/

В конце 2017 года белорусская аутсорсинговая компания CactusSoft была продана бельгийским бизнесменам. О том, почему эта сделка стала возможна и что ждет ИТ-бизнес в будущем, мы расспросили одного из соучредителей компании Веру Решетину.

Компания «КактусСофт» появилась на свет в 2007 году. Идея «не открыть ли нам свою ИТ-компанию» пришла к Андрею Решетину, жена которого уже полтора года работала в компании, занимавшейся разработкой программного обеспечения. Выпускница мехмата БГУ Вера Решетина и ее отец Владимир поддержали такую инициативу. На первых порах в «Кактус» было инвестировано около 130 тысяч долларов семейных денег. Их большая часть пошла на зарплаты опытным программистам.

— Мы сделали ставку на мобильную разработку. Тогда мобильные телефоны набирали популярность. Но еще не было ни iOS, ни Android, — вспоминает Решетина. — Зато у нас в компании был технический директор, который очень любил все штуки Apple. Он разобрался в платформе iOS еще до того, как API было выпущена официально. Ребята тренировались на неофициальных Jailbroken телефонах. Когда в 2008 году вышел iOS, то нам стало просто привлекать клиентов. Потому что заказов было много, а разработчиков мало.

Первые партнеры были из Америки. «С некоторыми из них сотрудничаем до сих пор. Например, уже около 10 лет пишем ПО на iOS и Android, с помощью которого можно управлять «умным домом», — говорит Решетина.  

С каждым годом компания росла, набирала персонал, получала новые заказы. В 2010 году стала резидентом Парка высоких технологий (ПВТ). 

До российского кризиса 2015 года у «КактусСофта» половина заказчиков была из России. Среди крупных клиентов оказались «Яндекс», Mail.Ru, Российские железные дороги. Но из-за обвала российского рубля им стало невыгодно с нами работать. «Мы работаем в долларах. Им стало дорого. Все контракты свернулись», — констатирует Вера Решетина.

Ей в спешном порядке пришлось лететь в Америку и искать новых клиентов. «К счастью, довольно быстро удалось найти замену. В итоге по обороту 2015 год не просел по отношению к 2014 году. Но это стоило нервов», — отмечает СЕО «КактусСофта».

Согласно последней доступной информации, оборот компании в 2013 году составлял около 3 млн долларов. За 2017 год Вера Решетина выручку не называет, говорит лишь, что она «сопоставима для компаний с числом сотрудников 100 человек». Ранее у «КактусСофта» часовая ставка программиста для заказчика составляла около 30 долларов. Сейчас — выше. Но точную цифру Решетина не разглашает.

«Без ПВТ в Беларуси невыгодно работать»

В 2016 году в Бельгии была зарегистрирована компания «Литуссофт». Одним из сооснователей стал бельгийский топ-менеджер Брам ван Ньювербург (Bram Van Nieuwerburgh), за плечами которого опыт работы в банке «Сити», Brussels Airlines и Thomas Cook.

Вера Решетина и Брам ван Ньювербург

В 2016 году ван Ньювербург решил инвестировать в ИТ-компанию.

«Я всегда пристально следил за развитием IT-отрасли. Эволюция, произошедшая за последние 20 лет, сравнима с промышленным переворотом XIX века. В своей деятельности я часто сталкивался с необходимостью разработать и внедрить новое программное обеспечение, поэтому решил заняться заказной разработкой», — написал ван Ньювербург в ответ на запрос TUT.BY.

На первых порах он сфокусировался на заказах крупных клиентов, хорошо знакомых по прошлым местам работы.

Самым сложным было выбрать место дислокации центра разработок. Для этого Браму ван Ньювербургу пришлось побывать в семи странах. Он съездил в Украину, Португалию, и несколько стран Восточной Европы. Провел переговоры с десятком местным компаний. Но в итоге выбор пал на Беларусь.

