опубликовано: 
обновлено: 
/

В Минском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела, обвиняемыми по которому проходят «пророссийские публицисты»: доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко. Их обвиняют в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенном группой лиц. За это им грозит от 5 до 12 лет лишения свободы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«В своих статьях я обвинял белорусских чиновников в разжигании национализма и русофобии»

В начале судебного заседания судье передали заявление от одного из свидетелей с просьбой опросить его сегодня, поскольку он уезжает из страны и присутствовать в день, когда его вызвали повесткой, не сможет.

Судья не возражал. Свидетелем оказался отец обвиняемого Сергея Шиптенко.
Алексей Шиптенко был предупрежден, что может не свидетельствовать против сына, но он не отказался.

— Я скажу коротко: я горд, что у меня есть такой сын, — сказал судье отец обвиняемого и остался в зале, чтобы послушать допрос.

Первым допрашивали Дмитрия Алимкина. По его словам, до начала сотрудничества с «Регнумом» он писал статьи в «Живом журнале» на политические темы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я блогер, я не журналист. Блогер — тот, кто хочет что-то сообщить людям. Писал не только о Беларуси, — сказал в суде Алимкин.

В 2012 или 2013 году Алимкин познакомился на каком-то форуме под статьей с Юрием Баранчиком. С тех пор все общение шло в интернете, лично с шеф-редактором «Регнума» Алимкин никогда не встречался.

— Статья, на форуме которой мы познакомились с Баранчиком, была о том, что у нас в Беларуси все очень хорошо. Поскольку это появилось не на белорусском, а на российском сайте, мы с Баранчиком вступили в дискуссию с россиянами, которые имеют большие заблуждения по поводу того, что происходит в Беларуси. Статья была про экономику. В России есть большие иллюзии по поводу того, что происходит у нас, — сказал Алимкин.

Позже мужчины стали переписываться по электронной почте. А потом Баранчик предложил Алимкину писать тексты о ситуации в Беларуси. Сначала Алимкин делал это бесплатно, позже ему предложили гонорары.

— Он предложил мне писать какие-то тексты о ситуации в Беларуси. Агентство «Регнум» читает больше людей, чем какой-то блог. Я хотел донести до читателей свои мысли.
О «Регнуме» знал, что это федеральное информационное агентство, СМИ. Это не соцсеть, где каждый может писать, что хочет, это издание, там есть редакторы, отвечающие за выпуск. Насколько мне известно, Баранчик — редактор какого-то отдела. С ним я связывался через электронную почту и скайп. С остальными обвиняемыми познакомился при ознакомлении с уголовным делом, ранее их даже в интернете не знал, — сказал Алимкин.

— В своих текстах я пытался донести основную мысль: в Беларуси происходит разжигание национализма и русофобии, государственного покровительства национализму. Я обвинял в этом белорусских чиновников. В Беларуси русофобам стало оказывать покровительство государство, что и подтверждает наше нахождение здесь, — заявил обвиняемый.

Темы автор выбирал сам, на сайте «Регнума» его тексты размещались под псевдонимом Алла Бронь. На псевдониме настаивал Юрий Баранчик. Некоторые тексты правились редактором, кем именно — обвиняемый не знает. За текст Алимкину платили около 50 долларов. Платили не всегда, но автор «писал всегда, вне зависимости от наличия гонорара».

«На зарплату преподавателя, даже с доцентской степенью, не проживешь, поэтому я согласился»

Вторым в суде допросили Юрия Павловца. Обвиняемый еще раз повторил, что он белорус, а его семья — пример общности, поскольку сам он белорус, жена украинка, а мать русская. Поэтому он не согласен, что ему вменяют разжигание национальной розни.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Павловец заявил, что на момент его задержания он занимался публицистикой более пяти лет, писал статьи на разные темы. Как правило, и в российских, и в белорусских изданиях, где он печатался, ему предлагали взять псевдоним. Обвиняемый также напомнил, что писал тексты и для «Советской Белоруссии», где тоже получал гонорар. Кроме того, «СБ», по словам Павловца, в 2012 году перепечатывала его статью с «Регнума».
С Юрием Баранчиком, шеф-редактором «Регнума», он познакомился в 2010 году на конференции, где тот предложил ему заработать написанием статей.

— На зарплату преподавателя, даже с доцентской степенью, 300 рублей не проживешь, а я снимаю квартиру, у меня жена и ребенок, поэтому я согласился, — объяснил Павловец.

За статьи на «Регнуме» Павловец получал около 50 долларов за статью. Но, отметил, что никакого договора с редакцией у него не было и гонорары поступали не регулярно. Спустя какое-то время Баранчик ушел из «Регнума» и свои тексты Павловец отдавал другому редактору.

