран — основных торговых партнеров РБ в течение всего этого периода оставался стабильным и даже несколько повысился.

Так, доллар США "подешевел" по отношению к белорусскому рублю на 1%, евро — на 12%, российский рубль — на 3,3%. И только украинская гривна стала "дороже" на 4,2% (см. табл.). Причем достигнуто это было без каких-либо героических усилий Национального банка — превышение предложения валюты над ее спросом на внутреннем валютном рынке было обеспечено за счет исключительно благоприятной конъюнктуры на внешнем рынке. Общее положительное сальдо в торговле товарами и услугами составило за январь — август т. г. 677,2 млн. USD и, в отличие от прошлых лет, имеется плюс даже в экспорте-импорте товаров.

Достаточно неплохо смотрится ситуация по темпам роста рублевой денежной массы. Последняя выросла за три квартала на 34,5%, что вполне рационально при росте реального ВВП на 8-9% (см. график. 1). Особенно если принять во внимание, что основной прирост по абсолютной величине дали срочные рублевые депозиты населения — 645,8 млрд. BYR (прирост на 35,6%). Примечательно также, что срочные депозиты существенно увеличились и у юридических лиц — на 264,7 млрд. BYR, или на 72,6%. Косвенно это свидетельствует о появлении определенного круга предприятий, способных инвестировать в национальную экономику.

Нельзя не обратить внимание и на то, что за указанный период Национальный банк смог существенно сократить свой чистый внутренний рублевый кредит почти на 26%. Принимая во внимание, что коммерческие банки за 9 месяцев т. г. нарастили объем валовых кредитов экономике на 1,8 трлн. BYR, или на 32,2%, можно говорить о вполне цивилизованной замене денежных средств центрального банка в экономике средствами коммерческих банков, предприятий и домашних хозяйств.

С другой стороны, возникает вопрос иного рода: чего достигли белорусские денежные власти, стабилизировав и даже укрепив свою денежную единицу, а также продолжая упорно поддерживать чрезмерно высокую доходность по рублевым депозитам и кредитам?

Единственное очевидное достижение — это снижение уровня инфляции до 4,6% за январь — сентябрь т. г. и, как следствие, понижение уровней основных процентных ставок по рублевым финансовым инструментам до 12-15% годовых. Безусловно, это благо для национальной экономики. Но насколько оно превышает минусы от укрепления денежной единицы?

Соседняя Россия, к примеру, не пошла на укрепление своего рубля даже при несоизмеримо больших объемах валютных поступлений в страну и более высоких темпах инфляции — около 8% за этот же период. Более того, Банк России девальвировал свой рубль на 2,8% к доллару США и к украинской гривне на 9,6%, понизив в то же время евро строго пропорционально динамике его курса относительно доллара.

С другой стороны, правительство России пошло по пути увеличения бюджетных расходов, в том числе за счет повышения заработной платы в бюджетных отраслях, стимулируя тем самым внутренний спрос и национальное производство без риска форсировать импорт потребительских товаров за счет монетарного фактора. Насколько эффективными окажутся эти действия властей, покажет время, поскольку иные факторы российской действительности не очень благоприятны для инвестиций в ее экономику. В данном случае речь идет прежде всего о чудовищной коррупции российских властей, "басманном" правосудии и общей политической нестабильности.

В определенной степени белорусскую методику в борьбе с инфляцией позаимствовала Украина. Но здесь чрезвычайно сильно влияние политического фактора, так как в условиях политической нестабильности новые украинские власти не могут допустить существенного роста цен и больших колебаний обменного курса гривны как свидетельства своей экономической несостоятельности.

Наиболее тревожными симптомами болезненных явлений для белорусской экономики вследствие поддержания завышенного обменного курса белорусского рубля и высоких по отношению к инфляции процентных ставок представляются в связи с этим снижение физических объемов экспорта и неспособность отечественных предприятий сколько-нибудь значительно повысить свою рентабельность.

По данным официальной статистики, при росте внешнего товарооборота за январь — август т. г. на 9,6%, в том числе экспорта — на 17,7%, физический объем последнего сократился на 0,9%, а в торговле с основным торговым партнером, Россией, — на 10,7%. Объяснять все это за счет нового порядка взимания НДС, конечно, можно, но вряд ли целесообразно. По всей видимости, белорусские товары достигли на российском рынке своего ценового предела и становятся все менее конкурентоспособными по цене. Немалая заслуга в этом, кроме всего прочего, например, принудительного повышения средней заработной платы и завышенного обменного курса белорусского рубля.

В этом же ряду стоит и низкая рентабельность отечественных производителей, которая, несмотря на благоприятную внешнюю ценовую ситуацию, особенно на рынках дальнего зарубежья, практически остается неизменной по сравнению с предыдущим годом — 14,3% против 14,1% годом ранее. Отмечается также небольшой рост просроченной кредиторской и дебиторской задолженностей, что говорит об определенном нарастании финансовых проблем у большинства белорусских предприятий.

