Деньги и власть


В правительстве обсуждают, как можно решить вопросы с дефицитом сырья на кожевенных заводах и на целлюлозно-бумажных комбинатах. Пока доминируют административные пути решения проблемы. Кожевенники выступают за введение госзаказа. Однако такой инструмент при поставках макулатуры ситуацию хоть улучшил, но окончательно не разрешил. Сказывается конфликт интересов заготовителей и переработчиков. Одни хотят продавать подороже, вторые не могут покупать по экспортным ценам.

«У всех участников свой шкурный интерес»

Несмотря на то, что проблеме с поставками кожсырья немало лет, участники рынка советуют далеко не ходить, а за отправную точку взять сентябрьскую коллегию Комитета госконтроля. Контролеры выявили «парадоксальную ситуацию»: сырье в стране есть, кожевенные заводы модернизированы в 2013—2016 гг. за счет кредитов (свыше 13 млн евро) и при финансовой поддержке государства, их мощности позволяют с хорошим качеством переработать все сырье, а отечественные обувь, мебель, одежду, галантерею и другие товары продолжают массово производить из импортной кожи. «Доля отечественной кожи не превышает 25%, остальная завозится из-за границы, — сказал глава КГК Леонид Анфимов. — У нас лишняя валюта есть?! Куда пропадает собственное кожсырье и почему отмечается дефицит отечественной кожи? Все просто: сырье продолжают вывозить из страны. А потом мы импортируем кожу, изготовленную из нашего же сырья».

Беларусь экспортирует как необработанные шкуры крупного рогатого скота (КРС), экспорт которых за два последних года возрос более чем в 5 раз, так и сырье с минимальной степенью обработки — в виде кожевенного полуфабриката (так называемого вет-блю). Притом, что, закупая полуфабрикат, иностранные компании позже ввозят в Беларусь уже готовую кожу для белорусских обувных и мебельных фабрик. То есть основная добавленная стоимость создается за рубежом, а в стране выполняются наиболее трудоемкие и вредные виды работ по первичной обработке сырья, отмечали контролеры.

Как следствие, неэффективно используется отделочное оборудование кожзаводов, в том числе приобретенное в ходе модернизации. Отделочные производства загружены наполовину.

Анфимов считает действия должностных лиц непоследовательными и бессистемными. «Складывается впечатление, что кожевенные заводы отпущены в свободное плавание и ситуация там неконтролируемая», — отметил глава КГК. Эти же слова он адресовал Минсельхозпроду, облисполкомам и Белкоопсоюзу, в ведении которых находятся мясокомбинаты и заготовительные организации, вывозящие полуфабрикат за границу.

В правительстве идут активные дебаты, что делать с кожевенной отраслью, испытывающей финансовые проблемы. На исходе минувшего года несколько высокопоставленных чиновников получили нагоняи от премьер-министра Андрея Кобякова. «Но такими профилактическими мерами вопрос не решить. У всех участников процесса есть, грубо говоря, свой шкурный интерес», — считает профильный чиновник.

Дает о себе знать межведомственный конфликт интересов. Кожевники подчиняются концерну «Беллегпром», а мясокомбинаты — Министерству сельского хозяйства и продовольствия. И у каждого госоргана есть свои задачи и цели. «[Министерствам] доводятся планы и задачи [по работе подчиненных предприятий]. Объемы производства, экспорт, заработная плата… Каждый ищет, где лучше. А им говорят спасать других себе в убыток», — рассказывает источник.

«Звучит много самых разнообразных инициатив: объединить кожзаводы в холдинг, переподчинить Минсельхозпроду, одни закрыть, другие приватизировать. И понятно, что везде есть свои сторонники и противники», — уточняет собеседник.

Несколько лет назад была идея объединить кожзаводы с обувными фабриками. «Марко» приобрел витебский меховой комбинат, получил господдержку. «Но быстрого эффекта не получили. Они запрашивают еще помощь. Создание объединенного холдинга с участием „Белвеста“ не произошло. Все ищут выгоду. К тому же ситуация на обувном рынке не очень хорошая. Из-за снижения покупательной способности на первое место выходит цена. А это значит, что сырье не может быть дорогим», — говорит источник.

Обувщики, в свою очередь, сетуют на дороговизну продукции кожзаводов («то же самое в России купить дешевле»), неритмичность поставок, жесткие сроки оплаты и небогатый ассортиментный перечень. «Качество [продукции белорусских кожзаводов] устраивает. Но цена, ассортимент, условия оплаты… Все вкупе приводит к тому, что закупаем часть сырья за границей», — говорит представитель обувной фабрики. Кожевенники упирают на то, что обувщики ориентируются на производство продукции нижнего ценового сегмента, в котором используются дешевые заменители натуральной кожи.