Павловец отметил, что в экспертизе, которая легла в основу обвинения, указано, что большинство статей его авторства «написано немаркированным утверждением», то есть в них нет признака злого умысла.

— Свои статьи я не писал по чьему-то заказу, не обсуждал ни до, ни после, ни во время. Статьи передавались конкретному лицу — Игорю Павловскому. Что он с ними делал, я не знаю, являлся ли он в последнее время сотрудником «Регнума» или нет, тоже не знаю. Но последний год я работал с ним, — сказал Павловец.

По словам Павловца, никаких обсуждений о том, как должны быть написаны статьи, не было. Схема была проста: он видел какое-то событие, которое происходит на территории Беларуси или соседних государств, Прибалтике или Польше, отсылал предложение редактору, в данном случае Павловскому, тот говорил подходит тема или нет, после чего Павловец писал текст и отсылал его Павловскому. Что с текстами делали дальше, по словам обвиняемого, он не знает — за выходом публикаций он не следил.

Павловец отметил, что никаких негативных последствий его статьи не вызвали.

— Тот факт, что мои статьи не являются экстремистскими, подтверждается тем, что с «Регнума» не были заблокированы или удалены мои тексты, сам сайт тоже продолжает работать, — сказал Павловец.

Обвиняемый отверг все обвинения в разжигании национальной розни.

«Сегодня здесь судят свободомыслие»

Главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко до начала допроса прокурора выступил с небольшой речью. Он считает, что уголовное дело достаточно непростое, политически мотивированное и неординарное.

— Дело интересное, но назвать его изящным не могу. Дело отражает состояние общества, культурной и правовой его части. Самое яркое, что бросается в глаза, — сегодня здесь судят свободомыслие. Это очень негативный звоночек явления, которое мы уже переживали в 20-м веке, — сказал Шиптенко. — Я уже говорил, что обвинение построено достаточно странно, оно непонятно. И сейчас мне надо доказывать свою невиновность, не понимая даже сути обвинения.

По словам Шиптенко, статью 233 (незаконная предпринимательская деятельность, — ред.) ему «добавили», «чтобы люди (обвиняемые, — ред.) ранее между собой не знакомые, не выглядели как политзаключенные или узники совести». Он также заявил, что выступал против того, чтобы в зал суда в первый день заседания пускали представителей госСМИ.

— Но их все равно пустили и в итоге вчера по белорусскому телевидению мы увидели, что нас обвиняют в пропаганде и называют российскими нацистами. Но у нас даже нет российских паспортов! — возмутился Шиптенко.

— Заседание открытое, на него могут прийти все желающие, — пояснил судья.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По поводу полученных средств на свои счета, Шиптенко пояснил, что они приходили от читателей журнала «Новая экономика», именно на их пожертвования существовало издание. Многие из них делали это, чтобы публиковаться в журнале.

— Мы помогали людям публиковать научный текст. Нам надо было собрать в сжатые сроки их материалы и издать журнал. Некоторые читатели присылали мне средства на личные нужды. Я мог их потратить хоть на казино, хоть на себя, но тратил на журнал.

Журнал «Новая экономика» издается в Минске с 2004 года. Учредитель журнала — общественная организация «Новая экономика». Журнал является периодическим научным рецензируемым изданием, выходит раз в два месяца. На сайте журнала Сергей Шиптенко значится членом редакционной коллегии и членом Совета общественной организации «Новая экономика».

Шиптенко полностью отверг обвинение в разжигании национальной розни.

— Нас хотят сделать очагом кремлевской пропаганды, но не удается обосновать: понадобился год упорной работы, но с обоснованием у следствия тяжеловато. Я гонораров не получал. Но даже если Алимкин или Павловец получали гонорары, то не они создали это постсоветское общество, где люди получают удовольствие от денежного вознаграждения. И еще интересна такая деталь: считая экстремистскими публикации Артура Григорьева (псевдоним Шиптенко на EurAsiaDaily, - ред.), задержали и арестовали Сергея Шиптенко. Это возможно только у нас, — считает Шиптенко.

В первый день заседания суда все трое свою вину не признали. Прокурор зачитал публикации, в которых экспертиза усмотрела признаки экстремизма.

В текстах Юрия Павловца, по мнению обвинения, демонстрируется презрительное отношение к белорусской истории и языку.

— Автор указывал, что «главным врагом белорусов всегда были москали». В текстах также указывается, что «до начала перестройки понятие „белорус“ применялось не как отдельная нация, а как жители БССР, а белорусский язык является почти мертвым», — зачитал прокурор.

Алимкин в своих публикациях называл белорусов промежуточным проектом России. А по мнению Шиптенко, белорусизация, которая проходит в стране, выгодна лицам, находящимся у власти и направлена на полное исключение русского языка.