1. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  2. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  3. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  4. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  5. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  6. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  7. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  8. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  9. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  10. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  11. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  12. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  13. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  14. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  15. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  16. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  17. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  18. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  19. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  20. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  21. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  22. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  23. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  24. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  25. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  26. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  27. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  28. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходит в стране 26 февраля
  29. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  30. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена


Усилия властей Беларуси, предпринимаемые без малого десять лет, пока не привели к заметному росту малого и среднего бизнеса. Причины этого и возможный эффект от недавнего пакета либерализационных документов анализируются в исследовании экспертов Исследовательского центра ИПМ Ирины Точицкой и Глеба Шимановича, подготовленном при поддержке посольства Великобритании в Минске.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Усилия большие, результат — средний

Эксперты напоминают, что с 2008—2009 гг. власти делали особый акцент на развитии малого и среднего бизнеса, которое, как предполагалось, «должно было способствовать экономическому росту и созданию рабочих мест». Цель была сформулирована амбициозно: войти топ-30 стран рейтинга Doing Business и довести долю малых и средних предприятий в ВВП до 30% (к 2022 году — до 50%).

Несмотря на работу в этом направлении, прогресс в рейтинге Doing Business до приличного 38-го места против 110 в 2008 году и принятие нескольких документов, направленных на поддержку предпринимательства, в том числе финансовую, Беларусь не смогла добиться ощутимых успехов ни с точки зрения вклада малого и среднего бизнеса в экономику, ни в расширении занятости.

Удельный вес малого и среднего предпринимательства в ВВП и добавленной стоимости составил в 2016 году 23,5% и 27,5% соответственно, увеличившись по сравнению с 2010 годом (на 4,6 и 5,7 процентных пункта соответственно). Доля в средней численности работников осталась на уровне 32−32,8%. Эти показатели были значительно ниже, чем у стран Центральной и Восточной Европы. Например, в Польше и Чехии вклад малого и среднего предпринимательства в добавленную стоимость составлял 53−54%, а в Латвии и Литве — 70%, на таких предприятиях работало от 68% до 79% от общей численности занятых.

«К тому же в Беларуси не работала модель стадий развития и роста для малого и среднего предпринимательства (переход от микропредприятий к малым и от них к средним), одним из факторов которой является бизнес-среда. Как показывают данные Белстата, рост числа микропредприятий не вел к увеличению количества малых, а число средних и вовсе сокращалось», — констатируют авторы исследования.

Такую слабую взаимосвязь между улучшением позиции в рейтинге и данными о роли малого и среднего предпринимательства в экономике объясняют несколькими факторами. Во-первых, изменения, обеспечившие рывок в рейтинге Doing Business, произошли в Беларуси в 2008—2013 гг. и изменения затронули прежде всего сферы, связанные с процедурами открытия бизнеса и регистрации собственности. Здесь действительно отставание Беларуси от передового опыта минимально, но на работу и оценку условий действующих бизнесов сейчас это влияет слабо.

Во-вторых, система налогообложения Беларуси приблизилась к передовому рубежу только в последнее пятилетие, а позиция по индикатору «получение кредитов» по-прежнему остается низкой. «В-третьих, те немногие меры, отмеченные Всемирным банком, которые были приняты по упрощению получения разрешений на строительство и подключения к сети электроснабжения, скорее, можно отнести к созданию благоприятных условий для открытия бизнеса», — продолжают эксперты, обращая также внимание на то, что не произошло значимых улучшений в процедурах обеспечения исполнения контрактов, разрешения неплатежеспособности, правилах международной торговли.

«Соответственно, улучшения, которые происходили в условиях ведения бизнеса в Беларуси, устраняли лишь некоторые виды барьеров. Это предполагает наличие риска, что даже широкие меры по либерализации бизнес-климата могут оказаться недостаточно эффективными из-за сохранения отдельных барьеров, которые могут быть немногочисленны, но очень чувствительными для бизнеса», — констатируют эксперты.

Проводимые Исследовательским центром ИПМ опросы представителей малого и среднего бизнеса показали, что предприятия в целом положительно оценивали изменения в условиях регистрации бизнеса, получении разрешений, осуществлении административных процедур.

Однако по другим аспектам есть расхождения бизнеса и составителей рейтинга Doing Business в оценках произошедших изменений. В частности, бизнес, скорее, негативно оценивал изменения в уровне налогообложения, доступности кредитования, условиях осуществления внешнеторговых сделок, в то время как Всемирный банк отмечал определенные улучшения.

