Деньги и власть


2 февраля был опубликован новый антимонопольный закон, который вступит в силу через полгода — с 3 августа. TUT.BY вместе с юристами REVERA Екатериной Педо и Светланой Морозовой разбирается в основных нововведениях закона.

Антимонопольное законодательство особенно важно для лидеров рынка, участников и организаторов процедуры закупок, а также для крупных компаний с развитой структурой (группы компаний, международные торговые и дистрибьюторские сети).

— К примеру, у международных компаний чаще всего есть свои внутренние правила и процедуры, которые могут противоречить законодательству. К примеру, в дистрибьюторском договоре может быть условие о том, что товары компании должны продаваться конечным потребителям по цене не ниже, чем X. В Беларуси установление минимального порога цены является антимонопольным нарушением и допустимо в качестве исключения только в двух случаях: при работе по франчайзингу или если доля каждого из субъектов соглашения, которое регулирует минимальный ценовой порог, занимает на рынке не более 15%, — отмечают юристы.

Знание антимонопольных правил позволит крупным игрокам избежать нарушений, а компаниям поменьше — понять, какие инструменты защиты использовать при недобросовестной игре со стороны конкурентов.

Вот основные изменения новой редакции закона.

Доказать нарушение конкуренции на рынке станет проще

Новый закон разъясняет понятие «ограничение конкуренции». В текущей версии встречаются только термины «недопущение» «ограничение» и «устранение конкуренции», но они никаким образом не поясняются и являются оценочными. На практике, если несколько компаний вступали в сговор и ограничивали конкуренцию на рынке (например, одновременно повышали цены или демпинговали), приходилось приложить много усилий, чтобы доказать, что это было именно «ограничение» — прямых критериев не было.

В новой редакции закона ограничению конкуренции посвящена целая статья. Например, ограничением будет считаться, если:

  • из-за компании/группы компаний на рынке резко уменьшилось число конкурентов
  • цены искусственно повышены/занижены
  • торговая сеть разделила Беларусь по территориальному принципу на зоны обслуживания (например, в гомельском офисе станут обслуживать только гомельчан, а брестчан станут отправлять в их местный офис)

Это нововведение позволит компаниям быть уверенными, что они ничего не нарушают: урегулированное законом понятие снимает многие вопросы. Тем же компаниям, которые пострадали от ограничения конкуренции, будет проще это доказать.

Прозрачная процедура расследования антимонопольных нарушений

Раньше такие расследования проводились по специальной инструкции, которая была довольно общей и не описывала детально всей процедуры. К примеру, придя в антимонопольный орган, вы не были точно уверены, по какой форме писать заявление на расследование, сколько оно продлится и т.д. Все это могло привести к затягиванию сроков.

Сейчас расследованиям посвящена целая глава в законе. Она устанавливает:

  • Основания для начала расследования (например, информация из статьи в СМИ о том, что повысились цены на какой-то продукт)
  • Срок давности — 3 года после совершения нарушения
  • Требования к заявлению о нарушении, когда оно не может быть рассмотрено или может быть приостановлено
  • Как долго будут рассматривать заявление — по общему правилу 3 месяца со дня подачи и др.

Антимонопольный орган также вправе выносить предупреждение и предписание во время расследования.

Защита производителей товаров, у которых единственный покупатель

Такая ситуация на рынке называется монопсонией. Например, нужда в некоторых медицинских препаратах в Беларуси есть только у нескольких медцентров, других потребителей просто нет. При такой ситуации покупатели могут злоупотреблять своим уникальным положением на рынке и, например, предлагать для производителя невыгодно низкую цену покупки.

Сейчас такие производители никак не защищены — закон затрагивает только компании с доминирующим положением на рынке (более 35%). Новая редакция закона вводит понятия «монопсоническое положение», а также «монопсонически низкая цена» — это такая цена, которая не покрывает расходов и не приносит прибыли производителю. Устанавливать такие цены запрещено.

