Деньги и власть


Россия вслед за Беларусью намерена урегулировать самые острые вопросы цифровой экономики — проведение ICO, майнинг, оборот криптовалют. Правда, пока речь идет только о подготовленном законопроекте. При разработке предварительного варианта законопроекта Минфин и Банк России постарались использовать «мягкий подход», отличный от принципов регулирования финансовых рынков, уверяет заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

А то уйдут в Беларусь

«Наше предложение по регулированию носит очень легкий характер. Мы прекрасно понимаем, что если мы напишем тяжелое регулирование, пусть оно даже и будет максимально защищать участников этого рынка, то этот рынок просто уйдет от нас в другие страны, в том числе в соседнюю Белоруссию, которая как раз таки пошла по очень либеральному пути», — пояснил Моисеев

Законопроект от 28 декабря дает определения криптовалюте, токенам, ICO и майнингу. При этом криптовалюту предлагается считать «иным имуществом» (под эту категорию также попадают безналичные денежные средства и бездокументарные ценные бумаги) и вместе с токенами называть «цифровым финансовым активом», а ICO трактовать как вид краудинвестинга и ограничить объем привлекаемых через этот инструмент средств 1 млрд рублей (17,4 млн долларов). Кроме того, планируется ограничить объем вложений в ICO от неквалифицированных участников рынка 50 тысяч рублей (870 долларов) и обязать организаторов сбора средств предоставлять полную информацию о проекте и целях привлечения финансирования.

В текущем варианте законопроект вопросу регулирования ICO уделена львиная доля внимания его разработчиков, но обещается, что регулирование криптовалют будет прописано несколько позже. Криптовалюты будут расцениваться как имущество, что позволит защищать права их владельцев и получить возможность легального оборота, а торги ими, по мнению Моисеева, могли бы проводиться на любых биржевых площадках.

Помимо прочего, в проекте вводятся понятия цифровой транзакции и распределенного реестра транзакций, а майнинг определяется как предпринимательская деятельность. Так что для того, чтобы им легально заниматься, потребуется получать статус индивидуального предпринимателя и/или юрлицо. Налог на майнинг будет взиматься по аналогии с налогообложением предпринимательской деятельности.

Комментируя предложения своего ведомства, министр финансов Антон Силуанов назвал имеющийся текст «рамочным». По его словам, в нем «нужно гораздо глубже разработать тему регуляторики». Финальный вариант законопроекта о регулировании криптовалют и использования цифровых технологий в сфере финансов будет подготовлен в первом полугодии 2018 года и должен быть представлен в правительстве до июля.

На шаг впереди

В вопросах регулирования криптоэкономики Беларусь пока на шаг впереди России. Базовый декрет уже принят и в марте вступит в силу. Эксперты говорят о весьма либеральном подходе к регулированию. В частности, эксперты Deloitte в своем обзоре отмечают, что владение токенами, совершение операций с ними, ICO, майнинг в Беларуси будут принципиально разрешены для всех юридических и физических лиц, но определенные действия могут совершаться только через резидентов ПВТ. При этом, признают эксперты, документ соответствует требованиям «антиотмывочного» законодательства, что соответствует глобальному тренду регулирования.

Эксперты отмечают отсутствие проблем KYC/AML (политика «know your customer» и «anti money laundering» — противодействие отмыванию денег). Они обращают внимание что деятельность с токенами — это деятельность не всех предприятий страны, а резидентов «песочницы» и осуществляется она, согласно декрету, на основании договора с ПВТ об условиях осуществления такой деятельности. Эти договоры могут расставить точки над «i» по многим техническим вопросам, в том числе по порядку проведения KYC/AML.

Особое внимание юристы обращают на смарт-контракт, под которым понимается «программный код, обеспечивающий автоматическое совершение или исполнение сделок, а также иных юридически значимых действий». То есть смарт-контракт представляет собой техническое средство, а не сделку или ее форму. «Данное определение является на сегодняшний день первым на уровне целой страны, поскольку имеющиеся законодательные определения (например, существующее в штате Аризона) еще не поднимались на государственный (федеральный) уровень, кроме того, они представляются менее удачными, а потому устаревшими», — отмечают в Deloitte.

Существенной особенностью понятия криптовалюты в обзоре называют то, что ей признаются только те токены, которые стали универсальным средством обмена в рамках мирового оборота. Тем самым токены не могут стать криптовалютой в силу той функции, которая декларируется эмитентом в ICO документации. Соответственно, криптовалюту невозможно создать при ICO. «Из этого следует, что нередко встречающиеся ICO проекты по созданию внутренней криптовалюты могут быть реализованы только через удостоверение такими токенами прав на объекты гражданских прав. Криптовалютой такие токены могут быть признаны не раньше, чем они станут использоваться в мировом обороте как универсальное средство обмена», — отмечают эксперты.

Юридическое лицо, создавшее и разместившее через резидента ПВТ токены, удостоверяющие требования их владельцев к нему, удовлетворяет эти требования без права ссылаться на отсутствие обязательства или его недействительность. Беларусь построила четкую систему, начиная от правового определения токенов.

