/ /

С момента устного предложения властей провести праздничные мероприятия у Большого театра оперы и балета до самого концерта прошло четыре недели. В нем, по неофициальным данным, приняло участие несколько тысяч человек. Организацию концерта у театра взяла на себя небольшая часть оргкомитета по празднованию 100-летия БНР. О том, сколько денег удалось собрать за четыре недели через краудфандинг, почему раскол оппозиции на самом деле надуманный и за что можно благодарить и осуждать столичную милицию, TUT.BY поговорил с тремя главными организаторами концерта на День Воли Павлом Белоусом, Антоном Мотолько и Эдуардом Пальчисом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Антон Мотолько, Эдуард Пальчис, Павел Белоус

День Воли в Минске: задержания, тысячи людей у театра, БЧБ-флаги только до ограждений

В редакцию TUT.BY организаторы самого масштабного за последние 20 лет Дня Воли 26 марта пришли к обеду. Активисты говорят, что последние недели были очень напряженные, и шутят, что сами праздничный концерт еще не видели.

— Если честно, я бы с удовольствием переложил на кого-то эту ответственность, а сам бы походил по фудкорту, послушал музыкантов, — шутит Эдуард Пальчис. — Я концерта не видел вообще — мы весь день провели под сценой, занимались организационными моментами. Сегодня, возможно, посмотрим записи на Youtube. Но, судя по отзывам, у нас действительно получился праздник. Это заслуга всех: и нашей команды организаторов, и тех партий, которые взяли на себя ответственность и юридически за все отвечали: ОГП, Рух «За Свабоду», БСДП (Грамада) и БНФ.

Как признаются организаторы, идея отпраздновать 100-летие БНР не традиционным шествием и задержаниями, а как-то особенно, появилась давно. Блогер Пальчис еще в прошлом году поднимал эту тему и предлагал устроить концерт на 99-летие БНР.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Эдуард Пальчис

— То, что надо что-то менять в праздновании 25 марта, все давно понимали. Просто никто не набирался смелости это делать, — говорит Эдуард Пальчис. — Мы с Белоусом обсуждали это еще прошлой зимой, но там начались «Марши нетунеядцев» и было не до празднований. Ну и вообще, всегда проще на кого-то понадеяться, поставить лайк, прийти и уйти. Организовать все самим достаточно сложно.

К теме празднования Пальчис, Белоус и еще несколько активистов вернулись прошлой осенью и запустили кампанию «БНР-100». Первоначальная идея состояла в том, чтобы отпраздновать 25 марта концертом на закрытой площадке — рассматривались «Минск-Арена» и «Чижовка-Арена». Организаторы отослали туда запросы, но им отказали. В итоге ребята решили, что попросту забронируют все бары и клубы Минска на 25 марта и проведут масштабный городской фест и традиционное шествие по городу. Но после того как оппозиция в начале этого года создала оргкомитет и подала заявку на проведение концерта на площади Свободы, а позже у Большого театра, активисты взяли на себя организацию концерта.

В команде, которая занималась организацией концерта, работало около 20 человек. Позже к ним присоединилось 100 волонтеров и 65 человек охраны, которые помогали в день мероприятия. Вместе с выступающими, музыкантами и теми, кто работал на фудкорте, праздник перед Большим театром создавали около 500 человек. Количество пришедших на концерт организаторы оценить не могут, но считают по розданным программкам: их было 20 тысяч, и через два часа после начала концерта они закончились. То есть получило их примерно 50−60% пришедших.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Павел Белоус

— За гэтыя чатыры тыдні мне кожны дзень пісала па 20 чалавек, пыталіся, чым дапамагчы, — говорит Павел Белоус. — Плюс трэба ўзгадаць тых, хто дапамог фінансава — праз краўдфандынг нас падтрымала 1100 чалавек. Гэта рэкорд Беларусі сярод краўндпраэктаў па ўдзельніках і калі браць толькі канцэрт. Збіраліся сродкі і на шыльду, і на мерапрыемствы ў рэгіёнах, плюс людзі проста прыносілі грошы. Таму лёгка можна сказаць, што каля 2 тысяч чалавек падтрымала свята. Таму свята цалкам можна назваць народным, якое адбывалася на грошы беларусаў, а не выдадзеныя нейкім фондам ці Госдэпам.

