Деньги и власть


TUT.BY недавно писал о том, что Европейский совет внес 17 стран в черный список офшоров, потому что они не соответствуют требованиям BEPS по налоговой и финансовой прозрачности. О том, что такое План BEPS, как он повлияет на белорусский бизнес и как не нарушить международное и национальное налоговое законодательство, рассказывает Марина Мишакова, юрист налоговой практики юридической компании REVERA.

Что такое План BEPS и почему это важно для моего бизнеса?

План BEPS (Base Erosion and Profit Shifting) — глобальная международная инициатива, цель которой — положить конец налоговой минимизации (формально законному, но все-таки уходу от налогов). Налоговые консультанты по всему миру называют его «концом эпохи агрессивного налогового планирования», и в общем так и есть: к инициативе уже присоединились более 70 стран, ожидается, что в ближайшие несколько лет к ним присоединится и Беларусь.

Что именно предусматривает План BEPS?

План состоит из 15 глобальных инициатив и вводит такие понятия и требования к бизнесу, как деловая (бизнес) цель, реальное присутствие (substance), контролируемые иностранные компании, контроль за трансфертным ценообразованием и др. Чтобы не нарушить налоговое законодательство, бизнес должен их знать и соответствовать.

Одна из самых известных и революционных инициатив плана — автоматический обмен налоговой и финансовой информацией. По сути, это создание единого информационного поля между налоговыми по всему миру, которое положит конец хитрым налоговым схемам.

То есть налоговая оптимизация бизнеса станет невозможной?

Нет, План BEPS борется именно с агрессивным налоговым планированием. Как и обычное, оно направлено на уменьшение налогов, но при этом задействует не совсем правомерные механизмы — пробелы и лазейки в законодательствах разных стран. Другими словами, это налогообложение на грани фола — формально оно абсолютно законно, но не одобряется государством.

Простейшие примеры налогового планирования — когда бизнес использует льготы декрета № 6, СЭЗ, ПВТ, Парка «Великий камень», или когда IT-предприниматели при работе исключительно с иностранными заказчиками платят 3% УСН с НДС вместо 5% УСН без НДС.

А вот классический пример агрессивного налогового планирования — намеренное дробление бизнеса. Собственник компании на УСН видит, что приближается к лимитам по выручке для УСН, и решает «дробить» бизнес — создает еще одну идентичную компанию на УСН и передает ей часть договоров. С одной стороны, ничего незаконного — никто не запрещает владеть несколькими компаниями на УСН. С другой, в таких компаниях работают одни и те же сотрудники на полставки, на одних и тех же рабочих местах. Единственная цель такого дробления бизнеса — сэкономить на налогах, никакой деловой составляющей здесь нет.

Что такое деловая цель?

Это один из важнейших критериев, по которым скоро станут оценивать бизнес и сделки. Вне зависимости от того, что написано в договоре — если выяснится, что сделка не преследует никакой экономической, бизнес-цели, а направлена только на налоговую экономию, налоговые последствия будут рассчитываться исходя из сути сделки. То есть налоговые органы будут оценивать именно то, что происходило на самом деле и что стороны действительно имели в виду.

Простой пример отсутствия бизнес-цели — когда материнская иностранная компания постоянно финансирует свою дочернюю компанию через займы. К примеру, выдает 40 займов, при этом ни один из них не возвращается, проценты не выплачиваются, сроки займов постоянно продляются. То есть истинная цель займа — получение процентов — здесь игнорируется. По сути, это финансирование бизнеса, а договоры займа здесь оформлены только для вида — чтобы компания-получатель займа могла уменьшить налоговую базу. Следуя концепции деловой цели, которой здесь нет, налоговая обяжет компанию доплатить налоги.

Что такое substance, или реальное присутствие?

Еще несколько лет назад во многих юрисдикциях (Кипр, Белиз, Панама) можно было легко зарегистрировать компанию-оболочку и пользоваться местными льготами и льготами, предусмотренными соглашениями об избежании двойного налогообложения. Сейчас все изменилось: право на льготы нужно доказать, как и то, что вы являетесь реальной компанией, а не просто компанией-оболочкой.

