опубликовано: 
обновлено: 
/

В Минском городском суде начали рассматривать дело авторов российского издания «Регнум». Их обвиняют в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенном группой лиц. За это им грозит от 5 до 12 лет лишения свободы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сергей Шиптенко (слева в очках), Юрий Павловец, Дмитрий Алимкин (на переднем плане). Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На суд пришли около 90 человек: родственники обвиняемых, свидетели и журналисты. В зал суда пропускали лишь после досмотра и прохождения через рамку металлоискателя.

Судья — Игорь Любовицкий, который председательствовал на суде над блогером и создателем сайта 1863x.com Эдуардом Пальчисом.

Все трое задержанных — граждане Беларуси. Но Сергей Шиптенко на вопрос судьи о гражданстве, заявил, что является гражданином СССР, а адресом проживания назвал камеру на улице Володарского.

Адвокат: «Павловец прав. Мы нашли эти цитаты в выступлениях официальных лиц, в учебниках истории»

В начале процесса адвокат Сергея Шиптенко — Мария Игнатенко — заявила ходатайство о приобщении к материалам дела экспертизы Роскомнадзора, который не нашел экстремизма в публикациях.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сергей Шиптенко

— Министр информации Беларуси, на тот момент, Лилия Ананич в одном из интервью упомянула, что российские коллеги тоже нашли публикации подзащитных неподобающими. Но Роскомнадзор выступает органом Мининформации России и никакого экстремизма в публикациях он не нашел. Поэтому прошу приобщить к материалам дела его экспертизу, — заявила адвокат.

Защитник также отметила, что публикации проходили и психолого-лингвистическую экспертизу. Но с их результатами сторона защиты не согласна.

— В экспертизе указано, что авторы «цинично обозначают бело-красно-белый флаг, как коллаборационистский». Но я обратилась в музей истории Великой Отечественной войны, где мне подтвердили, что бело-красно-белый флаг во время Второй мировой войны использовали коллаборационисты. Был целый ряд организаций, которые использовали эту символику. Позиционирование данного факта как общеизвестного я считаю верным и корректным. Поэтому прошу ответы музея истории приобщить к материалам дела, — заявила адвокат.

Это ходатайство судья удовлетворил и приобщил к материалам дела документы. Адвокат также ходатайствовала о вызове в суд в качестве свидетелей экспертов, проводивших психолого-лингвистические экспертизы, а также сотрудников Республиканской экспертной комиссии (РЭК), на основании оценки публикаций которых и возбудили уголовное дело.

— Эти лица должны объяснить мне и моему подзащитному, какие методологии использовались и почему мнение вышло таким однообразным, — заявила адвокат.

В привлечении в качестве свидетелей специалистов РЭК гособвинитель не увидел надобности. Против вызова авторов психолого-лингвистической экспертизы не возражал.
Адвокат Павловца Кристина Марчук (защищала на процессе предполагаемого бойца «Правого сектора» Тараса Аватарова) заявила, что специалистов РЭК в суд вызвать необходимо.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Юрий Павловец

— У меня есть сведения пяти из 11 человек, упомянутых в ходатайстве, которые говорят, что не участвовали в заседании РЭК. Поэтому я поддерживаю ходатайство в вызове их в суд, — заявила адвокат Павловца.

Судья ходатайство удовлетворил лишь частично — в суд вызовут не всех специалистов.

Адвокат Юрия Павловца заявила, что публикации ее подзащитного не повлекли никакого вреда, и в материалах дела это указано. Кроме того, в начале заседания задержанные заметили, что ознакомились лишь с 17 томами дела из 20. Три тома, как указала адвокат Павловца, — это доказательства защиты.

— Три тома — это наши доказательства, что Павловец прав. Мы нашли эти цитаты (которые автор использовал в публикациях, — ред.) в выступлениях официальных лиц, в учебниках истории. Павловец писал правду. Кроме того, в Беларуси нет методик по выявлению экстремизма, а российские методики плохо применимы, — заявила адвокат. — Поэтому Павловец был прав, и содержание его под стражей уже год не соразмерно тому, в чем его обвиняют. Ходатайствую об изменении меры пресечения для подзащитного.

Ходатайство об изменении меры пресечения судья не удовлетворил. Павловец остается под стражей.

