Вадим Сехович /

Что может быть общего у белорусского городского поселка Ореховска с европейскими мегаполисами Берлином, Москвой и Лондоном? Сегодня — мало чего, а в начале XX века на их территориях размещались фабрики одной из крупнейших фармацевтических компаний мира Schering. О том, как и зачем появились на Оршанщине немецкие фармацевты и что стало с их бизнесом, — в очередной части исторического проекта TUT.BY и Universal Press.

Практичность и основательность образования и природное трудолюбие и расчетливость обеспечивают немцам преимущество и лидерство во многих отраслях. В их число полтора века назад вошла фармацевтика. Немецкие аптекари в конце XIX — начале XX века изобретают Aspirin, контролируют 20% мирового производства лекарств, строят фабрики в США, на Британских островах, Франции, Бельгии и, конечно же, в Российской империи.

 Фото: ru.esosedi.org
Немецкий музей аптечного дела в Гейдельберге. Фото: ru.esosedi.org

Дело в том, что только начинающая свой капиталистический путь Россия вынуждена импортировать широкий ассортимент лекарств — йод, бром, мышьяк, борную кислоту, органические кислоты, алкалоиды, препараты ртути, противовоспалительные средства. Популярные эфир, хлороформ, танин и камфора сначала также в основном попадают на российский рынок из-за рубежа.

Германские компании находятся в первых рядах тех, которые заполняют бреши на полках российских аптек и в госпиталях. В конце 1880-х — начале 1890-х годов отделения в Российской империи открывают берлинские компании Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering) и I.D. Riedel и дармштадская E.Merck. Вскоре для расширения своего присутствия на этом рынке и противодействия конкурентам они организуют картельное объединение — так называемую Конвенцию по торговле аптекарскими и химическими продуктами в России. В ее рамках Schering, Riedel и Merck регулируют объемы производства, объемы продаж, цены на лекарственные средства и обязуются совместно инвестировать в новые фармацевтические производства. Их конкурент Farbenfabriken vorm. Friedr. Bayer & Co на российском рынке развивается в начале по основному направлению, открыв в 1898 году в Москве фабрику анилиновых красок. В 1899 году Bayer выводит на российский рынок свой знаменитый Aspirin и в течение последующих лет в дополнение к красителям осваивает производство еще около 20 фармацевтических препаратов.

Фото: ecopharmacia.ru
Ассортимент аптек дореволюционной России в рекламных проспектах. Фото: ecopharmacia.ru
Фото: ecopharmacia.ru
Ассортимент аптек дореволюционной России в рекламных проспектах. Фото: ecopharmacia.ru
Фото: ecopharmacia.ru
Ассортимент аптек дореволюционной России в рекламных проспектах. Фото: ecopharmacia.ru
Фото: ecopharmacia.ru
Ассортимент аптек дореволюционной России в рекламных проспектах. Фото: ecopharmacia.ru
Фото:ecopharmacia.ru
Ассортимент аптек дореволюционной России в рекламных проспектах. Фото: ecopharmacia.ru

Собственно, основные главные российские конкуренты Schering, Merck, Bayer, Riedel и пр. в подавляющем большинстве имеют немецкие корни. «Фабрично-торговое товарищество Р. Кёлер и Ко в Москве», «Товарищество В.К. Феррейн в Москве», «Товарищество профессора доктора Пёля и сыновей» — это только самые крупные компании, которые создают и контролируют обрусевшие потомки переселенцев из королевств, герцогств, княжеств и вольных ганзейских городов Германской империи.

Немецкий путь в оршанские леса

Привлекает немцев в конце XIX-начале XX веков в белорусские губернии то, что в 1941—1944 годах будет отпугивать их сыновей и внуков, — лесные массивы. Местные леса являются источником важных для европейского рынка ресурсов — смолы, скипидара и других продуктов химической обработки дерева. До революции их добыча — одна из специализаций местной экономики, белорусские губернии обеспечивают свыше 50% имперского лесохимического экспорта.

В конце XIX века завершается трансформация этого бизнеса. Помещичьи смолокуренные заводы на Борисовщине, Игуменщине, под Могилевом, Быховом и Оршей, купеческие предприятия в Мозырском уезде, раннекапиталистические производства пружанских евреев, издавна собирающих живицу в Беловежской Пуще, сдают свои позиции предприимчивым борисовским евреям-лесоторговцам и их германским покупателям. Последние стремятся без посредников добывать и перерабатывать ценный ресурс. В конце XIX века немцы оседают на Могилевщине, богатом ресурсами регионе с многолетней историей смолококуренно-скипидарного производства, в котором к этому времени уже работает около 100 заводиков.

