Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Тема саммита «Восточное партнерство», который пройдет 24 ноября в Брюсселе, сегодня для белорусской власти особенно актуальна. Буквально вчера стало известно, что впервые за восемь лет приглашение для Беларуси в Брюссель адресовано непосредственно Александру Лукашенко. Если президент его примет, это будет его первый визит в столицу Евросоюза за многие санкционные годы.

Но даже если представлять Беларусь, как и в прошлый раз, будет глава МИД Владимир Макей, участие в саммите — важный стратегический момент для Беларуси, которая нынче прямо на глазах Европы меняет свой имидж с «последней диктатуры» на первого миротворца.

В начале сентября на площадке экспертной инициативы «Минский диалог» в преддверии саммита прошел семинар аналитиков, среди которых были заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при президенте Сергей Кизима, программный директор по Беларуси немецкого Фонда им. Конрада Аденауэра Вольфганг Зендер, директор «Актуальной концепции» Александр Шпаковский, профессор Европейского гуманитарного университета Вячеслав Поздняк, эксперты «Минского диалога» Денис Мельянцов и Евгений Прейгерман. Они обсудили будущую встречу в Брюсселе и место Беларуси в будущем «Восточного партнерства». По итогам семинара эксперты подготовили доклад «„Восточное партнерство“ в преддверии Брюссельского саммита: возможности для Беларуси». TUT.BY изучил его и собрал самое интересное.

«У „Восточного партнерства“ нет четкой цели»

Проект Евросоюза «Восточное партнерство» стартовал в 2009 году в Праге. Он был предложен Польшей и Швецией как геополитическая инициатива для балансирования южного измерения внешней политики Евросоюза.

Фото с сайта photo.bymedia.net
Фото с сайта photo.bymedia.net

Помимо инициаторов «Восточного партнерства» Польши и Швеции, сегодня в группу сторонников «Восточного партнерства» в Евросоюзе входят Голландия, страны Балтии, Румыния, Чехия, Словакия и ситуативно Болгария. Великобритания также была сторонницей «Восточного партнерства» до истории с Brexit. Ключевую роль для «Восточного партнерства» играет Германия.

Эксперты отмечают, что спустя восемь лет существования задачи «Восточного партнерства» остаются «размытыми», нет конкретных показателей по многим направлениям. Из-за этого, например, как минимум одна из целей Евросоюза в рамках «Восточного партнерства» уже не применима к Беларуси: полномочия по переговорам о зоне свободной торговли теперь в руках Евразийской экономической комиссии, а не Минска.

Аналитики считают, что концепция конструктивизма Евросоюза (конструирование региона соседства по собственным лекалам) не оправдала себя. Конструктивизм без должной стратегической проработки уступил перед жестким реализмом и привел к вооруженным конфликтам, так как не учитывал реальность и специфику процессов на постсоветском пространстве. За собственными политическими и идеологическими конструктами Евросоюз вовремя не рассмотрел приближающийся кризис в Украине.

Есть и еще один важный момент. В рамках «Восточного партнерства» происходит фактически разделение стран на группы в зависимости от интенсивности взаимодействия с Евросоюзом и амбиций в отношении дальнейшей интеграции. В первую группу входят заключившие с Брюсселем соглашения об ассоциации Грузия, Молдова и Украина. Во вторую — Азербайджан и Армения, которые находятся в финальной стадии подготовки новых соглашений с Евросоюзом. В третьей группе единолично находится Беларусь, до сих пор не имеющая базового соглашения с ЕС.