«В текстах демонстрируется презрительное отношение к белорусской истории и языку»

Прокурор зачитал обвинения, выдвинутые Юрию Павловцу. По данным следствия, в период с 2010-го по 2 декабря 2016 года, «не будучи зарегистрированным как журналист для освещения мероприятий, организованных госорганами, политическими партиями, происходящими на территории Беларуси и за ее пределами, выполнял деятельность, связанную с подготовкой информационных сообщений, материалов, статей публицистического характера для распространения их в СМИ».

— Не состоял в юридических отношениях с лицами, занимающимися данной деятельностью. Действовал умышленно и с целью получения прибыли, — зачитал обвинение прокурор Александр Король.

Далее прокурор 10 минут перечислял суммы, которые поступали на счета Павловца. Всего доход Павловца за этот период составил 40 150 рублей с учетом деноминации. Эти доходы обвинение считает незаконными, поскольку они получены за незаконную предпринимательскую деятельность.

Кроме того, Павловца обвиняют в разжигании национальной розни по признаку национальной принадлежности, в частности к белорусам.

— Находясь на территории Беларуси, действуя группой лиц, подготовил тематический текст «Идентичность белорусов: прошлое и настоящее» и еще две его части, который по итогам экспертизы имеет признаки возбуждения вражды и розни, — заявил прокурор и зачитал публикацию Павловца.

Автор указывал, что «главным врагом белорусов всегда были москали». В текстах также указывается, что «до начала перестройки понятие „белорус“ применялось не как отдельная нация, а как жители БССР, а белорусский язык является почти мертвым».

— В текстах демонстрируется презрительное отношение к белорусской истории и языку, — заявил прокурор. — Павловец писал про национальное разграничение белорусов и русских, что постепенное повышение белорусской национальности, приведет к разрыву белорусско-российских связей. Таким образом он совершил действия, направленные по своему содержанию, на разжигание национальной вражды и розни по признаку национальной принадлежности по отношению к белорусам.

Прокурор: «Алимкин называл белорусов промежуточным проектом России»

Прокурор Александр Король зачитал обвинения Дмитрию Алимкину. По версии следствия, Алимкин с 23 января 2015 года по 2016 год вместе с Юрием Баранчиком
(шеф-редактор «Регнума», находится в Москве. — ред.) написал статьи для издания «Регнум». В них, по мнению обвинения, содержатся признаки разжигания национальной вражды и розни к представителям белорусского, американского и немецкого мира. Две статьи назывались «Вышиванцы, мне вас не жалко», «Беларуская мова — не мытьем, так катаньем».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дмитрий Алимкин

Прокурор зачитал тексты Алимкина. Один начинался словами: «Уже только слепой не может заметить, что у нас в Беларуси на полную мощь включили процесс третьей, насильственной белорусизации» и заканчивался: «Добро пожаловать в средневековье, вышиванцы».

— В текстах утверждается, что белорусизация направлена на вытеснение русского языка. Белорусский язык автор считает примитивным, невыразительным, пользуются которым, по его мнению, лишь в быту, — сказал прокурор Король.

В тексте Алимкин утверждает, что «население Беларуси из-за белорусизации лишится главного языка — русского. Дети и внуки рискуют лишиться настоящего. На мове же выразить больше, чем „iдзi выпасi карову“ ничего нельзя».

Алимкин в публикациях также утверждал, что белорусская нация была изобретена лишь в конце 19-го столетия, белорусы просто жили на территории России.

«Белорусы — промежуточный проект России, созданный, чтобы расчленить русский народ и натравить одну его часть на другую», — зачитал текст публикации прокурор.

В суде зачитали обвинение Сергею Шиптенко. Он обвиняется в незаконной предпринимательской деятельности и публикации текстов, содержащих признаки разжигания национальной вражды и розни.

Тексты «Вышиваночное безумие» и «Беларусь медленно, но верно движется к этническому национализму по украинскому образцу» прокурор зачитал. В тексте автор писал, что названия улиц, указатели и дорожные знаки несколько лет назад были заменены на белорусские, в школах добавили уроки, которые ведутся на мове.
«Цель — полностью исключить русский язык и его влияние. Русская святая Ефросинья Полоцкая стала белоруской, Франциск Скорина, всю жизнь проживший в Европе, стал белорусом. Белорусом объявлен Костюшко, Огинский. Радзивиллы искусственно превращены в наследие белорусов. Любые мелкие события и предметы, связанные с Радзивиллами, приобретают огромное значение, используются государственной пропагандой. Слуцкие пояса превращены в национальный символ, способный приблизить белорусскую государственность к Европе», — зачитал текст прокурор.