«Возможно, это связано с тем, что данные улучшения не приводили к снижению налогового бремени для малого и среднего предпринимательства и не облегчали получение кредитов в том числе из-за высоких процентных ставок. Кроме того, существенное ухудшение бизнес отмечал в условиях аренды, размере штрафов и защите прав собственности. Данные отрицательные оценки во многом предопределяли негативное восприятие изменений в условиях ведения бизнеса. Аренда, штрафы и защита прав собственности непосредственно связаны с устойчивостью функционированием бизнеса, поэтому они намного более актуальны для опрашиваемых предприятий, зачастую имеющих значительный опыт работы на рынке, чем условия регистрации предприятий», — предполагают авторы.

Спасет ли бизнес прошлогодний «либерализационный пакет»

В конце прошлого года власти приняли пакет документов, направленных на дальнейшую либерализацию предпринимательской деятельности и стимулирование деловой активности. Ключевыми документами стали ноябрьский декрет № 7 о развитии предпринимательства и указ от 16 октября о совершенствовании контрольной деятельности.

Сопоставление барьеров, называемых бизнесом в опросах, с теми, на устранение которых направлены принятые нормативные документы, позволяет оценить возможное влияние планируемых изменений на бизнес. Результаты опросов показывают, что наиболее остро малый и средний бизнес воспринимает группу административных и законодательных барьеров. Самым значительным барьером для бизнеса в этой группе в 2015—2017 гг. были высокие ставки налогов. Декрет № 7 ввел мораторий до 2020 года на повышение налоговых ставок и введение новых налогов и сборов. Совмин также должен разработать меры по упрощению налогового администрирования и снижению налоговой нагрузки при создании новых рабочих мест и т.д. Эти меры в определенной степени смогут снизить остроту восприятия налогов как барьера для развития бизнеса, смягчив проблему частых изменений налогов и обременительности процедур, считают эксперты исследовательского центра ИПМ. «Однако говоря о высоких ставках налогов как о препятствии для ведения предпринимательства, бизнес имел в виду в первую очередь налоговое бремя, то есть размер налогов и обязательных отчислений. Он, по данным Doing Business 2018, существенно превышает средний показатель по региону Европы и Центральной Азии», — отмечают специалисты.

Среди основных барьеров традиционно бизнес называл изменчивое законодательство и обременительные административные процедуры, в число которых входят лицензирование, прохождение проверок и сертификации. На их устранение во многом и направлен пакет документов по либерализации предпринимательской деятельности и стимулирование деловой активности, и, в частности, декрет № 7. «При этом эффективность ожидаемых изменений во многом зависит от того, насколько будет обеспечена стабильность и предсказуемость законодательства, а также однозначность его трактовок», — констатируют эксперты.

Второй по важности группой барьеров для развития малого и среднего бизнеса является ограниченный доступ к факторам производства. С одной стороны, на их доступность влияет макроэкономическая среда, то есть острота проблемы для бизнеса в последний год заметно снизилась благодаря снижению инфляции и колебаний обменного курса. С другой стороны, доступность факторов производства определяется госрегулированием бизнеса, от которого, например, зависит доступность аренды недвижимости.

Предприниматели выделяют условия аренды как один из важнейших барьеров для ведения бизнеса. «Ожидаемые изменения в законодательстве лишь отчасти решают данную проблему для микробизнеса, расширяя возможности работы на дому. Острота данного барьера для малого и среднего бизнеса не снизится», — констатируют авторы исследования.

Результаты опросов показывают существенное изменение в распределении ответов о значимости барьеров между 2016 и 2017 гг. Оно выражается в увеличении числа респондентов, отметивших рост отрицательного влияния на деятельность их предприятий не только чрезмерного госрегулирования, но и барьеров, связанных с плохо функционирующими институтами и ограничением конкуренции. Последние два вида барьеров практически не затронуты пакетом документов по либерализации, подчеркивают эксперты.

«В связи с этим создание равных условий для субъектов хозяйствования разных форм собственности и эффективно функционирующей правовой среды должно стать предметом особого внимания правительства в целях улучшения бизнес-среды и стимулирования развития малого и среднего предпринимательства», — резюмируют аналитики Исследовательского центра ИПМ.

-10%
-10%
-25%
-30%
-70%
-20%
-58%
-10%
0072356