Налоговая определяет это с помощью требований к substance, или реальному присутствию. Вот основные из них:

— Реальный офис, размеры которого соответствуют масштабу вашего бизнеса, то есть полноценное помещение с мебелью и всеми удобствами для сотрудников. Оплата коммунальных услуг, интернета, сайт компании и т.д. — все это принимается во внимание.
— Реальные сотрудники — в достаточном количестве для уровня бизнеса.
— Вся документация иностранной компании должна храниться в государстве, где она зарегистрирована.
— Нужно вести бухучет и платить налоги (если они возникают).
— Все управленческие решения должны приниматься по месту регистрации, советы директоров должны проходить там же.
— У компании должен быть реальный директор, а не сотрудник, работающий по генеральной доверенности.
— Компания должна вести фактическую хозяйственную деятельность, заключать договоры с контрагентами и т.д.

Как все это связано с офшорами и ведением бизнеса за рубежом?

Напрямую. Как только План BEPS будет полностью реализован, нельзя будет просто создать компанию-оболочку в налоговой «гавани» и не платить налоги нигде, надеясь, что об этом никто не узнает. Вскоре заработает автоматический обмен информацией и сделает все тайное явным.

Юрисдикции из черного списка игнорируют инициативы Плана BEPS и тем самым вызывают еще больше внимания, а компании оттуда теперь пользуются плохой репутацией (надеяться на привлечение инвесторов или бизнес-ангелов им не приходится).

Что такое автоматический обмен налоговой и финансовой информацией, или CRS?

CRS, или Common Reporting Standard — система, благодаря которой налоговые по всему миру автоматически будут получать информацию о доходах своих налоговых резидентов. Ее планируется реализовать в рамках Плана BEPS. Когда эта система заработает (а она активно начнет применяться в мире уже с 2018 года), скрыть свои иностранные доходы от налоговой станет просто невозможно.

Сейчас многие страны обмениваются информацией по двусторонним соглашениям об избежании двойного налогообложения или о взаимной помощи. Например, у Беларуси есть такие соглашения с 68 странами — их список можно посмотреть на сайте МНС. Соглашения работают следующим образом: налоговый орган Беларуси направляет точечный письменный запрос в налоговую другой страны и получает всю нужную информацию о своем налоговом резиденте X. Однако налоговая физически не может направить запросы по всем интересующим ее людям — из-за этого государство недополучает налогов.

Автоматический обмен решает эту проблему. Раз в год (в сентябре) страны, присоединившиеся к CRS, будут получать налоговую и финансовую информацию о своих налоговых резидентах (остаток по счету, сумма поступлений на счет за год и т.д. — все зависит от счета), и исходя из этого взимать налоги.

Беларусь присоединилась к автоматическому обмену?

Пока нет. Для того чтобы обмен начался, государство должно выполнить 3 шага:

1) подписать Многостороннее соглашение (сейчас его подписали 96 стран) и присоединиться к CRS;
2) договориться об автоматическом обмене с другим государством, присоединившимся к CRS;
3) и самое ресурсозатратное — привести в соответствие свое национальное законодательство.

Например, Россия пока выполнила только первый пункт, то есть обмен налоговой информацией в ней пока не налажен. Беларусь пока не присоединилась к автоматической системе обмена, но этого можно ожидать в течение двух-трех лет.

Насколько законодательство Беларуси соответствует Плану BEPS?

Несмотря на то что Беларусь пока не присоединилась к инициативам Плана BEPS, законодательство уже меняется в соответствии с мировыми налоговыми трендами. Так, в Беларуси действуют:

— правила контроля за трансфертным ценообразованием (то есть за манипулированием цен внутри группы компаний);
— правила «тонкой» капитализации (лимиты для отнесения на затраты некоторых расходов);
— концепция бенефициарного владельца, или реального собственника.

Также в Налоговом кодексе планируют закрепить понятие «необоснованной налоговой выгоды». Это значит, что налоговая сможет смотреть на каждую сделку через призму ее деловой цели и не допускать тех, которые совершаются лишь с целью минимизации налогов.

На что нужно обратить внимание моему бизнесу уже сегодня?

1. Оценивайте бизнес-цель в каждой сделке (неважно, совершаете вы ее внутри Беларуси или за рубежом) — сделка не должна совершаться только ради экономии на налогах.

2. Проверьте свои иностранные компании:
— все ли выполняют требования substance, нет ли у вас транзитных компаний, которые не выполняют никаких других функций;
— не размещаются ли ваши компании в юрисдикциях черного списка,
нет ли злоупотребления ценами внутри группы компаний.