Фактически можно говорить о том, что благодаря завышенным обменному курсу белорусского рубля и процентным ставкам продолжается вымывание оборотных средств предприятий. Валютных — в пользу Национального банка, который скупает их на валютном рынке, рублевых — в пользу домашних хозяйств за счет высоких процентных ставок по срочным рублевым депозитам и, соответственно, по кредитам для предприятий, вынужденных их получать при постоянном недостатке собственных оборотных средств.

Как следствие, основные валютные запасы страны лежат мертвым грузом в резервах НБ на зарубежных счетах, а предприятия с трудом сводят концы с концами. Характерно также, что домашние хозяйства, в массовом порядке скупая наличную валюту на рынке, в общем, весьма сдержанно относятся к возможности пополнить свои валютные счета в белорусских банках. Так, за 9 месяцев т. г. они увеличились только на 94,1 млн. USD, или на 13,2% (807,3 млн. USD на 1 октября т. г.), что близко по величине к сумме начисленных процентов. Валютные счета предприятий "подросли" за этот же период на 11% и достигли 961 млн. USD. Зато Национальный банк за этот же период увеличил свои валютные резервы на 501,3 млн. USD и довел их до 1.364,1 млн. USD (см. график 2).

С точки зрения норм МВФ — это, конечно, замечательно. Но для национальной экономики с неконвертируемой внутренней валютой — вряд ли. Ведь для белорусского рубля не существует угрозы атаки со стороны международных валютных спекулянтов, а внешний рынок товаров и услуг жестко контролируется государством. Внутренний же денежный рынок, в частности население, гораздо более эффективно реагирует на процентные ставки, нежели на золотовалютное покрытие рубля.

Поэтому именно проблема высоких процентных ставок наряду с завышенным обменным курсом белорусского рубля является сегодня самой болезненной для белорусской экономики вообще и денежной политики в частности.

Представляется, что формула, которой придерживался НБ РБ в течение этого года (ставки по срочным рублевым депозитам для населения в коммерческих банках не должны быть ниже ставки рефинансирования центрального банка — на сегодня это 12% годовых, а ставки по кредитам равны ставке рефинансирования — плюс 3%), себя уже изжила. Деньги центрального банка должны быть самыми дорогими, соответственно, ставка рефинансирования — самой высокой. Для нынешней ситуации ставки по рублевым депозитам не должны быть выше 8-9%, ставки по кредитам реальному сектору — не более 10-11%.

Тем более что уровень годовой инфляции вряд ли превысит 8-8,5%. Даже с учетом сезонного фактора и возможного некоторого понижения обменного курса белорусского рубля. Если исходить из помесячной динамики инфляционной кривой последних лет и вероятного роста затрат предприятий с началом отопительного сезона, в октябре — декабре т. г. она может достичь не более 1,5-2% (см. график 3). И если она превысит годовой порог 8-8,5%, то Нацбанк может пойти на кратковременное повышение своей ставки рефинансирования и, соответственно, повысятся все остальные ставки. В конце концов, ставка рефинансирования должна выполнять свою регулирующую роль, а не быть инструментом для иллюстрации успехов Национального банка в борьбе с инфляцией.

Равным образом денежным властям не следует упорствовать в замораживании обменного курса. Его оптимум на сегодня примерно 2.200-2.230 BYR/USD. На инфляцию это особенно не повлияет, но даст предприятиям шанс удержаться на российском рынке.

И вообще, резкий переход от гиперинфляции к полной стабильности цен — это отнюдь не благо для экономики. Даже если в стране фактически отсутствует механизм банкротства и убыточные предприятия существуют десятилетиями. При таком переходе можно погубить и вполне жизнеспособные предприятия.

Есть также основания полагать, что "успешная" денежная политика первых 9 месяцев т. г., если она будет продолжена и далее, может дать весьма негативный эффект уже в конце нынешнего — начале будущего года.

0
Динамика изменения официальных обменных курсов основных иностранных валют относительно национальной денежной единицы Нацбанком Беларуси (НБ РБ), Центробанком России (ЦБ РФ) и Нацбанком Украины (НБУ) за январь — сентябрь 2005 г.
ВалютаНБ РБ, BYRЦБ РФ, RUBНБУ, UAH
1.01.05 г.1.10.05 г.% роста1.01.05 г.1.07.05 г.% роста1.01.05 г.1.07.05 г.% роста
1 USD2.1702.150-127,7528,532,85,315,05-4,9
1 EUR29382584,7-1237,8434,31-9,37,026,09-13,3
1 RUB77,9175,35-3,3---0,190,18-5,3
1 UAH408,66425,744,25,15,599,6---
1 BYR---0,0130,0130,0020,002
-30%
-25%
-5%
-50%
-20%
-20%
-10%
-5%
-10%