Сбор средств через краудфандинговую платформу и поиск официального спонсора для празднования 100-летия БНР был запущен в начале марта. Деньги планировали потратить на оборудование, афиши, буклеты. Говорили и о минимальных гонорарах для музыкантов. Но, как рассказывают организаторы, музыканты гонорары не требовали, некоторые лишь просили оплатить им дорогу в Минск. Изначально через краудфандинг планировалось собрать 35 тысяч рублей — они должны были покрыть все расходы. Но в итоге по всей стране на все мероприятия было собрано около 60 тысяч рублей. На этой неделе организаторы публично озвучат финансовый отчет по всем тратам.

Не давали воду, заставили закончить концерт ровно по часам

Организовать концерт в сжатые сроки, признаются активисты, было достаточно сложно. Переговоры с городскими властями и милицией в большинстве случаев проходили успешно, но не обошлось без негатива — по словам организаторов, в последние дни им стали «вставлять палки в колеса». За два дня до концерта подрядчикам, которые устанавливали сцену, нужны были цистерны воды, чтобы ее не сдуло ветром. Но «Минскводоканал» вечером в субботу, накануне праздника, сказал, что воду организаторам не поставит. 

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Антон Мотолько

— Нам пришлось звонить в Мингорисполком и просить повлиять на решение водоканала, — рассказывает Мотолько. — Это помогло, но момент был неприятный. Мы поняли, что не зря за две недели до концерта решили не рисковать и не брать электричество у театра, чтобы нам его не выключили во время концерта. Мы поставили несколько генераторов и были спокойны за звук. В принципе с большего мы городу пытались доверять, но иногда перестраховывались.

Вопрос дополнительной станции мобильных операторов для площадки у театра организаторы тоже проговаривали с городом. Но дальше обещаний на словах дело не сдвинулось. Концерт, кстати, организаторам пришлось «свернуть» чуть раньше — от ГУВД поступило распоряжение в 18.58 заканчивать. Официально он был разрешен до 19.00, но за неделю до концерта активисты проговаривали на встрече в Мингорисполкоме вариант завершить его из-за возможных накладок минут на 15 позже. Тогда власти не возражали.

— Мы понимали, что это мероприятие — тест и для нас и для города. Мы со своей стороны пытались выполнить все обязательства и старались делать все, чтобы в следующий раз было лучше, проще и массово. Но город не отреагировал, и нам пришлось «порезать» конец концерта, за что мы просим извинения у гостей и выступающих, — говорит Мотолько.

На концерт организаторы приглашали музыкантов, которые собирают на свои выступления от 500 зрителей. Но получилось не у всех, поскольку у некоторых заранее были запланированы концерты в других городах.

А вот поставить свою палатку на фудкорте желающих было очень много — заявки компании оставляли на сайте организаторов, некоторым из них организаторам пришлось отказать. Но, говорят, не по идеологическим мотивам, а из-за оборудования, которое не поместилось бы на небольшом фудкорте. Кстати, на его размеры в соцсетях тоже были жалобы. Палаток с едой и кофе было немного, поэтому в очередях приходилось стоять по 30−40 минут.

Этот момент организаторы объясняют перебоями со связью, из-за чего оплата карточками занимала много времени, и отказом города перекрыть улицу Янки Купалы, где хотели сделать целую аллею с едой.

— Мы понимали, что большое количество людей в одном месте — это сложно с точки зрения безопасности. Поэтому долго просили город перекрыть улицу Купалы, тогда бы концентрация людей снизилась, — говорит Антон. — Плюс была задумка, что на Купалы будет стоять большой экран и звук, куда пойдет трансляция со сцены. И вдоль улицы стоял бы длинный фудкорт. С другой стороны стояла бы ярмарка. Но город нам отказал. Поэтому, увы, вышло как вышло. Но в следующий раз мы будем настаивать сильнее.

В палатках с едой продавались драники, шашлыки, борщ, блины. За время праздника на фудкорте продали 100 литров борща, порядка 100 килограммов картошки. Одна точка продала больше 30 литров чая, другая — более 600 кружек кофе.

— Ребята, которые работали в фудкортах, по несколько раз бегали докупаться в магазин, поскольку не ожидали, что будет так много людей, и у них заканчивались все продукты, — говорит Антон. — Но самое важное, что заметили работающие на фудкорте, это дружелюбность атмосферы. Люди в очередях не кричали, не ругались матом, не ссорились. Спокойно стояли, слушали музыку и ждали, когда подойдет их очередь.