Станет легче защититься от недобросовестной конкуренции

Раньше недобросовестной конкуренции была посвящена 1 статья закона, сейчас — целая глава. Основные запреты из прошлой версии сохранились. В частности, нельзя:

  • дискредитировать конкурента (распространять ложные, неточные или искаженные сведения)
  • вводить в заблуждение потребителя
  • допускать смешения с деятельностью другой компании либо с товарами конкурента

Среди новых проявлений недобросовестной конкуренции, которые появились в законе:

  • Некорректное сравнение с конкурентом или товаром конкурента: нельзя использовать слова «лучший», «первый», «самый», «только», «единственный», если их нельзя подтвердить.
  • Приобретение, использование объектов интеллектуальной собственности. Распространенная ситуация: известный бренд не зарегистрирован в качестве товарного знака в Беларуси, потенциальный нарушитель регистрирует такой товарный знак и начинает использовать чужой бренд для продвижения своих товаров).
  • Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или другую охраняемую законом тайну (например, информация о зарплатах сотрудников: узнав их, ваш конкурент может манипулировать сотрудниками и склонять их к увольнению и сотрудничеству).

Станет проще проводить сделки по реорганизации, с акциями, долями и др.

Раньше такие сделки нужно было согласовывать с антимонопольным органом, если в них был превышен один из финансовых показателей:

  • балансовая стоимость активов на последнюю отчетную дату у компании, акции или доли которой приобретаются, либо одного из реорганизуемых субъектов, превышала 100 тысяч базовых величин
  • если выручка за предыдущий финансовый год превышала 200 тысяч базовых величин

В новой редакции закона эти показатели увеличены вдвое — до 200 тысяч и 400 тысяч базовых величин соответственно, и это очень разумно. Сейчас нередки ситуации, когда продажу долей в компании-владельце «дорогих» активов (зданий, сооружений) нужно согласовывать с антимонопольным органом из-за превышения балансовой стоимости активов. При этом доля этой компании на рынке может быть очень мала (менее 1%) — то есть очевидно, что сделка не повлияет на состояние конкуренции.

То, что показатели увеличили, избавит компании от чисто формальной процедуры и поможет разгрузить антимонопольный орган.

Покупку имущества компаний нужно будет согласовывать с антимонопольным органом

Это касается случаев, когда имущество, которое вы покупаете, превышает 20% балансовой стоимости основных средств и нематериальных активов компании-владельца. Условно, если вы захотите купить большую часть станков у крупного завода, это нужно будет согласовать с МАРТом, так как такая покупка может отразиться на конкуренции на рынке.

Такое нововведение может увеличить длительность сделки на полтора месяца — до месяца антимонопольному органу отводится на рассмотрение документов, еще несколько недель уйдет на подготовку всех документов.

Более строгий контроль в сфере закупок

Раньше в законе не было специальной нормы для контроля закупок, они регулировались лишь общими антимонопольными нормами. С 3 августа МАРТ будет контролировать как государственные, так частные и строительные закупки, исходя из специальной нормы — в ней напрямую написано, что будет считаться нарушением.

Например, запрещено вступать в сговор с отдельными участниками закупки; предоставлять им информацию, к которой не имеют доступа остальные; создавать преимущественные условия для одних или совершать другие действия, которые могут ограничить конкуренцию на рынке. Если нарушения будут выявлены, суд может признать недействительной как саму закупку, так и договоры, заключенные по ее итогам.

Это нововведение поможет сделать процедуру закупок более прозрачной, а также даст возможность привлечь нарушителей к ответственности.

Правила, которые сложились на практике, теперь закреплены в законе

Например, сейчас в законе четко прописано: при реорганизации УП в ООО, когда собственник УП фактически приобретает 100% долей в ООО, такую покупку не нужно согласовывать с антимонопольным органом. Это логично, ведь при такой ситуации никаких изменений в структуре владения компанией не происходит. МАРТ и раньше придерживался такого подхода, сейчас он нашел отражение в законе.

Похожая ситуация — когда компания покупает акции или доли в уставном фонде у себя самой (то есть на свой баланс). Такую сделку не нужно согласовывать с антимонопольным органом, так как такие акции и доли не дают права голоса и возможности определять решения компании, соответственно, покупатель не сможет повлиять на конкуренцию на рынке.

0059473