опубликовано: 
обновлено: 
Владислав Голубев,

В апреле этого года коллегия Евразийской экономической комиссии одобрила проект протокола, наделяющего Евразийский межправительственный совет правом устанавливать в отношении отдельных видов товаров действие международного принципа исчерпания исключительного права на товарный знак, то есть вводить параллельный импорт. Документ был направлен на согласование странам Евразийского экономического союза (ЕАЭС) до июля 2017 года, однако так и не вступил в силу. Заместитель начальника управления права и международных договоров Национального центра интеллектуальной собственности (НЦИС) Александр Заяц на форуме «Бизнес в ЕАЭС» рассказал об опасениях и позиции правительства по этой реформе.

Фото: Игорь Зарембо/МИА Россия сегодня
Фото: Игорь Зарембо/МИА «Россия сегодня»

Напомним, что сейчас в странах ЕАЭС действует региональный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак. Этот принцип означает, что импортеру необходимо получить согласие правообладателя на ввоз брендированного товара на территорию союза и дальнейший свободный оборот этой продукции на всем пространстве ЕАЭС. В случае введения параллельного импорта Евразийский межправительственный совет получил бы право устанавливать для отдельных видов товаров исключения из применения регионального принципа исчерпания исключительного права на товарный знак с учетом интересов всех стран союза без согласования с правообладателем.

Применение международного принципа устанавливается в отношении отдельных видов товаров по инициативе государств ЕАЭС в случае, если такие товары недоступны на внутреннем рынке союза, есть в недостаточном количестве или продаются по завышенным ценам. Сейчас в этот перечень товаров планируется включить лекарства, медицинские изделия и автозапчасти.

Однако Александр Заяц предупреждает, что высокотехнологичная продукция вроде медицинских приборов может содержать в себе иные объекты интеллектуальной собственности и параллельный импорт такой продукции даже в случае установления международного принципа исчерпания исключительного права на товарный знак может быть абсолютно правомерно ограничен правообладателем.

Пока что в Беларуси не были проведены исследования об отношении бизнеса к введению международного принципа исчерпания исключительного права на товарный знак. Но эксперты выделяют как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, параллельный импорт может привести к развитию конкуренции, увеличению рабочих мест в сфере торговли, снижению цен на определенные группы товаров. Но с другой — международный принцип исчерпания может снизить инвестиционную привлекательность стран ЕАЭС, сократить объемы производства и качества продукции.

Впрочем, по словам представителя НЦИС, на данный момент белорусское правительство не согласовало протокол и давать какие-то прогнозы, будет ли принят параллельный импорт или нет, преждевременно.

Равные условия ведения бизнеса в ЕАЭС вызывают вопросы. Спикеры напомнили, что в сентябре ЕЭК оштрафовала два российских металлургических предприятия и их руководителей за создание дискриминационных условий для потребителей Беларуси и Казахстана. Это оказалось первое в практике ЕЭК решение, защищающее права потребителей и конкуренции в ЕАЭС. «В настоящее время позиция в части работы на рынках под контролем ЕЭК усилилась, — отметила начальник отдела правового регулирования „МАЗ-РУС“ Нина Богуш. — На сегодняшний день ЕЭК — это универсальный орган, который позволяет странам союза устранять нарушение экономических интересов за пределами своих государств, где их полномочия не столь действенны».

Однако партнер юридической фирмы Dentons Марат Мурадов обратил внимание, что только в последние годы комиссия сформировала свое представление, что такое трансграничный рынок. По его мнению, за это время у компаний накопились три главных вопроса к ЕЭК: как будут разрешаться проблемы злоупотребления предприятий доминирующим положением, в какой степени правообладатель интеллектуальной собственности может претендовать на звание доминирующего субъекта и все, что связано с товаропроводящей цепочкой. Сентябрьский кейс российских металлургических заводов дал ответ на первый вопрос, но остальные два пока еще остаются недостаточно раскрыты.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-80%
-45%
-30%
-30%