Вадим Сехович,

А я останусь тут лежать —

Банкир, заколотый апашем, —

Руками рану зажимать,

Кричать и биться в мире вашем.

Владислав Ходасевич («Из дневника»).

Что связывает совладельца знаменитых «елисеевских» магазинов, одного из «отцов» еврейского эмиграционного движения и потомка Рюриковичей? Все они станут знаковыми фигурами в почти сорокалетней истории Минского коммерческого банка. О том, как возник и почему исчез первый частный банк на территории Беларуси, — в новой части спецпроекта TUT.BY и Universal Press, посвященного истории бизнеса в нашей стране.

Минский коммерческий банк (МКБ) — это первый на территории Беларуси коммерческий банк, с создания которого, собственно, начинается история отечественной банковской системы. 21 апреля 1873 года прогрессивный имперский министр финансов Михаил Рейтерн утверждает устав нового учреждения с заявленным акционерным капиталом 1,5 млн рублей, а с 10 сентября этого же года банк официально распахивает двери перед своими клиентами. Офис МКБ, который открыт «от 10 ч. утра до 3-х пополудни», располагается в ныне несохранившемся доме К. Гольдберга на Петропавловской улице (совр. улица Энгельса).

Фото: изображение из книги "Мінск на старых паштоўках" (канец ХІХ - пачатак ХХ ст.)
Минское отделение Азовско-Донского коммерческого банка, который в XX веке поглотит первый белорусский частный банк. Фото: изображение из книги «Мінск на старых паштоўках» (канец ХІХ — пачатак ХХ ст.)

Вторая половина 1860-х — начало 1870-х годов в истории капитализма на территории Российской империи — это время так называемого банковского грюндерства, когда банки растут как грибы после дождя. В 1864 году в Российской империи открывается первый частный коммерческий банк, а к концу 1873 года их число достигает 39. Группы заинтересованных лиц — владельцы старинных банкирских домов, крупные торговцы и редкие промышленники, влиятельные чиновники, могущественные землевладельцы и просто авантюристы, находящиеся в погоне за быстрым и длинным рублем, — одна за другой пробивают разрешения на открытие банков, регистрируют их, выжидают, когда вырастет стоимость акций, и с большой для себя выгодой продают ценные бумаги и доли в банках. Некоторые из них на волне учредительской горячки успевают проделать это по несколько раз.

Главным «идеологом» создания МКБ (и позже еще нескольких банков) становится петербуржский банкир Николай Полежаев. В сколоченном им пуле «банковских грюндеров» для провинциального Минска оказываются как «варяги», так и «автохтоны».

Среди первых выделяются один из владельцев торговой компании «Братья Елисеевы» и учредитель Санкт-Петербургского Частного коммерческого и Русского для внешней торговли банков Степан Елисеев, а также голландский мигрант, хозяин одной из крупнейших в империи хлеботорговых фирм, учредитель галошевой мануфактуры «Треугольник», домовладелец Санкт-Петербурга, Ниццы и Турина Леопольд Нейшеллер.

Местную элиту представляют землевладелец барон Александр Врангель (он станет первым председателем правления МКБ), хозяин смиловичского дворцового комплекса и многолетний глава дворянства Минского уезда Лев Ванькович, минский банкир Хаим Лурье, его пинские однофамильцы, члены одной из самых богатых предпринимательских династий дореволюционной Беларуси Арон Лурье, его сыновья Моисей и Давид (в рамках Торгового дома «Братья Лурье и Ко»), а также еще 5 акционеров.

Кризис и застой

Едва начав обслуживать клиентов (превалируют учет векселей и ссуды под залог ценных бумаг и товаров), МКБ оказывается на грани закрытия и ликвидации.

Картина Владимира Маковского «Крах банка». artefakt.ru

В 1875 году российский финансовый рынок охватывает первый в истории банковский кризис. Его провоцируют авантюры известного прусского финансиста и промышленника, ставшего первым работодателем молодого Эдварда Войниловича (строителя Красного костела), Генри-Бетеля Струсберга. Под пустые ценные бумаги Струсберг занимает крупную сумму в Московском коммерческом ссудном банке. Когда это выясняется, банк объявляет о банкротстве, пропадают огромные по тем меркам объемы вкладов населения. Этот эпизод находит отражение в картине художника Владимира Маковского «Крах банка». По всей империи впечатленные масштабом потерь вкладчики торопятся вернуть из банков свои деньги. Это приводит к банкротству еще одного банка и девяти самоликвидациям. Еще одно следствие — длительный застой в банковском бизнесе. За период 1875—1882 годов в Российской империи не появится ни одного нового учреждения, оставшиеся испытывают серьезные трудности, в первую очередь с привлечением ресурсов.