Сейчас в коридорах власти вынашивается идея ввести в 2018 году госзаказ на кожевенное сырье, и тогда оно перестанет утекать за рубеж. До этого оно не входило в перечень продукции, поставляемой для госнужд. В прошлом году переработчики задействовали свои мощности немногим более чем на 70%, отмечают в концерне «Беллегпром».

Импортировать кожсырье практически невозможно из-за ветеринарных ограничений и таможенно-тарифного регулирования. «Бразилия, например, обладает мощнейшим производственным потенциалом КРС, но оттуда шкуры никто не вывозит, запрещено. Выгоднее их переработать у себя, а кожам всегда найдется сбыт», — пояснили TUT.BY в концерне.

«Беларусь вложила деньги в развитие сельского хозяйства, провела модернизацию ферм, наращивает поголовье скота и, что очень важно, сама способна переработать все сырье. Шкуры — это своего рода госресурс. Поэтому кожевенная отрасль будет развиваться, чтобы производить качественную, конкурентоспособную продукцию», — считают в «Беллегпроме».

В Минсельхозпроде и Белкоопсоюзе не удалось получить комментарий.

«Эффективность экспорта переработанной макулатуры гораздо выше»

Испытывают дефицит сырья и целлюлозно-бумажные предприятия для производства санитарно-гигиенических изделий и упаковок, несмотря на то, что там уже введен госзаказ.

Фото: ecocentr.net
Фото: ecocentr.net

Потребность перерабатывающих предприятий Беларуси в макулатурном сырье на 2018 год составляет 341,8 тыс. т, в том числе предприятий концерна «Беллесбумпром» из этого объема — 327,3 тыс. т.

Объем госзаказа на поставку отходов бумаги и картона на белорусские фабрики для переработки на текущий год определен в размере 280 тыс. т или 81,9% от потребности. Это означает, что недостающий объем предприятиям необходимо будет искать самостоятельно.

Однако анализ работы последних лет показывает, что дефицит сырья обостряется еще и тем, что госзаказ не исполняется на 100%. По итогам 2017 года предприятия «Беллесбумпрома» переработали всего 211 тыс. т макулатуры при потребности 315 тыс. т. Обеспеченность в среднем составила 62%.

В то же время, по данным Министерства жилищно-коммунального хозяйства, в 2017 году в стране заготовлено 320 тыс. т. Поставка всего этого объема на перерабатывающие предприятия страны могла бы обеспечить 100% потребности.

Однако переработчики макулатуры считают, что дефицит сырья обусловлен его вывозом за пределы Беларуси. Для решения этого вопроса правительство ввело лицензирование экспорта макулатуры за пределы ЕАЭС. И эта мера поспособствовала снижению вывоза макулатуры в Украину в 2,5 раза (с 29 до 12 тыс. т), а в страны ЕС вывоз удалось приостановить полностью (с 3 тыс. т до 0). Но пока часть сырья все же экспортируется. Например, в Россию. По данным Государственного таможенного комитета, за 10 месяцев 2017 года было экспортировано 40,1 тыс. т макулатуры.

Сегодня заготовители макулатуры ищут, куда им выгоднее поставлять. Белорусские переработчики не готовы приобретать макулатуру по той же цене, которую могут выручить при экспорте заготовители.

— Мы даем цену действительно немного ниже, чем та, по которой макулатура закупается в сопредельных регионах России, — соглашается глава «Беллесбумпрома» Юрий Назаров. — Но у нас энергетика другая. Белорусские предприятия в прошлом году покупали газ за 210 долларов за тысячу кубометров, брянский завод — за 70 долларов. Энергоресурсы в себестоимости выпуска целлюлозно-бумажной продукции составляют до 30%. Поэтому мы не можем дать такую цену [на макулатуру, как предлагают в РФ].

Поэтому третий год подряд действует госзаказ на поставку макулатуры для переработки. Введена стимулирующая мера по компенсации заготовителям части расходов за сбор отходов бумаги и картона от физических и юридических лиц. Размер этой компенсации составляет 90 рублей за тонну.

Впрочем, концерн выступает с инициативой об увеличении размера компенсации с 90 до 140 рублей, так как цены на сырье продолжают расти и его нехватка все еще ощущается. Предприятия загружены на 60−70%.

При этом эффективность экспорта переработанной макулатуры гораздо выше. Так, 1 тыс. т макулатуры реализуется на экспорт по цене 170−180 тыс. долларов, а если этот объем переработать в бумагу для гофрирования, валютная выручка составит уже 340 тыс. долларов, то есть почти в 2 раза больше, отмечают в пресс-службе концерна «Беллесбумпром». В 2017 году за счет ряда предпринятых мер на уровне правительства предприятия увеличили загрузку имеющихся производственных мощностей с 55% до 64%. Объем производства продукции вырос на 14% — до 317,1 млн рублей. Экспорт вырос почти на 25% до 50 млн долларов.