— Вельмі добра, што беларускі бізнес падключыўся, прыняў удзел у такім мерапрыемстве, — добавляет Белоус.

— Это та европейская Беларусь, о которой мы так много говорим. Было очень чисто, люди не бросали мусор под ноги. Хорошо сработал «Зеленстрой», который вовремя забирал мусор из урн. За это мы им благодарны, — говорит Пальчис.

«Моя претензия к политикам в том, что они 20 лет делали День Воли акцией протеста»

Заявка в Мингорисполком на проведение концерта и митинга у Большого театра подавалась от юрлиц: Руха «За Свабоду», партий ОГП, БНФ и БСДП (Грамада). Активисты считают, что это был очень ответственный момент.

— По сути, ответственность несли те, кто подавал заявку на концерт. Они как заявители в залог городу дали свои регистрации, — говорит Мотолько. — Поэтому, идя на диалог с городом, мы понимали, насколько это ответственно. Мы старались не играть, а найти оптимальные решения и для города, и для горожан.

Участие политических партий в концерте, который не хотели делать политическим, как считают организаторы, было полезным и для активистов, и для самих партий и движений.

— В этом празднике очень важно понимать, что ты празднуешь. Моя претензия к политикам заключается в том, что они 20 лет делали День Воли акцией протеста. Люди приходили и не знали, что это такое. В лучшем случае могли вспомнить 3-ю Уставную грамоту, — говорит Пальчис. — И было очень важно именно историческое просвещение, поэтому вчера со сцены об этом так много говорилось — многие из зрителей слышали это впервые.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Так называемый раскол оппозиции, о котором много говорили и обсуждали в соцсетях, когда оргкомитет разделился на тех, кто за концерт, и на тех, кто за шествие, активисты расколом не считают. По их мнению, разрешение на концерт было шансом запомнить 25 марта не арестами на 15 суток.

— Нам дали уникальную возможность сделать праздничный концерт, и, если бы мы ею не воспользовались, мы сами были бы в этом виноваты, — говорит Антон Мотолько. — Вот у нас перед глазами есть пример, как мы 25 лет ходили шествиями. В этом году оно должно было быть праздничным. Как делать праздничное шествие? Кто будет заниматься организацией? Пойти с протестом? А смысл? Что от этого изменится? Кто запомнит этот день? Я ни в коем случае не обвиняю людей, которые вышли на шествие, они имели на это право по Конституции. Но от шествий и задержаний смысла нет. После концерта люди писали в соцсетях восторженные отзывы, они запомнили этот день. И это очень важно. К сожалению, мне не удалось отговорить Статкевича, Афнагеля и других задержанных не ходить на шествие. Но это проблема с организацией, которая хромает у всех классических оппозиционеров. Это нормально.

— Год назад у гэты час я ў аўтазаку ехаў на Акрэсціна. Мне далі максімальныя 15 сутак. Гэта быў каласальны досвед, — делится Белоус. — Гэта быў стрэс для сям'і і калег, але ў выніку я адседзеў, і нічога не змянілася. Я там нарэшце прачытаў 10 кніг, якія адкладваў апошнія пяць гадоў, еў шакаладкі і піў гарбату.

— Я 10 месяцев вообще отдыхал, — добавляет Пальчис.

— Праз 15 дзён ты выходзіш і нічога не мяняецца. Адседзець 15 сутак не так цяжка, а вось зрабіць за 15 дзён вялікае мерапрыемства, на якое прыйдзе некалькі дзясяткаў тысяч чалавек, — гэта той яшчэ квэст.

— Понимаете, есть время, когда надо действительно сражаться, и в прошлом году таких поводов было много, — говорит Пальчис. — В Куропатах я не видел ни одного из «диванных бойцов», которые критикуют нас в интернете сейчас и кричат, что мы трусы, устроившие концерт вместо шествия. Поэтому есть время сражаться, есть время что-то делать. Некоторые люди уже просто не способны что-то делать, они могут только выйти и пройтись по улице. Хотя по итогу даже не доходят до акций, и там задерживают бабушек. На штрафы потом тоже не Статкевич собирает, а люди. Время меняется, в 96-м году, может, и надо было выходить на улицу. В нашем случае нас могут критиковать сколько угодно, но мы должны были воспользоваться шансом, который нам выпал.

— Кстати, я благодарен Галыгину за ролик на 8 марта. В соцсетях про нас забыли на три дня, и мы могли спокойно работать, — смеется Мотолько.