Осенью 1875 года «шатается» и МКБ, который только за первый месяц кризиса теряет 15% ресурсной базы. Чтобы компенсировать потери, по итогам года составившие 100 тыс. рублей, вся прибыль и весь запасной капитал волей акционеров будут отнесены на убытки. МКБ выстоит.

Банковский кризис совпадает с проблемами в лесной торговле и сахарном производстве, которые изначально кредитует МКБ. Не прибавляет стабильности рублю и финансовой системе русско-турецкая война 1877−1878 годов. Поэтому у МКБ проблемы не только с привлечением ресурсов, но и с их размещением. В 1875 году владельцы банка сокращают уставной капитал до 1 млн рублей, а в 1879 году доводят его до законодательного минимума, вернув еще 500 тыс. рублей акционерам.

Все «варяги» покидают МКБ. С этого момента банк контролируют местные помещики и купцы, а председательствует в правлении Лев Ванькович. С 1873 по 1892 год директором банка является Афанасий Венгеров. После его кончины в течение 1892−1912 годов эту должность занимает представитель знаменитой польской династии банкиров Зиновий Кон. В XX веке он получит акции МКБ и позже перейдет на работу в Лодзинский купеческий банк. На бухгалтерское место в середине 1880-х годов акционеры пригласят австрийского подданного Эдуарда Бинштока. Он будет работать в МКБ до его ликвидации, а потом возглавит минское отделение Азовско-Донского коммерческого банка.

В 1880-х годах в условиях депрессии на лесном рынке акционеры и дирекция делают ставку на кредитование оптовой торговли зерном. МКБ формирует сеть агентств (в Пинске, Гомеле, Ромнах, Конотопе, Либаве, Новозыбкове, Бобровицах, Козлове), через которые выдает деньги под залог зерна. Стратегия позволяет получать прибыль и выплачивать дивиденды до тех пор, пока хлынувшее в Европу дешевое зерно из Северной Америки, Аргентины и Австралии не обрушивает цены. В 1890-е годы прибыль МКБ идет на убыль, в 1893 году банк оказывается в убытках. Растет конкуренция со стороны открывшихся в Минске в 1889 году отделений Государственного банка и С.-Петербургско-Азовского коммерческого банка.

Смиловичский дворцовый комплекс рода Ваньковичей. ru.wikipedia.org

В этих условиях акционеры банка, который после смерти Льва Ваньковича возглавляет инженер путей сообщения и владелец минской Слепянки Николай Ададуров, как за соломинку хватаются за предложение одного из лидеров финансового мира Российской империи и Европы Якова Полякова. В Минске работает отделение его С.-Петербургско-Азовского коммерческого банка, и финансисту представляется целесообразным не конкурировать, а объединить бизнесы под своим контролем.

Поляковский период

Яков Поляков — один из трех братьев Поляковых, выходцев из семьи раввинов-хасидов Оршанского уезда, которые на протяжении второй половины XIX века стоят у истоков зарождения железнодорожной, банковской и других отраслей Российской империи.

Яков Поляков. Jewish-memorial.narod.ru

Во второй половине XIX века Яков Поляков перебирается из черты еврейской оседлости в Таганрог, где основывает Торговый дом «Я. С. Поляков». На его базе создается первый и один из крупнейших в Российской империи банковских холдингов, в который входят полностью или частично принадлежавшие Полякову Донской земельный банк, Азовско-Донской коммерческий банк, С.-Петербургско- Азовский коммерческий банк. Бизнесмен является вице-президентом Еврейской колонизационной ассоциации, занимающейся организацией переселения евреев и устройством их жизни в новых странах. Ему принадлежат несколько концессий в Персии, в том числе концессия на Учетно-ссудный банк в Персии, позже проданная российскому правительству.

