В начале декабря 2017 года администрациия колонии № 9 в Горках, где отбывает наказание признанный белорусскими правозащитниками политзаключенным Михаил Жемчужный, сообщила ему, что он не будет представлен на условно-досрочное освобождение или на замену наказания на более мягкое. Такое решение администрация колонии объяснила тем, что Жемчужный не стал на путь исправления. Об этом сообщает правозащитный сайт spring96.com.

Михаил Жемчужный. Фото: Радио "Свобода"
Михаил Жемчужный. Фото: «Радио Свобода»

Также в начале января 2018 года стало известно, что Управление департамента исполнения наказаний по Могилевской области отказало в удовлетворении жалобы на вынесенные администрацией колонии № 9 взыскания в виде водворения Жемчужного в ШИЗО в августе и декабре прошлого года. УДИН по Могилевской области утверждает, что взыскания были наложены правомерно «за допущенные нарушения порядка отбывания наказания», «оснований для отмены взыскания не имеется».

Начальник Управления Ю.В. Толкачев, который подписал ответ на жалобу, отметил, что «каких-либо угроз жизни и здоровью, других оснований, препятствующих дальнейшему отбыванию наказания осужденным Жемчужным М.И. в колонии № 9, нет. Нарушений в действиях администрации ИК № 9 не установлено».

В октябре суд, который должен был решить вопрос по переводу Михаила Жемчужного из колонии на тюремный режим заключения, отменили.

Кто такой Жемчужный и за что он сидит?

Михаил Жемчужный родился в 1955 году в Витебске. Работал в Витебском технологическом университете. Доцент, кандидат технических наук, автор нескольких научных монографий и разработок. Первый в стране зарегистрировал самодельный автомобиль на альтернативном топливе. В университете руководил лабораторией, которая занималась проблемами промышленного изготовления водорода.

С 2007 по 2012 год он отбывал наказание по статье 210 УК (Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями).

После освобождения стал членом организации «Платформа», где занимался сбором информации о ситуации в местах заключения. После ликвидации «Платформы» стал основателем новой организации «Платформа иновэйшн».

Михаила Жемчужного арестовали вновь в августе 2014 года. Он обвинялся по статьям 376 (ч. 1, ч. 2), 375 (ч. 1) и 431 (ч. 1, ч. 2) УК: умышленное разглашение сведений, составляющих служебную тайну; незаконное приобретение (изготовление) средств для негласного получения информации, составляющей служебную тайну; дача взятки.

Суд над Жемчужным начался 1 июня 2015 года и проходил в закрытом режиме. 13 июля он был признан виновным и получил шесть лет строгого режима. 25 октября в результате рассмотрения кассационной жалобы к его сроку добавили еще полгода.

Детали дела. Большой эксперимент КГБ

После того как Жемчужного отправили в колонию, он смог переслать правозащитникам документы о своем деле. Переписка завершилась в конце ноября. 7 декабря ведущие правозащитные организации Беларуси в совместном заявлении после изучения всех документов признали его политзаключенным.

По данным из приговора суда, который цитирует сайт spring96.org, Жемчужный на протяжении 2013−2014 годов с согласия старшего инспектора медицинского вытрезвителя УВД Витебского облисполкома получал служебные документы. В них содержалась информация, которая, по мнению Жемчужного, представляла общественный интерес: сведения о возбужденных уголовных делах в отношении должностных лиц, сводка за 2012 и 2013 годы о происшествиях с участием сотрудников правоохранительных органов, спецдонесение по факту смерти гражданина Куделко в ИВС УВД Витебского облисполкома, приказ МВД «Об отдельных аспектах работы с кадрами в МВД». Данные документы передавались Жемчужным в правозащитное учреждение «Платформа».

По утверждению обвинения, за предоставление такой информации Жемчужный передавал сотруднику органов внутренних дел деньги и технические спецсредства, предназначенные для негласного получения информации.

Однако, по материалам дела, все эти документы получались Жемчужным в рамках «продолжаемого оперативного эксперимента» под контролем УКГБ по Витебской области.

«При этом совершение Жемчужным М.И. отдельных противоправных действий в обстановке, максимально приближенной к реальности, не пресекалось органом, осуществлявшим оперативно-разыскную деятельность, давая возможность обвиняемому довести их до конца с целью выявления его каналов связи и проверки его на причастность к совершению более тяжкого преступления, предусмотренного ст. 358 УК (Шпионаж)», — отмечается в приговоре.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-50%
-10%
-20%
-50%
-23%
-10%
-30%
-20%
-20%
0061173