Белорусизация, по мнению Шиптенко, выгодна лицам, находящимся у власти. Но насаждение белорусского языка, как утверждает автор, всегда было искусственным, так же, как и БССР.

«Белорусизация всегда была чужда населению, а белорусский язык искусственный и существовал всегда только благодаря поддержанию административными методами. Но попытки учить на нем в вузах провалились, поскольку в языке нет необходимого количества слов, которые помогут обучить студентов», — писал Шиптенко.

Все трое вины не признали

С предъявленными обвинениями все трое публицистов не согласились.

— Тут зачитали… Какие-то мифические персонажи американского и немецкого мира… Не признаю себя виновным, — сказал Алимкин.

— Я являюсь белорусом, у меня дочь белоруска, отец белорус, мать русская, я историк по образованию. А меня обвиняют в том, что я оскорблял себя, своих родных и близких. Признать это я не могу, — сказал Юрий Павловец после оглашения предъявленного обвинения.

Шиптенко свою вину тоже не признал.

Адвокат Мария Игнатенко попросила обвинителя уточнить, против кого была направлена вражда в текстах.

— У кого, к кому и что вызывается — непонятно. Это непонятно мне, моему подзащитному и другим обвиняемым. Прошу суд все-таки уточнить, ведь во многих случаях обвинитель зачитывал интерпретации текста без цитат из него, прошу все же их добавить, — сказала адвокат. — Высокий суд должен объяснить людям, которые находятся за нашими спинами, в чем их обвиняют.

— Это чисто политическое дело, — сказала одна из родственниц обвиняемых. — Из пальца насосали. Посмотреть, подействует или нет.

Разговаривать с журналистами родственники сегодня были не настроены. Жен двух обвиняемых — Шиптенко и Павловца — в зал суда не пустили, поскольку на деле они выступают в качестве свидетелей, их вызовут в суд в другой день.

Кроме того, и защита, и сами обвиняемые высказали мнение, что в суд обязательно необходимо пригласить авторов экспертного заключения, и сначала допросить их, а потом уже обвиняемых. Суд с их мнением не согласился и решил сначала допрашивать обвиняемых.

Следующее заседание суда состоится во вторник, 19 декабря.

Хронология дела «авторов Регнума»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На суд пришли около 90 человек. В зал суда пропускали после досмотра и прохождения через рамку металлоискателя

Доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко были задержаны в декабре 2016 года за публикации на сайтах российских изданий «Регнум», Lenta.Ru и EurAsia Daily. За публикации на них завели уголовное дело по ч. 3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенное группой лиц, — от 5 до 12 лет лишения свободы). С декабря 2016-го трое задержанных находятся под стражей.

В июне на Павловца и Шиптенко завели новое уголовное дело по статье о незаконной предпринимательской деятельности.

В марте в Москве по запросу белорусских следователей задержали шеф-редактора «Регнума», белорусского гражданина Юрия Баранчика. Но экстрадиции не случилось — московский суд освободил его из-под ареста. Сам Баранчик подал прошение о политическом убежище.

Отпустить публицистов призвала организация «Репортеры без границ». Ведущие белорусские правозащитники в студии TUT.BY рассказали, что пока не видели материалов дела, достаточных для того, чтобы назвать задержанных политзаключенными. Однако глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец заявил, что, несмотря на свое несогласие с позицией обвиняемых, он считает лишение свободы «явно непропорциональным».

 

Больше видео вы найдете TUT и на нашем канале на YouTube. Подписывайтесь, это бесплатно!

Экспертизы по делу — та, что легла в основу уголовного дела, и те, которые проводились в рамках следствия, — вызывали нарекания жен авторов «Регнума». 24 июля все три женщины — Любовь Павловец, Ирина Шиптенко и Инна Алимкина — подали совместное ходатайство в прокуратуру. В документе они требуют освободить мужей и называют «вопиющим», что экспертизы до и во время следствия проводят одни и те же люди и что одна из экспертов — Алеся Андреева — не входила в состав комиссии по экстремизму при Мининформе на момент участия в оценке текстов.

Благодаря иску о защите чести и достоинства, который Юрий Павловец безуспешно подал к газете «Советская Белоруссия», стали известны подробности первой экспертизы. Его тексты, по мнению экспертов Мининформа, могли вызывать чувство возмущения у россиян по отношению к властям Беларуси и создают в обществе атмосферу нетерпимости.

В конце октября МИД России попросил «максимально ответственно» подойти к рассмотрению уголовного дела в отношении авторов издания «Регнум».

0062563