В 1895 году Яков Поляков выкупает контрольный пакет МКБ. Во главе банка новый акционер ставит своего сына — Бориса Полякова. Появление нового собственника благотворно сказывается на делах первого белорусского банка. Оно совпадает и с начавшимся с середины 1890-х годов ажиотажем вокруг распродажи имений княгини Марии Гогенлоэ-Шиллингсфюрст. Банк кредитует новых лесоторговцев, пытающихся на вырубке и распродаже лесных дач быстро сделать себе состояния.

Рекламный проспект С.-Петербурско-Азовского коммерческого банка.ru.wikipedia.org

В 1896 году капитал МКБ увеличен до 1 млн рублей, практически сразу в Кабинет министров отправляется (правда, не одобренная) просьба об увеличении капитала до 2 млн рублей. Новые отделения банка открываются в Житомире, Могилеве, Белой Церкви, Черкассах, Ворожбе, Сумах, Ровно и Прилуках. Акции МКБ вводятся в котировку Санкт-Петербургской биржи, на пике они при номинале 250 рублей поднимаются до отметки 325 рублей за акцию.

Новый акционер даже поднимает вопрос о переносе правления в Санкт-Петербург и переименовании в Западно-Русский коммерческий банк. Но на рубеже веков российскую экономику настигает мировой кризис, и банковская империя Полякова начинает разваливаться.

В итоге в 1901 году Яков Поляков с целью поиска средств на латание дыр и сопровождение начавшихся многочисленных судебных процессов продает контрольный пакет МКБ минским предпринимателям во главе с князем Иеронимом Друцким-Любецким.

Банкир из Рюриковичей

Князь Иероним Друцкий-Любецкий, появившийся на свет в 1861 году в семье пинского землевладельца Эдвина Друцкого-Любецкого, принадлежит к одной из самых титулованных фамилий не только Беларуси, но и Европы. Его род — одно из ответвлений знаменитой династии Рюриковичей, который на протяжении нескольких веков играет видные роли в Великом княжестве Литовском и в Московском государстве.

Князь Иероним Друцкий-Любецкий. ru.wikipedia.org

От отца князю Иерониму, католику по вероисповеданию, достанется наследственное попечительство над православным Пинским духовным училищем и небольшое (2 тыс. десятин), но образцовое имение Новое Поле под Раковым. В XX веке князь Друцкий -Любецкий попытается расширить свои земельные угодья. Особо подчеркнув факт поддержки православного духовенства, он направит властям прошение о покупке имения Заславль в 2400 десятин. Но получит от заместителя министра внутренних дел несколько язвительную резолюцию, что исключение по приобретению католиками недвижимости в Западном крае может быть сделано только «для тех римско-католиков из крестьянского сословия, которые живут в условиях крестьянского быта».

Хоть как-то противостоять экономической экспансии царских властей в Беларуси и Литве местные помещики пытаются в рамках нескольких совместных коммерческих проектов. Вдохновителем и активным участником многих становится окончивший юрфак С.-Петербургского университета князь Иероним Друцкий-Любецкий.

На протяжении многих лет (с 1894 по 1919 годы) он является членом совета Минского общества сельского хозяйства — одного из самых массовых и успешных в Российской империи объединений помещиков, которое с 1876 года занимается перестройкой помещичьих хозяйств на капиталистический лад. Когда при Минском обществе сельского хозяйства будет создан Коммерческий совет, князь станет его вице-председателем и директором. Неофициально эта организация называется Земледельческий синдикат, ее задачей является централизованная закупка и последующая продажа помещикам сельхозмашин и оборудования, семян, удобрений. В 1911 году, например, оборот синдиката составляет 400 тыс. рублей. Деятельный землевладелец становится участником практически всех проектов, организующихся под эгидой Минского общества сельского хозяйства (Минского Товарищества винокуренных заводчиков, Общества взаимного страхования в сельском хозяйстве), а в конце XIX века он пробует себя на новом поприще — банковском. Князь приобретает акции МКБ и в 1898 году впервые избирается членом его правления.

В 1902 году после отказа представителей семьи Поляковых баллотироваться Иероним занимает должность председателя правления МКБ. Он пробудет в ней до ликвидации банка.

Иллюстрация: открытка из книги "Мінск на старых паштоўках" (канец ХІХ - пачатак ХХ ст.)
Минское отделение Северного банка. Фото: изображение из книги «Мінск на старых паштоўках» (канец ХІХ — пачатак ХХ ст.)