Фото:irkipedia.ru
Смолокуренный завод в Российской империи. Фото: irkipedia.ru

Путь германских бизнесменов в оршанские леса получается долгим и витиеватым.

Он начнется в 1897 году, когда царский Кабинет министров утвердит условия деятельности в Российской империи берлинского акционерного предприятия AG fuer Trebentrockung («Акционерное общество для сушки дробины»). 6 миллионов рейхсмарок его учредители хотят вложить в несколько отраслей — переработку отходов винокурения и пивоварения, выпуск удобрений и в приготовление путем сухой перегонки дерева химических и фармацевтических продуктов. Заводы планируется построить в имении Бористенево на Оршанщине и в городе Боровичи, расположенном в Новгородской губернии.

Уже через год, в 1898 году, планы основательно корректируются. От переработки пищевых отходов инвесторы отказываются, мельницу по преобразованию кости в удобрения в Бористенево они продают профильной петербургской компании (о том, как дальше развивается производство удобрений на территории Беларуси, см. в материале «Деньги на костях: как немцы создавали белорусскую удобренческую отрасль»). Единственный пункт, который остается в их дальнейших планах, — это развитие лесохимического производства.

В этом же году активы германского общества переходят к «АО сухой перегонки и химических производств», правление которого размещается в С.-Петербурге. В числе его учредителей фигурируют германский подданный Адольф Шмидт и российские сановники и землевладельцы граф Петр Гейден, Сергей Бехтеев и др. Новое акционерное общество сохраняет размер капитала своего германского предшественника, только конвертирует его в российские рубли. На треть из этой суммы приобретается в Германии технология (привилегия Линде), а остальные деньги планируется вложить в строительство и приобретение заводов. Площадкой для строительства одного из них утверждается урочище Выдрица в Оршанском уезде, Боровичи заменяются на Тюфелеву рощу в Москве (сейчас здесь располагаются корпуса АМО ЗИЛ). Также ставится вопрос о покупке двух заводов в Финляндии и на Урале. Но к 1900 году будет проведена ревизия планов и среди активов «АО сухой перегонки и химических производств» останутся только заводы под Оршей и в Москве.

Фото: bidspirit.com
Акция «АО сухой перегонки и химических производств». Фото: bidspirit.com

Площадка в Выдрице любезно предоставлена германским инвесторам и их сановным партнерам владельцем расположенного рядом имения Орехи Николаем Хлюстиным. Он — крупный и эпатажный помещик, владелец угодий в нескольких уездах Могилевской и Витебской губерний — Оршанском, Полоцком, Витебском, Городокском. Имение Лиозно в Оршанском уезде Николай Хлюстин, например, выигрывает в карты. На проходящей через его владения Московско-Брестской железной дороге ему удается добиться появления блокпоста Хлюстино, от которого будет проложена 7-верстная узкоколейка к лесохимическому заводу в Выдрице.

«АО сухой перегонки и химических производств», вложив в постройку завода под Оршей свыше 1 млн рублей, запустит его в эксплуатацию в 1900 году. В московское предприятие будет инвестировано меньше — около 450 тыс. рублей.

Но общий спад в российской экономике заставит их владельцев вновь пересматривать планы и стратегию. В 1903 году общее собрание акционеров принимает решение об уменьшении уставного фонда до 1,8 млн рублей и заодно о реорганизации бизнеса. Общество преобразуется в «АО «Карбонизатор», правление переносится в Москву. Акционеры приходят к мнению о более активном развитии выдрицкой площадки. В частности, одобряется приобретение 5 тыс. десятин угодий в Могилевской губернии для обеспечения предприятия необходимым сырьем.

Однако неудовлетворительные финансовые показатели, ухудшившиеся во время русско-японской войны и первой русской революции, уже в 1904—1905 годах заставляют акционеров «Карбонизатора» искать покупателя на свой бизнес.

Форс-мажорная сделка Schering

На удивление в революционном 1905 году их предложение сможет найти заинтересованную сторону.

Фото: de.wikipedia.org
Основатель Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering) Эрнст Шеринг. Фото: de.wikipedia.org

Один из колоссов германской химико-фармацевтической индустрии Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering), созданная в 1871 году аптекарем Эрнстом Шерингом и его другом Юлиусом Хольцем, в этом году оказывается в весьма непростом положении на одном из своих главных экспортных рынков.

В Российской империи Schering работает с 1885 года, продавая через петербургское представительство оптовым и розничным аптекарским компаниям широкий ассортимент собственных химикатов и лекарственных средств. Важнейшие продукты в фармацевтическом перечне производителя — салициловая кислота, желудочное вещество Atophan, снотворное и дезинфицирующие средства, среди которых присутствует выведенный на рынок в 1893 году формалин. По популярности «шеринговский» Urotropin, предотвращающий воспаление в мочевом пузыре, почти не уступает «байеровскому» Aspirin.