«Декретом определено, что такое токен как объект гражданских прав — это иное имущество, особый его вид, который удостоверяет права держателей токенов на товары работы услуги и т.п. обещанные в ходе ICO. Определены основные подходы к созданию и размещению токенов, их бухгалтерскому и налоговому учету. Но главное — установлены обязательства эмитента по выпущенным токенам. То есть эмитент обязан погашать выпущенные токены, удовлетворять требования держателей токенов, обусловленные эмиссионными документами, и не может отказаться от погашения, ссылаясь в том числе на несоответствие законодательству сделок и процедур, в рамках которых были реализованы токены. Это называется преобладанием сущностного подхода над формальным. У нас будет так: собрал средства за токены — выполняй обещанное. Отсутствие правового поля привлекло в ICO немало недобросовестных лиц по всему миру. Получалось, что организация, выпустившая токены и собравшая средства, сама по себе, а токены сами по себе, и инвесторам вообще было непонятно, что эти токены удостоверяют и кто за них отвечает. Мы попытались решить эту глобальную проблему, чтобы обеспечить стабильность и предсказуемость этих операций для иностранных эмитентов и инвесторов в нашей юрисдикции — в Беларуси. Мы хотели сделать ПВТ надежной и привлекательной площадкой для осуществления легальных инвестиций в цифровые проекты крупными фондами. Теперь каждый участник глобальной криптоэкономики будет знать — если токен выпущен через оператора в ПВТ, то его эмитент несет по нему действительные обязательства и обязан их исполнять в силу закона», — пояснил TUT.BY один из участников разработки адвокат, старший партнер компании «Алейников и Партнеры» Денис Алейников.

Физическим лицам, даже не имеющим статуса индивидуальных предпринимателей, в Беларуси предоставляется максимальная свобода распоряжения токенами. Они могут не только приобретать и отчуждать токены без посредников, но и дарить и завещать их.

Юридические лица, не являющиеся резидентами ПВТ, имеют доступ к крипторынку только через посредников — операторов криптоплатформ и операторов обмена криптовалюты, а также иных специальных резидентов ПВТ (на данный момент они не определены, но можно предположить появление криптоброкеров, считают в Deloitte).

Эксперты отмечают, что декрет открывает возможность для проведения полностью легальных ICO в максимально комфортных условиях, а до истечения срока предоставления налоговых льгот в 2023 году с точки зрения налоговых последствий Беларусь будет выигрывать конкуренцию даже у офшорных юрисдикций. Deloitte считает, что «разработанные в Беларуси основы правового регулирования смарт-контрактов и иные новеллы в области регулирования криптоэкономики заслуживают серьезного внимания со стороны не только стран СНГ, но и всего мира».

Крипта для миллиардеров

Темой криптоэкономики в России, несмотря на отсутствие регулирования, интересуются крупнейшие бизнесмены страны. Как пишет thebell со ссылкой на партнера одного из крупных венчурных фондов, в криптовалюты инвестируют 10% списка Forbes.

В частности, как минимум трое участников списка богатейших — совладельцы Evraz Роман Абрамович, Александр Абрамов и Александр Фролов — будут инвестировать в криптопроекты через фонды Target Global, под управлением которых находится свыше 500 млн долларов. В частности, год назад Target Global вместе с фондом A&NN Александра Мамута вложился в платформу для небанковского кредитования Blackmoon Financial Group, которую основал бывший вице-президент «ВКонтакте» Илья Перекопский и его партнеры. В сентябре эта компания провела одно из крупнейших ICO, собрав 30 млн долларов для создания платформы Blackmoon Crypto. Ее создатели обещают, что она обеспечит безопасность инвестиций в криптовалюты, а к 2022 году общая стоимость активов на ней превысит 1,8 млрд долларов.

Другой участник списка Forbes, основатель компании «Технониколь» Игорь Рыбаков, рассказал, что тоже инвестировал в Blackmoon Crypto и уже полгода вместе со своим партнером Оскаром Хартманном вкладывается в криптовалюты. Хартманн скоро планирует объявить об ICO собственной блокчейн-платформы для автомобильной индустрии, в ходе которого он надеется привлечь 100 млн долларов. Если получится, сделка станет крупнейшей для России.

О создании собственной криптобиржи также рассказал миллиардер Роман Троценко. Его сложно отнести к технологическим стартаперам — Троценко начинал как удачливый кооператор, был скупщиком «серой» недвижимости, возглавлял государственную корпорацию, а в итоге — построил крупнейшую в России сеть аэропортов и по случаю стал владельцем башни «Федерация» в «Сити», пишет TheBell. Тему легализации криптовалют Троценко поднимал на сентябрьской встрече бизнесменов с Владимиром Путиным.

«Нам было неинтересно вкладывать просто в биткоины, мы занимаемся инфраструктурой: не возим пассажиров, но обслуживаем их на земле», — объясняет он. Троценко утверждает, что платформа уже работает, но пока закрыта для пользователей: группа ждет, когда в России будет принят закон о криптовалютах и ICO.

На государственном уровне в России главными сторонниками развития блокчейна и цифровой экономики считаются глава ВЭБа Сергей Горьков, первый вице-премьер Игорь Шувалов и глава Сбербанка Герман Греф. Но если Греф сам рассказывал историю о том, как несколько лет назад купил футболку за биткоины, то Горьков утверждает, что лично в криптовалюты не инвестировал. «Я даже в акции не вкладываю», — сказал он The Bell. Шувалов этим тоже не занимается, утверждает близкий к нему источник.