Князь поддержит инициативу Якова Полякова по продаже Минскому коммерческому банку активов С.-Петербургско-Азовского коммерческого банка. Кроме Минска, у последнего имеется около десяти отделений в других городах Российской империи, а также в Брюсселе. Оформись эта сделка, и МКБ вошел бы в число крупнейших банковских учреждений империи. Но плану противится правительство (в С.-Петербурге не любят Поляковых). В итоге в рамках санации бизнеса обанкротившегося финансиста все активы С.-Петербургско-Азовского коммерческого банка с отделением в Минске получит созданный в 1901 году с участием французских капиталов Северный банк. В начале XX века он станет главным конкурентом МКБ в белорусских губерниях.

В период правления князя Иеронима МКБ становится одним из главных на территории Российской империи контрагентов Еврейского колониального банка — специального финансового института, созданного в 1899 году в Лондоне основателями сионистского движения для колонизации Палестины. Через подписку на свои акции банк собирает средства для создания промышленных предприятий, на поддержку земледельческих колоний, развитие торговли и приобретение концессий на Ближнем Востоке. Через МКБ выплачиваются дивиденды местным акционерам Еврейского колониального банка.

МКБ активно кредитует минских помещиков — винокуров, занимающих второе место в Российской империи по производству спирта. Директор Минского Товарищества винокуренных заводчиков Вацлав Лаппо является акционером банка и входит в его правление.

Самым значительным проектом в местной экономике, в котором в период Друцкого-Любецкого примет участие МКБ, станет сотрудничество со спичечными фабрикантами. С 1906 по 1908 год при МКБ действует комиссионный отдел так называемого Западного спичечного синдиката, созданного белорусскими, литовскими, польскими, украинскими и некоторыми российскими фабрикантами для сбыта своей продукции. Банк кредитует производителей и покупателей спичек и на этой основе получает монополию на реализацию спичек на новых рынках. Его комиссия по условиям соответствующего трехлетнего соглашения с фабрикантами определена в 1 копейку с каждого ящика.

Но князя занимает не только бизнес. Он и меценат, и драматург, и очень активен в общественной жизни региона. Друцкий -Любецкий является членом губернской управы по делам земского края, комитета по делу ликвидации сервитутов и чересполосицы при МВД, представляет губернию на земском и городском съезде в Москве в 1905 году. После издания манифеста Николая II о созыве первого в истории царской России парламента (Государственной думы) председатель правления МКБ с головой окунается в политику. Князь — один из девяти представителей Минской губернии, которые становятся ее депутатами. В Госдуме 1-го созыва он входит и является одним из руководителей так называемой группы Западных окраин (Краевого круга Литвы и Руси), добивающейся большей автономии для литовских и белорусских губерний.

Несмотря на то что Госдума 1-го созыва проведет всего одну сессию и через 72 дня будет распущена, князь не найдет времени на спасение МКБ. Первый белорусский банк хиреет под воздействием экономической депрессии, последствий первой русской революции и поражения в русско-японской войне и усиливающейся конкуренции. С 1901 года в Минске работает Северный банк, в 1907 году открывает свое отделение в губернском центре его конкурент Азовско-Донской коммерческий банк. В 1907—1908 годах МКБ несет убытки. Летом 1908 года собравшиеся под председательством князя Друцкого-Любецкого на чрезвычайное собрание 7 акционеров примут решение о ликвидации МКБ. В 1912 году владельцы МКБ, получив на свои акции по 45 рублей, утвердят «проект договора с Азовско-Донским банком об окончательной реализации актива и пассива», поставив тем самым точку в почти 40-летней истории первого белорусского частного банковского учреждения.

Князь Иероним Друцкий -Любецкий в течение года (в 1909—1910 годах) пробудет членом Государственного совета, увидит военное лихолетье и революционный беспредел, вынудивший его покинуть родное Новое Поле и перебраться в Варшаву. В польской столице он в самый канун нового 1920-го года скончается от «испанки».