«Доверие к Евросоюзу в Минске подрывают многочисленные примеры политики двойных стандартов»

Тем не менее, несмотря на разный уровень отношений с Евросоюзом, восточноевропейские и южнокавказские страны — участницы «Восточного партнерства» объективно заинтересованы в развитии сотрудничества не только с ЕС, но и друг с другом. Регулярные контакты и проектная работа в рамках «Восточного партнерства» способствуют более интенсивному и разнообразному внутрирегиональному сотрудничеству. В то же время геополитическое напряжение между Россией и Западом «разрывает» регион, так как страны по-разному видят свои интересы и выстраивают отношения с центрами силы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Эскалация геополитического напряжения между Россией и Западом также оказывает негативное влияние на скорость и результативность реформ в странах «Восточного партнерства». В некоторых из них элиты не решаются на реформы, так как не видят перспектив усиленного экономического роста на фоне региональной нестабильности и взаимных санкционных режимов.

«В результате они избегают несущих множество рисков масштабных реформ и отдают предпочтение менее рискованной в краткосрочной перспективе выжидательной стратегии (muddle through)», — отмечается в докладе.

Что касается конкретно Беларуси, в отношении нее в «Восточном партнерстве» не работает европейский принцип инклюзивности. Страна исключена из многих программ, ее голос не учитывается в некоторых важных для региона дискуссиях.

«Доверие к Евросоюзу в Минске подрывают многочисленные примеры политики двойных стандартов (по крайней мере, воспринимаемые таковыми представителями власти и общества Беларуси), — считают эксперты. — Политика ЕС по вовлечению (engagement) Беларуси фактически оказалась декларативной. Стабильно и понятно работающие механизмы вовлечения отсутствуют. „Дорожная карта“ сотрудничества носит, скорее, общеполитический (неконкретный) характер. Отсутствие конкретизированных перспектив улучшения отношений снижает интерес к европейскому вектору среди белорусских элит».

Еще одна проблема, которая мешает более тесному вовлечению Беларуси в проект, — слабое информационное сопровождение. Даже в заинтересованных кругах (органы госуправления и местного самоуправления, экспертное сообщество, НГО) наблюдается дефицит в понимании возможностей и механизмов работы в рамках инициативы. Не удивительно, что, как показывают исследования, в Беларуси проект ЕС воспринимается с наибольшим пессимизмом среди всех стран-партнеров.

Но при этом, как считают аналитики, есть и положительный момент: де-факто отношения Беларуси с Евросоюзом идут с опережением политических документов: «На практике происходит концентрация на „решаемых“ вопросах».

«Развитие „Восточного партнерства“ будет идти на фоне ухудшения отношений ЕС с Россией и улучшения с Беларусью»

Эксперты предполагают, что дальнейшее развитие событий в регионе «Восточного партнерства» может пойти по 4 наиболее вероятным сценариям. Все они так или иначе строятся на отношениях ЕС с Россией: все будет зависеть от того, улучшаются эти отношения или ухудшаются. От этого будет «плясать» и развитие отношений ЕС — Беларусь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сценарий 1. «Прагматичный идеализм»: улучшение отношений с Россией, но без снятия санкций и признания аннексии Крыма.

В рамках этого сценария Евросоюз будет продолжать придерживаться принципа продвижения демократии и прав человека в своем соседстве, несмотря на изменения, произошедшие в регионе и внутри самого ЕС.

«При этом сценарий предполагает постепенный выход из конфронтационной спирали в отношениях с Россией, что, впрочем, не означает полного снятия санкций и признания аннексии Крыма. Евросоюз будет лишь проводить более прагматичную политику в выстраивании своих отношений с Россией, уклоняясь от конфронтации и сотрудничая в сфере пересечения совместных интересов. Такой подход должен удовлетворить как европейский бизнес, так и главного стратегического союзника — Вашингтон», — считают эксперты.

Для «Восточного партнерства» такой сценарий будет означать, в целом, продолжение предыдущей тенденции.

Сценарий 2. «Холодная война 2.0»: усиление ценностной политики Евросоюза при ухудшении отношений с Россией.

Такой сценарий похож на формат отношений между Западом и СССР в эпоху холодной войны. При таком развитии событий регион «Восточного партнерства» превращается в территорию столкновения интересов России и ЕС, что чревато ростом конфликтогенности в европейском масштабе и дестабилизацией ситуации в странах «Восточного партнерства».