На перекрестке двух тысячелетий Schering, за стратегию которого после смерти в 1889 году Эрнста Шеринга отвечает его компаньон и казначей влиятельного Verband der Chemischen Industrie (Ассоциации химической промышленности) Юлиус Хольц, пытается расширить свое присутствие на перспективном рынке. С этой целью в 1901 году Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering) регистрирует дочернюю компанию «Русское АО «Шеринг» с капиталом 300 тыс. рублей. В его правление входит сам коммерции-советник доктор Юлиус Хольц, первый руководитель российского подразделения Отто Антрик и другие акционеры материнской компании. Небольшой пакет в «Русском АО «Шеринг» получает российский подданный, потомственный почетный гражданин Иван Аренс. Этот обрусевший немец интересен акционерам Schering поскольку контролирует крупную специализированную дистрибьюторскую компанию — «Торгово-промышленное Товарищество «Понфик, Аренс и Ко». Фирма торгует по всей империи и на экспорт москательными, химическими и льняными товарами, одно из ее отделений находится в Витебске.

Учредительское собрание «Русского АО «Шеринг» сразу же принимает решение о строительстве или приобретении на российском рынке фабрики. Но чтобы этот процесс задвигался, понадобится принятие С.-Петербургом в 1903 году нового общего таможенного тарифа и подписание в 1904 году нового десятилетнего торгового договора с Германией. Согласно нему, Германия добивается повышения пошлин на российскую сельхозпродукцию и нефтепродукты, Россия в ответ повышает таможенные ставки на 96 позиций. На химические и аптекарские товары они одни из самых выскоих — от 77 до 788%. Новая планка ввозных пошлин практически парализует возможность поставок на российский рынок химикатов и фармацевтических продуктов с германских заводов. Поэтому, как только появляется предложение о продаже «Карбонизатора», Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering) за него хватается и становится собственником двух предприятий в Москве и белорусской Выдрице. В собственный завод в Харькове в рамках «Русского общества торговли аптекарскими товарами» тогда же инвестирует партнер Schering по «российской конвенции» компания Riedel.

Фото: knowledgeblog.ru
Аптека в Российской империи в начале XX века. Фото: knowledgeblog.ru

Заводы в Выдрице и Москве — это первые зарубежные предприятия Chemische Fabrik auf Aktien (vorm. E. Schering). Через два года, в 1907 году, Schering запустит производство камфоры для британских колоний недалеко от Лондона. Российская компания переименуется в «Русское АО «Шеринг-химические фабрики» и с немецкой педантичностью начнет развитие активов и освоение рынка.

Чрезвычайное собрание в Берлине практически сразу решает то, что так и не удалось сделать акционерам «Карбонизатора» — заполучить имения на Оршанщине. Для развития производства требуются дополнительные средства: в течение 1908−1914 годов «Русское АО «Шеринг-химические фабрики» трижды с этой целью увеличивает уставной фонд, доведя его размер до 1,5 млн рублей.

Хотя бизнес в России дается германцам нелегко и долгое время они работают без прибыли, к 1913 году Schering создает одну из пяти крупнейших в империи фармацевтических компаний. Завод сухой перегонки дерева в белорусской Выдрице занимает второе место среди производственных активов международного холдинга по финансовым показателям и первое — по трудовым ресурсам. В 1913 году на головной фабрике в берлинском Шарлоттенбурге работает 1225 человек, в Выдрице — 150 постоянных и 3000 сезонных рабочих, в Москве — около 100. Производство под Лондоном меньше.

Выдрицкий завод, чей объем выпуска в 1913 году составляет 800 тыс. рублей, специализируется на полуфабрикатах. Его рабочие под руководством немца, доктора Вальтера Цейса производят уксуснокислый натр, формалин, древесные уголь и смолу, деготь, древесный спирт, метиловый алкоголь, уксусно-кислую известь, древесные брикеты и ацетон. На московском заводе в этом году выпущено продукции на сумму 600 тыс. рублей — это танин, серный эфир, едкий калий, перекись водорода, муравьиная кислота, марганцево-кислый калий. Для их сбыта «Русское АО «Шеринг-химические фабрики» задействуетс постоянных представителей в Москве, С.-Петербурге, Риге, Варшаве и Одессе, выдрицкая лесохимия частично идет за границу.

