/ Юрий Дракохруст

Александр Лукашенко на совещании в Совете безопасности достаточно критично высказался о политике России: «Но серьезного понимания у руководства России сегодня о том, что надо на наиболее опасных направлениях нашей общей совместной обороны укреплять национальные вооруженные силы — Беларуси, Казахстана, Армении, других стран — такого понимания нет. И это очень больно может аукнуться». Означает ли это заявление, что у Беларуси и России — очередной конфликт, что возвращаются времена газовых, молочных, нефтяных и прочих торговых «войн»? Я думаю, что нет. Однако почему претензии были озвучены публично?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Как ни парадоксально, в данном случае это — своеобразная демонстрация лояльности. Именно в этом ключе — еще одно заявление, сделанное на Совете безопасности: «Надо понимать, что, допустим, Беларусь является основным форпостом, в том числе и Российской Федерации, на западном направлении, а здесь сегодня наиболее опасное направление».

В последние годы казалось, что ушли в невозвратное прошлое времена, когда президент Беларуси обещал, что белорусы, при необходимости, лягут под танки НАТО и не пропустят их на Москву. Ан нет, все возвращается. Слова о форпосте на самом опасном направлении — то же обещание лечь под танки, только выраженное в менее поэтической форме.

А как же великая миротворческая миссия Беларуси, «Хельсинки-2», Минск — площадка, где мирят великих славянских братьев белорусов? А вот откровения про «форпост» — именно про это. Беседы Дональда Трампа и Нурсултана Назарбаева в Вашингтоне насчет возможного переноса переговоров по Украине из Беларуси в Казахстан вызвали нескрываемое раздражение в Минске. Оно было продемонстрировано и во время упомянутого совещания в Совете безопасности РБ, когда Лукашенко сказал, что «реальной альтернативы минской переговорной площадке на сегодняшний день не существует».

Слова про «форпост» и упреки России, что не крепит совместную оборону — это о том же, это послание не только Москве, но и Вашингтону, а в еще большей степени — Берлину и Парижу. Вам нужен прежний Минск, вещающий о «монстре НАТО», подползающем к границам синеокой Беларуси, обещающий ложиться под ваши танки? Нет? Ну так и забудьте про перенос переговоров куда бы то ни было из Минска.

Некой страшной угрозы Западу такой гипотетический поворот Беларуси не сулит. Хотя шум по поводу учений «Запад-2017», страхи, что российские войска в Беларуси останутся, а то и пойдут дальше — в Украину и страны Балтии, свидетельствуют о том, что подобный поворот Запад бы совсем не обрадовал.

Тут дело в нюансах. Беларусь была и есть военный союзник России, независимо от того, говорит Лукашенко про «форпост» или нет. Однако когда говорит, то опасений становится немножко больше. С другой стороны, и возможный перенос площадки переговоров из Минска ни для кого не выглядит такой уж панацеей, «золотым ключиком», который откроет двери к миру в Украине. Это скорее подарок Назарбаеву, чем реальная перспектива установления мира. Может, он такого подарка и заслуживает, ну так Лукашенко своими заявлениями и демонстрирует, что отбирать подарок у него тоже будет чего-то стоить, и вопрос, есть ли смысл эту цену платить.

И, кстати, не сказать, что подобные послания на Западе совсем уж не воспринимают. План миротворческой миссии, одним из авторов которого является бывший генсек НАТО Андерс Форг Расмунсен, предусматривает ввод в Украину миротворцев под флагом ООН в том числе и из Беларуси. Этот план пока очень далек от реализации, никакого согласия мировых столиц на это нет. Но тоже своего рода послание Минску, что укладыванию под танки НАТО есть более плодотворная альтернатива.

Заявления Лукашенко, сделанные на Совете безопасности — по содержанию диалог с Западом, ну а по форме — присяга на верность России. В том числе и упреки за невнимание к совместной обороне. Впрочем, формула насчет «форпоста» — это и обозначение границ союзничества. Мы — ваш форпост, а не вы у нас будете своим форпостом. Вот этого вот не надо, баз там всяких, российского военного присутствия.

«Я не в том плане, что мы хотим или в очередной раз, как у них принято говорить, требуем каких-то денег на какие-то мероприятия», — обиженно заметил президент Беларуси. Вспоминается старая присказка — когда вам говорят, что дело не в деньгах, то дело именно в них. Тут логика такая: вы хотите противостоять Западу, хотите, чтобы мы в этом участвовали, так платите. Несите «бремя русских», перефразируя слова Киплинга насчет «бремени белых».

Хотя по форме — искренняя присяга. И ответ всяким «регнумам» и «взглядам» — никаких поворотов на Запад, видите, готовы исправно ложиться под натовские танки, как встарь, стародавний белорусский обычай.

Ну, а если Назарбаев обойдется без подарка, если и вправду все согласятся на белорусских миротворцев в Украине, то в следующий раз можно будет снова рассказать о Минске как о форпосте мира, а отнюдь не России. По крайней мере, не только ее.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-10%
-10%
-50%
-10%
-20%
-15%
-30%