Захар Щербаков,

В белорусском холдинге микроэлектронной промышленности «Интеграл» скептически относятся к проекту интеграции с российским предприятием «Росэлектроника».

«Росэлектроники» практически уже самой не осталось. Интегрироваться через год будет уже не с чем или не с кем», — сказал первый заместитель генерального директора «Интеграла» Александр Дудкин на пресс-конференции 1 марта в Минске.

Как сообщалось ранее, 23 февраля перед началом коллегии Министерства промышленности вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявил журналистам, что Беларусь предложила России четыре новых интеграционных проекта в сфере промышленности. В частности, это проекты «МАЗ — ГАЗ», «Пеленг» — «Роскосмос», «Интеграл» — «Росэлектроника», а также проект с участием «Гродно-Азота».

В то же время руководство холдинга считает перспективным идею интеграции с некоторыми российскими предприятиями или госкорпорациями.

«Когда развалился СССР, основной удар был нанесен по микроэлектронной промышленности, — отметил Дудкин. — Кластер микроэлектроники в Советском Союзе был громаден. Мы отставали, но были независимы от Запада — у нас было электронное производство, электронное машиностроение, химическая промышленность, которая делала все газы и реактивы. А теперь этого нет. Сегодня у нас практически вся комплектация — импортная. Химия — из Франции, пластмасса и рамки — из Кореи, проволока — из Германии, а в России мы покупаем в основном лишь корпусы для микросхем специального назначения».

«Сейчас в России опять появляется интерес к кооперации. Не будем скрывать, мы предлагаем вертикальную структуру [интеграции]. Мы хотим входить туда не по горизонтали, а по вертикали. В России есть производства, которые обладают громадным потенциалом и потребляют очень много нашей номенклатурной продукции. Например, есть «Роскосмос», предприятие «Алмаз-Антей», которые очень много нашей номенклатуры берут. Может быть, «Росатом», — заявил заместитель гендиректора «Интеграла».

Отвечая на уточняющий вопрос БелаПАН, предполагает ли вертикальная структура интеграции, что головная организация будет находиться в России, он заявил: «Как говорят англичане, maybe («возможно»)».

«Я не могу сказать, как оно будет. Можно входить разными путями, с разными долями, разным подчинением. Я просто говорю, что интерес какой-то появился с российской стороны, но в каком виде и как оно будет, мы пока не знаем», — отметил Дудкин.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-20%
-45%
-20%
-20%
-20%
-20%
-33%
-50%