Деньги и власть


Евгений Прейгерман,

В последние годы в отношениях Беларуси и ЕС наблюдается явный прогресс. Сняты почти все санкции, повышаются интенсивность и уровень контактов, в повестке дня появляются новые темы и инициативы. Тем не менее процесс идет небыстро. По сравнению с другими странами «Восточного партнерства» отношения Минска и европейских столиц остаются скромными. На пути дальнейшей нормализации — как минимум три проблемы.

Фото: TUT.BY
Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы «Минский диалог». Фото: TUT.BY

О состоянии отношений говорит и уровень участия Беларуси в Брюссельском саммите. Александр Лукашенко не поехал в столицу ЕС, хотя его туда активно зазывали. По всей видимости, его решение можно объяснить отсутствием долгожданного прогресса по упрощению визового режима и нежеланием ЕС начинать переговоры о базовом соглашении с Беларусью. Более того, и в многостороннем формате саммит не предвещал никаких масштабных решений.

При этом в целом итоги завершившегося 5-го саммита «Восточного партнерства» для Беларуси достаточно позитивные.

С одной стороны, на брюссельских полях не было подписано каких-то действительно знаковых документов, открывающих новую главу в отношениях с объединенной Европой. С другой же стороны, Беларусь и ЕС поставили подписи под договоренностью высокого уровня о расширении Трансъевропейской транспортной сети. Документ будет способствовать привлечению финансирования крупных инфраструктурных проектов. Минск и Брюссель вплотную подошли к утверждению приоритетов партнерства на 2018−2020 годы, которые придадут отношениям больше конкретики и практических результатов.

К тому же само «Восточное партнерство» эволюционирует в сторону более практического сотрудничества, при котором меньшее значение должны иметь идеологические и геополитические расхождения. По крайней мере такие цели провозглашены итоговой декларацией саммита. Реализовываться эти цели должны через дифференцированное взаимодействие. Другими словами, ЕС пришел к выводу, что единые подходы к очень разным странам-партнерам не работают. И намерен сотрудничать с каждой страной на индивидуальной основе, сохраняя при этом многосторонний формат «Восточного партнерства». Все это в общем-то соответствует предложениям, которые Минск выдвигал почти с самого запуска инициативы в 2009 году.

Однако имеющийся прогресс недостаточен с точки зрения интересов Беларуси. Для полноценной нормализации с Евросоюзом необходим базовый договор, который упорядочит весь комплекс отношений. Будет это старый формат соглашений о партнерстве и сотрудничестве или же новый тип соглашений (например, как у Армении — Соглашение о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве), вопрос отдельный. Сейчас важно другое. Пока отношения в области торговли между независимой Беларусью и ЕС регулируются договором 1989 года между СССР и Европейским экономическим сообществом, о какой-то современной повестке дня говорить сложно. С каждым годом это все больше выглядит как анекдот.

Министр иностранных дел Беларуси высказал уверенность, что новое соглашение увидит свет «раньше, чем позже». Будем надеяться, что так и произойдет и что отношения продолжат движение вперед. Но для этого необходимо преодолеть как минимум три преграды.

Отсутствие доверия

Первая из них — дефицит доверия. После многих лет изоляции, санкций и отсутствия нормальной коммуникации и в Минске, и в столицах ЕС сильны чувства неуверенности и подозрительности. Можно долго спорить, кто в большей степени виноват в этой ситуации. Но сегодня важно то, что без доверия очень сложно двигаться вперед, даже если обе стороны в этом объективно заинтересованы. Сторонникам улучшения отношений по определению труднее аргументировать свою позицию, чем желающим оставить все как есть.

По-видимому, это еще одна причина, по которой Александр Лукашенко предпочел не ехать в Брюссель. Без взаимного доверия и нормальной коммуникации визит «по первому зову» на не особо знаковый саммит создавал бы слишком много рисков.
Преодолеть проблему недоверия можно только постепенно и в процессе расширяющегося сотрудничества. Так или иначе это будет происходить. Но важно, чтобы усилия в этом направлении прикладывали обе стороны.

Корпоративные и личные интересы

Усугубляет дефицит доверия проблема, о которой не принято говорить, но которая становится все более заметной. За годы конфликтов и санкций возникли небольшие, но активные группы интересов против улучшения отношений Беларуси и ЕС. Эти группы существуют как внутри Беларуси, так и за ее пределами. Особенно среди тех, кто получает какую-то выгоду от существующего положения дел.

Неправильно было бы грести под одну гребенку. У разных людей разные мнения, мотивы и понимание происходящего. Но факт остается фактом. Существуют укорененные корпоративные и личностные интересы, носители которых боятся, что в случае улучшения отношений Минска с западными государствами утратят свое привилегированное положение или доступ к ресурсам.

Такие интересы видны невооруженным глазом в некоторых органах власти. В их услугах государство будет нуждаться все меньше по мере улучшения отношений с западными партнерами. А значит, и необходимости в финансировании их деятельности будет все меньше. Также такие люди и интересы заметны среди части оппозиции, неправительственных организаций и СМИ. Все эти годы ставку в своей деятельности они делали на западных партнеров, а не на работу внутри страны. Они активно использовали имидж «последней диктатуры Европы» для получения финансирования и объяснения слабых результатов собственной работы. Поэтому если нормализация между Беларусью и ЕС продолжится, таким людям и их организациям нечего будет предложить ни вовне, ни внутри страны.

Такая ситуация — классика жанра. Так же, как «красный директорат» всегда будет против рыночных реформ, эти группы интересов будут сопротивляться прогрессу во внешней политике Беларуси. Поэтому Минску и Брюсселю важно изо дня в день демонстрировать, что выгоды от нормализации их отношений для всей страны все же существеннее корпоративных и личных интересов сторонников статус-кво.

Геополитическое напряжение «разрывает» регион

Наконец еще одна проблема имеет региональный характер. Продолжающаяся эскалация между Россией и Западом ведет фактически к «разрыву» региона Восточной Европы. Разные страны региона по-разному видят свои возможности и интересы. Некоторые из них позиционируют себя как последнюю линию фронта в цивилизационной борьбе с Россией. Они заинтересованы в еще большем напряжении на континенте. У Беларуси же другой объективный интерес. Мы можем сохранять собственную стабильность и углублять отношения с ЕС только в том случае, если геополитические противоречия не перейдут «точку невозврата».

Сложности из-за разности интересов в регионе в последнее время все чаще проявляются в отношениях Беларуси с Литвой и Украиной. Последние активно апеллируют к Брюсселю, что автоматически создает дополнительный дискомфорт по линии Беларусь - ЕС. Это продемонстрировали, например, недавние учения «Запад-2017».

В этом смысле стремление ЕС к более практическому сотрудничеству в рамках «Восточного партнерства» и признание разности геополитических интересов партнеров особенно важны для Беларуси. Это единственное, что может предотвратить полный «разрыв» региона Восточной Европы.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.