— Праздник был не политический, это был День Воли. Поэтому не было длинных политических речей на сцене, за что мы благодарны политикам, — говорит Пальчис. — Кстати, здорово, что на площадке были палатки партий и движений. Пришедшие смогли увидеть партии вживую, увидеть, что это настоящие люди, а партии смогут использовать такой опыт участия в концерте, а не шествии, для перезагрузки и чтобы привлечь в свои ряды новых людей.

По словам организаторов, вопрос использования бело-красно-белых флагов вне площадки празднования отдельно в Мингорисполкоме не проговаривался. Но никто даже предположить не мог, что людей начнут задерживать за использование национальной символики.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы на встрече в Мингорисполкоме проговаривали, что люди, выходя с концерта, пойдут дальше праздновать в бары, кафе или домой. И когда стали поступать сообщения о задержаниях за бело-красно-белые ленточки, мы были шокированы. Люди бы разошлись после концерта, никаких флагов уже через 30 минут не было бы в городе. И это даже не палка в колеса, это мерзость, — говорит Мотолько. — И непонятно, кто дал такой приказ. Это же искусственно созданный имидж гетто: когда людей разделяют на тех, кто внутри территории праздника и снаружи. Даже президент дал распоряжение не мешать людям праздновать. А все задержания противоречат всему, что он сказал. А если человека задерживают за бело-красно-белый флаг, пусть расскажут почему.

— Более того, мы очень старались сделать так, чтобы кто-то из представителей власти выступил на сцене. Разослали приглашения в МИД, Мингорисполком, Институт истории НАН, депутатам. Хотя мы понимали, что это не только наш праздник, он общий, — добавляет Пальчис. — Но ответов так и не пришло. Властям повезло даже, что во время концерта не было интернета и мы просто не знали о задержаниях. Мы бы, конечно, не смолчали. Во времена, когда на юге — воюющая Украина, на востоке — Россия, угрожающая ракетами, мы внутри страны должны объединиться.

— Мы працуем на то, каб унутры Беларусі не было падзялення беларусаў на правільных і няправільных, а ўлады ўсё роўна праводзяць паміж намі лініі. Гэта памылка, — говорит Белоус.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы благодарны милиции, которая работала внутри площадки и с которой не было ни одного конфликта. Представители ГУВД нам потом сказали, что мероприятие прошло хорошо, — рассказывает Пальчис. — Но если говорить о ситуации по стране, то это полный беспредел. Задержания на Якуба Коласа, переписывание документов у молодежи, которая на электричках ехала в Минск на концерт, — все это вызывает вопросы. Неужели власти так нас боятся? Если бы 30−40 человек от Коласа прошли до оперного театра, их бы вообще никто не заметил. Можно было довести людей без задержаний. Поэтому пусть не думают, что нас можно разделить: мол, кому-то разрешим праздновать, а кого-то будем задерживать. У нас есть принципы и убеждения, мы будем поддерживать всех задержанных, несмотря на возможные разногласия.

Вопросы о «загоне свободы», как называют в интернете площадку перед Большим театром, заставленную ограждениями, активисты отметают сразу. И говорят, что арест за незаконное шествие — это не празднование 100-летия БНР.

— А где не загон? Как люди представляли себе праздник? Выйти в город и шататься по нему целый день? — удивляется Пальчис. — 100-летие БНР должно было запомниться для истории. Ну хорошо, мы бы решили, что не идем на компромисс, не соглашаемся на концерт, идем на шествие. Нас бы пришло 1−2 тысячи смельчаков. Ну посидели бы мы 15 суток, вышли — и это бы вошло в историю, что мы ели в камерах зефирки и пили чай? Это унизительно и плохо. 95% отзывов от тех, кто был на концерте, восторженные. Поэтому очевидно, что все было не зря.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Организаторы говорят, что сейчас ждут объявления даты открытия памятной доски на Володарского. А потом начнут планировать мероприятия на «Чернобыльский шлях», День вышиванки и другие памятные даты.

— Зараз мы чакаем выканання абяцанняў горада па адкрыццю шыльды. І мы хочам, каб гэта таксама стала такім прыгожым і натхняльным мерапрыемствам, — говорит Белоус. — Свята 25 сакавіка стала такой кропкай адліку. Мы будзем адзначаць увесь год.

-50%
-50%
-50%
-50%
-50%
-20%
0066856