Фото: Юлия Волчёк, TUT.BY
Усадьба князей Друцких-Любецких в Новом Поле. Фото: Юлия Волчёк, TUT.BY

Его главный наследник князь Константин, прошедший Первую мировую войну и устанавливавший демаркационную линию между Польшей и Советами в районе родного Нового Поля (имение, к сожалению, все-таки останется на советской территории), в 1939 году в чине полковника будет командовать Виленской бригадой кавалерии в боях с немцами под Пётркувом. После капитуляции Польши он попытается перебраться в Венгрию, но по пути попадет в плен к советским войскам. Князя будут содержать в Старобельском лагере НКВД на Луганщине, а в апреле 1940 года с сотнями других польских офицеров расстреляют в печально известной Быковне в Киеве. В 1964 году советские польские власти посмертно возведут полковника Константина Друцкого-Любецкого в звание бригадного генерала.

Проект Брюккера

Уже спустя год после продажи МКБ на фоне начавшегося предвоенного экономического подъема помещики-бизнесмены попробуют выхлопотать в Петербурге разрешение на открытие в Минске нового коммерческого банка.

В начале 1913 года 9 просителей, в числе которых фигурирует сын и наследник одного из основателей МКБ Лев Ванькович-младший, подадут в царский Минфин прошение об открытии «АО Северо-Западный банк» с капиталом 1 млн рублей. Несмотря на благожелательные отписки местных полицейских чинов о просителях и их идее банка, который «явится действительно желаемым в интересах местного населения», прошение не получит высочайшего одобрения.

Бренд «Минский коммерческий банк» на два года (в 1989—1991 годах) реновируют первые бизнесмены независимой Беларуси. В апреле 1989 года Минский коммерческий банк (сокращенно — Микобанк) будет зарегистрирован Госбанком СССР и получит лицензию на осуществление банковской деятельности под № 80. Ранее него в БССР появится только Минский инновационный банк (будущий Приорбанк), который будет иметь советскую лицензию под № 50.

Учредителями и акционерами Микобанка станут Министерство бытового обслуживания БССР, ПО «Минскгрузавтотранс», управление бытового обслуживания Минска, ПО «Дормаш», а также крупнейшие кооператоры белорусской столицы во главе с основателем кооператива «Метроном» Сергеем Брюккером. В Минск этот сибирский немец переедет в 1987 году из Томска и займется сначала торговлей цветами. Вскоре его бизнес охватит сетью филиалов весь еще на тот момент «союз нерушимый республик свободных». В Минске Сергей Брюккер начнет производить оборудование для союзного Министерства путей сообщения, рижский филиал бизнесмена выпускает парфюмерию, в Иркутске его интересы сосредоточены в деревообработке, елгавский филиал станет крупнейшим в СССР дилером автомобилей РАФ. Бизнесмен выйдет на международный уровень. Он привлечет инвестора из Австрии и зарегистрирует компанию «Инком», которая получит строительные подряды в Польше. В Варшаве Брюккер возводит здание аэропорта и несколько сотен элитных коттеджей. Созданный в 1989 году Микобанк превращается в финансовую верхушку его холдинга, просуществовавшего до 1991 года.

Летом 1991 года Сергей Брюккер будет вынужден покинуть доживающий свои последние месяцы СССР под увеличившимся числом проверок со стороны различных контрольных органов. Из-за своих немецких корней и крупного бизнеса на исторической родине он без проблем получит гражданство ФРГ. Позже Сергей Брюккер ведет бизнес в Польше и Калининградской области, успешно занимается строительством, нефтетрейдерством, выставками. В октябре 2002 года Mercedes 51-летнего предпринимателя столкнется под Гданьском с экскурсионным автобусом, и Сергей Брюккер уйдет из жизни

Что касается судьбы одного из первых банковских брендов независимой Беларуси, то эмиграция Брюккера ускорит исчезновение Микобанка. Микобанк станет первым банком, который лопнет на территории бывшего СССР. Остальные учредители будут извещены об этом печальном факте Национальным банком Беларуси в ноябре 1991 года по итогам трехнедельной проверки. То, что останется от Микобанка, будет присоединено к зарегистрированному в феврале 1992 года КБ «Северо-Запад». Последний в свою очередь станет Белкоопбанком, чтобы в итоге влиться в состав Белвнешэкономбанка (в настоящее время Банк БелВЭБ).

Партнер проекта:

Единственный полноформатный складской сервис промопродукции в Беларуси: >5000SKU / 700-1000 тыс. единиц. Прямые поставки по 30+ каталогам. Широкие возможности брендирования на собственном производстве. www.upress.by | +375 17 397-81-81, 222-19-46

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-30%
-75%
-40%
-11%
-20%
-30%
-15%
-20%
-15%