/

В Минском городском суде пятый день рассматривается уголовное дело «пророссийских публицистов», которых обвиняют в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенном группой лиц. На скамье подсудимых — доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко.

Все трое писали тексты для российских изданий «Регнум», Lenta.Ru и EurAsia Daily.
Во второй день заседания суда гособвинитель процитировал их тексты.

Например, Юрий Павловец, по мнению обвинения, в своих текстах утверждал, что «главным врагом белорусов всегда были москали», что «до начала перестройки понятие „белорус“ применялось не как отдельная нация, а как жители БССР», а белорусский язык является почти мертвым.

Дмитрий Алимкин в своих публикациях утверждал, что «население Беларуси из-за белорусизации лишится главного языка — русского. Дети и внуки рискуют лишиться настоящего. На мове же выразить больше, чем „iдзi выпасi карову“, ничего нельзя», «белорусы — промежуточный проект России, созданный, чтобы расчленить русский народ и натравить одну его часть на другую».

За процессом в зале суда ежедневно наблюдают журналисты и правозащитники. Последние еще до начала процесса говорили, что, возможно, признают публицистов политическими заключенными.

Зампредседателя лишенного регистрации правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович несколько дней присутствовал в суде и слушал обвинение, цитаты из текстов обвиняемых и их допрос.

— Мы считаем, что обвинением подготовлена слабая доказательная база, экспертизы не выдерживают никакой критики. И это касается обеих статей: и за «разжигание», и экономической. Ведь в обвинениях они пишут, что без надлежащей регистрации обвиняемые освещали события в стране. И мне хочется спросить: какая регистрация для этого нужна? — говорит Стефанович. — С такой логикой любой блогер или аналитик, публикующийся на разных сайтах и получающий за это гонорар, попадает под эту статью и ведет незаконную предпринимательскую деятельность. Так можно половину журналистского сообщества пересажать.

Статью за разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенном группой лиц, правозащитник тоже считает необоснованной. По его мнению, для попадания под эту статью, в текстах должны быть конкретные призывы к насилию к определенной группе лиц, не к государству или языку. А в текстах обвиняемых есть лишь мнение авторов.

— Разжигание чего и к кому? В экспертизе сказано, что один из авторов писал, что Евфросиния Полоцкая не была белоруской, а ВКЛ — белорусским государством, но это все — их мнение и оценка каких-то исторических фактов. Но это же не предмет рассмотрения в уголовном процессе, — говорит Стефанович. — Да, в их текстах присутствует hate speech (язык вражды. — Прим. ред.), особенно у Алимкина, который пишет, что белорусскоязычные — низкая социальная группа. Но все равно состава разжигания национальной розни тут нет.

Вопрос признания авторов «Регнума» политзаключенными правозащитники будут ставить после решения суда. Стефанович подчеркивает: дело не во взглядах обвиняемых, которые многие не разделяют, а в реакции на это властей.

— Для меня это дело — зеркальное дело Пальчиса. Он ведь тоже высказывал свое мнение. И общественность требовала его освободить, поскольку он патриот. А авторы «Регнума» вроде как плохие, потому что и с их мнением многие не согласны, поэтому их надо посадить на 12 лет. Но мы такими методами не пользуемся, мы правозащитники, а не политики, для нас нет своих и чужих. По итогам процесса мы будем делать выводы, обсуждать и принимать соответствующие решения.

Глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец, который тоже присутствовал на нескольких заседаниях, считает, что следствие так и не смогло обосновать, зачем год держало авторов «Регнума» в СИЗО — к экспертизе, которая легла в основу обвинения, много вопросов. Кроме того, давать даже минимальное наказание по той статье, что им вменяют, значит, давать возможность судить всех подряд за их личное мнение.

Фото: БАЖ
Фото: БАЖ

— К сожалению, очень многие из тех, кто выступает с однозначными требованиями наказания этих авторов, фактически дают карт-бланш на подобные действия государственных органов и в отношении людей, которые могут занимать совершенно другие, даже противоположные позиции. Создается впечатление, что экспертиза была сделана по заказу — к ней очень много вопросов. Следствие год вело дело, держало людей в тюрьме и все равно не смогло четко обосновать, почему это все происходило. Мы видим, что там дело касается не только идеологической составляющей, но и приравнивания журналистской деятельности к предпринимательской. Это все вызывает чувство внутреннего сопротивления и беспокойства в отношении того, как ситуация может развиваться дальше, — считает Бастунец.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-50%
-50%
-20%
-20%
-20%
-21%