Фото: ecopharmacia.ru
«Необязательный» ассортимент дореволюционных аптек. Фото: ecopharmacia.ru

Начавшаяся летом 1914 года война положит конец первой части истории Schering в Беларуси и России — ее заводы в странах Антанты, патенты и торговые марки, использовавшиеся там, будут конфискованы. Но как юридическое лицо «Русское АО «Шеринг-химические фабрики» продолжит существовать, а ее заводы под контролем государственных менеджеров и в рамках государственного заказа производить продукцию для фронта. На фоне всеобщих антигерманских настроений, приведших, например, к переименованию С.-Петербурга в Петроград, выстоит даже бренд фирмы — «Шеринг». Несколько необычно для этой поры встречать в СМИ сообщения о «Русское АО «Шеринг-химические фабрики» как о крупнейшем жертвователе «раненым русским воинам, находящимся на лечении в Могилевской губернии».

По одним данным, завод в Выдрице будет остановлен в 1916 году, по другим — продолжит функционировать до 1917 года. Schering попробует вернуться в Выдрицу и Москву — в 1921 году компания обратится с предложением взять в концессию свои бывшие заводы, но в качестве компенсации требует выделить средства на закупку сырья и нового оборудования. Советские власти не сразу откажут и попытаются торговаться.

Фото: radzima.org
Развалины усадьбы Хлюстина в Ореховске. Фото: radzima.org

«Было бы очень полезно убедить «Шеринга» спроектировать более обширное производство химических продуктов, в которых так нуждается сейчас страна. В этом отношении прежнее его производство, само по себе, конечно, ценное, представляется слишком скромным. Можно указать «Шерингу», что он мог бы получить широкую концессию по его специальности на продолжительный срок и ряд льгот по концессионному договору, если бы он взялся поставить в России производство тех химических продуктов, которые в настоящее время являются монополией производства в Германии. Если сам «Шеринг» не владеет необходимыми для этого патентами или не обладает достаточными средствами для столь обширного начинания, то, быть может, возможно образование консорциума крупнейших германских химических заводов, который заинтересовался бы большой производственной программой по химическому производству в России…», — предложение следующего содержания, ушедшее в 1921 году из Кремля в советское торгпредство в Берлине, удается обнаружить в российских архивах журналу «Деньги».

Сторонам так и не удастся договориться. В первой половине 1920-х сохранившееся оборудование на заводе в Выдрице будет демонтировано. Рабочим из одноименного поселка, возникшего вокруг немецкого предприятия, советские власти найдут новую работу. Здесь, на слиянии рек Выдрица и Оршица, в 1930 году будет пущен в эксплуатацию один из первенцев советской программы ГОЭЛРО и белорусской энергетической индустриализации — БелГРЭС.

Фото: energy.by
Белорусская ГРЭС в Ореховске, Фото: energy.by

Выдричане и жители бывшего хлюстинского имения Орехи составят население сначала рабочего поселка Орехи-Выдрица, а в 1946 году — нынешнего Ореховска.

Германо-польская пропитка

Химики и фармацевты из Schering — не единственные немцы, кто в начале XX века в рамках этих передовых отраслей развивает бизнес на территории белорусских губерний.

В 1899 году германская компания — владелец патента на пропитку железнодорожных шпал AG Ruetgeswerke создаст дочерний бизнес для российского рынка — «АО лесопропиточных заводов системы Юлиуса Рютгерса в России».

Фирма, правление которой размещается в С.-Петербурге, достаточно успешно вклинивается в эту нишу. Перед войной она имеет несколько постоянно действующих пропиточных заводов на территории Российской империи. Головное предприятие работает в Киеве, также заводы российского Рютгерса созданы в Астрахани, Оренбурге, Павлограде, Баку, на станции Гори Тифлисской ж.д. У фирмы есть и передвижной завод, который она арендует у казны. Он, начиная с 1902 года, размещается на станции Осиповичи в Бобруйском уезде.

С германцами по пропитке шпал конкурируют польские бизнесмены. В 1893 году Р. Сендзиковский, Я. Мясковский и И. Беркевич учреждают в С.-Петербурге «Общество предохранения дерева». Центральный звеном бизнеса этой группы является основанный в 1893 году на станции Мосты в Волковысском уезде Ивановский шпалопропиточный завод.

В пользовании «Общества предохранения дерева» находятся также 4 передвижных завода — на станциях Енисей и Сарепта, соответственно, С.-Петербургской и Владикавказской железных дорог, в Рыбинске и Ст. Руссе. К 1917 году общество, которое теряет на оккупированной территории актив в Мостах, переходит под полный контроль Русского торгово-промышленного банка.

Партнер проекта:

Единственный полноформатный складской сервис промопродукции в Беларуси: >5000SKU / 700−1000 тыс. единиц. Прямые поставки по 30+ каталогам. Широкие возможности брендирования на собственном производстве. www.upress.by | +375 17 397−81−81, 222−19−46

 
{banner_819}{banner_825}
-12%
-20%
-10%
-90%
-15%
-50%
-20%
-70%