— Главными критериями стали люди — в Беларуси много программистов с серьезным опытом, многие хорошо говорят по-английски и готовы к командировкам в Бельгию. По менталитету бельгийцы близки к белорусам, наше общение проходит гладко и эффективно. Очень важна для нас была поддержка ПВТ, которая позволяет работать в льготных налоговых условиях, — пояснил ван Ньювербург.

«Беларусь оказалась самой выгодной, если компания находится в ПВТ, и самой невыгодной — если вне ПВТ», — уточнила Решетина.

В итоге «Литуссофт» решил купить «КактусСофт». Сумму сделки участники не разглашают. «По цене особых дискуссий не было. Больше времени мы обсуждали детали сделки, выполнение промежуточных результатов», — утверждает Вера Решетина.

Сложно было адаптировать стандартные элементы для сделок М&А для белорусского законодательства. «Думаю, новый декрет «О развитии цифровой экономики» упростит жизнь в этой части. В стране будет больше сделок, появится больше иностранных инвесторов», — надеется Решетина.

Переговоры длились около года. За это время в Беларуси зарплаты программистов, на которые приходятся основные расходы в ИТ-секторе, выросли на 15−20%.

Однако это не была любовь с первого взгляда. «Сначала мы, можно сказать, друг к другу присматривались. Открыли несколько совместных проектов для бельгийских и нидерландских компаний», — рассказывает Решетина.

Важную роль сыграло то, что у «КактусСофта» был опыт реализации проектов в финтехе. А у создателей «Литуссофта» были клиенты в банковской и финансовой сферах.

— Планируем расти не менее чем на 40% в год, подписывать новые контракты, усилить компетенции компании в финтех и smart mobility областях, — говорит о будущем Брам ван Ньювербург. —  Для разработчиков проводим ежемесячные обучающие мероприятия, в середине марта в ПВТ состоится организованный нами митап для мобильных разработчиков.

«Стартапы «выгребают» с рынка лучших программистов»

После полного поглощения «КактусСофта» компанию покинул Андрей Решетин. Сейчас он сосредоточился на производстве мебели.

Вера Решетина осталась в роли СЕО, но впервые за 11 лет стала наемным работником. Она утверждает, что так «гораздо проще». Сейчас доход больше (получает зарплату и транши за продажу компании), чем «когда ты просто учредитель и вынужден постоянно реинвестировать». Хотя «стало больше административной работы, надо делать много отчетов». Новые владельцы компании наведываются в Беларусь раз в три недели.

В статусе CEO Решетина пробудет, скорее всего, «несколько лет, потому что большое удовольствие работать с командой, которая сформировалась за последние годы». Контракт не запрещает ей заниматься другими проектами и стартапами. Главное, чтобы от этого не страдала основная работа. Но на свое «остается мало времени».

В «КактусСофте» жалуются, что испытывают дефицит кадров, потому что не успевают нанимать столько людей, сколько приходит заказов. Сейчас у компании открыты 30 вакансий. «За последний год кадровая ситуация усугубилась. На рынке появилась масса стартапов. Они «выгребают» самых лучших программистов, предлагают высокую зарплату», — рассказывает Решетина. Одно из решений проблемы — нанимать больше иностранных специалистов.

«У нас уже работают три украинца, пару лет назад был бразилец. Но получение разрешения на работу занимало достаточно много времени. Надеюсь, что новый декрет упростит процедуры», — отмечает она.

Вера Решетина также возлагает большие надежды на проекты, завязанные на технологии блокчейн. «Мы уже реализовали два таких проекта. Сейчас занимаемся смарт-контрактами для ICO», — говорит СЕО «КактусСофта». Многие белорусские банки пока прохладно относятся к блокчейну. Но Решетина считает, что «постепенно это станет стандартом индустрии, белорусские компании будут смотреть по сторонам и заниматься этим тоже».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-20%
-10%
-10%