Новость дня


«Важно изменить и подход к избранию меры пресечения для подозреваемых в экономических преступлениях. Заключение под стражу, на мой взгляд, должно носить исключительный характер», — заявил председатель Верховного суда Валентин Сукало в интервью «Беларусь сегодня». Впрочем, и сейчас по экономическим преступлениям заключение под стражу, согласно УПК, должно применяться в исключительных случаях, но случаев таких немало.

Сукало остановился на необходимости снижения уровня привлечения к административной ответственности. «Это прямо предусмотрено декретом № 7 и всей принятой в конце прошлого года группой законодательных новелл, связанных с поддержкой предпринимательства. Понимая дух и букву этих новелл, я думаю, что суды все-таки в силах значительно сократить число лиц, привлекаемых к административной ответственности. Как физических, так и юридических», — сказал он.

Председатель Верховного суда отметил, что в прошлом году было составлено 4,277 млн административных протоколов, что «очевидно является чрезмерным». Он уверен, что законодательные инструменты для снижения числа протоколов уже есть.

«Из кодекса вообще исключено значительное число административных правонарушений, во многих снижены пределы санкций, исключена конфискация имущества, во всех составах введена такая форма наказания, как предупреждение. Суды могут прекращать дела по малозначительности или выносить предупреждение вместо назначения более сурового наказания. Эти изменения в КоАП уже вступили в силу, и суды сделают все для того, чтобы до предела сократить число лиц, привлекаемых к административной ответственности. Вместе с этим, исходя из декрета № 7, мы уже приступили к реализации его сущности. Провели специальное совещание с судами в режиме видеоконференции, наметили некоторые ориентиры, чтобы судьи понимали не только букву, но и дух общегосударственной правовой политики», — рассказал Валентин Сукало.

Он перечислил три ключевых изменения: во-первых, будет действовать презумпция добросовестности предпринимателя; во-вторых, суды должны перенести акцент с наказания на профилактику правонарушений; в-третьих, изменятся подходы к субсидиарной ответственности руководящих лиц, связанные с банкротством предприятий.

«Скажу прямо, мы ориентируем суды на такое применение мер ответственности, чтобы они не повлекли за собой очень серьезные последствия в виде прекращения деятельности субъекта хозяйствования. Наказание и экономика должны находиться в разумной пропорции», — сказал председатель.

Есть наработки и по изменению подходов к уголовной ответственности предпринимателей. «Верховный суд в плане этих изменений настроен достаточно радикально. Хотя и сегодня у нас осуждение к лишению свободы по экономическим составам преступлений составляет только 11 процентов, но я думаю, что есть возможность сократить и этот показатель».

Однако бизнес-сообщество пока с осторожностью относится к обещанным переменам, тем более что в последнее время были случаи задержания бизнесменов и руководителей в случаях нарушений, которые бизнес-сообщество считает незначительными или не представляющими угрозы для общества.

«На практике у нас каждый случай — исключительный. Логика простая: в камере бизнесмена проще «склонить» к сотрудничеству, чем в офисе. Посадил — и пускай сознается. Очень удобно. Человек понимает, что если взяли под стражу, то точно посадят. Удовлетворение прокуратурой жалоб на изменение меры пресечения — менее 1%, количество оправдательных приговоров — менее 1%. Решение о судьбе дела принимается именно в момент избрания меры пресечения, связанной с лишением свободы. В нынешней системе постановление о применении меры пресечения — это приговор. После этого момента вся мощь системы работает только на то, чтобы человек оттуда не выбрался. Тем, кто спорит, говорят: «УК, УПК? 7 лет и пока» — рассказывал TUT.BY эксперт.

«Раскрытие преступлений в экономической сфере — высший пилотаж. В последнее время схемы работы довольно сложные, разобраться, что законно, а где нарушение, способны не все работники правоохранительных органов. Признание подозреваемого сильно упрощает им жизнь. И заключение под стражу — удобный способ получить это признание», — говорит другой источник.