«Для Беларуси такой сценарий будет означать повышение рисков взаимодействия с Евросоюзом и стагнацию процесса нормализации отношений с Западом в целом. Союзнические отношения с Россией будут оставаться приоритетом, и необходимо будет учитывать ее позицию и опасения в принятии внешнеполитических решений. В таких условиях нынешний уровень сотрудничества Беларуси с Евросоюзом, в том числе в рамках „Восточного партнерства“, представляется максимально возможным», — отмечают аналитики.

Сценарий 3. «Безопасность превыше всего»: прагматизация внешней политики Евросоюза на фоне улучшения отношений с Россией.

Этот сценарий предполагает, что внутренняя динамика Европейского союза и международная ситуация (в первую очередь в сфере безопасности) вынудят Брюссель к проведению более прагматичной политики как по отношению к своему непосредственному соседству, так и по отношению к России. В случае развертывания такого сценария произойдет резкая диверсификация внутри «Восточного партнерства»: ЕС будет постепенно отказываться от универсального подхода в пользу индивидуальных политик относительно каждой из шести стран-партнеров, фокусируясь на совместных интересах в конкретных областях сотрудничества. Такое положение вещей фактически приведет к растворению программы «Восточное партнерство» в Европейской политике соседства либо во внешней политике ЕС вообще.

«Для Беларуси такой сценарий снимает напряжение в отношениях с Брюсселем, возникавшее из-за политики обусловленности и двойных стандартов со стороны ЕС. С другой стороны, отпадает необходимость учитывать и компенсировать возможные риски, исходящие от российско-европейского противостояния. Этот сценарий открывает возможность как для полноценной нормализации отношений с ЕС и подписания базового двустороннего соглашения, так и для осуществления проектов в тех сферах, где присутствует взаимный интерес Минска и Брюсселя (безопасность границ, борьба с незаконным трафиком, охрана окружающей среды, развитие транзитной инфраструктуры и т.д.)», — говорится в докладе.

Сценарий 4. «Буферизация региона»: прагматизация внешней политики ЕС при продолжении ухудшения отношений с Россией.

Четвертый сценарий отчасти похож на сценарий новой холодной войны, так как предполагает дальнейшее ухудшение отношений ЕС с Россией. Однако важным отличием здесь является отказ ЕС от приоритетности ценностного подхода и ориентира на продвижение демократии в регионе в пользу более прагматичной внешней политики по отношению к своим непосредственным соседям. Для «Восточного партнерства» такой сценарий будет вести, главным образом, к переносу фокуса внимания ЕС на проблемы безопасности и стабилизацию соседства.

Применительно к восточноевропейским соседям ЕС это фактически будет означать построение Евросоюзом «буферной зоны» между своей территорией и Россией.

В случае Беларуси сценарий будет предполагать дальнейшую постепенную нормализацию отношений с Брюсселем и построение взаимовыгодных прагматичных отношений, основанных, прежде всего, на торгово-экономической сфере, а также на транзите.

Но при таком сценарии Евросоюз будет избегать дискуссий о дальнейшей интеграции стран-партнеров с ЕС, так как это может спровоцировать активные действия со стороны России (пример Украины), что в итоге будет означать дестабилизацию европейского соседства и ухудшение ситуации в сфере безопасности на границах ЕС.

Этот сценарий, по мнению экспертов, является наиболее вероятным. Одним из признаков того, что Евросоюз выберет именно его, как ни странно, является сегодняшняя нормализация отношений с Беларусью, несмотря на отсутствие желаемого Брюсселем прогресса в вопросах прав человека и демократизации.

«Есть еще несколько основных индикаторов того, что развитие „Восточного партнерства“ будет идти по 4-му сценарию: смещение акцентов в рамках Европейской политики соседства с продвижения ценностей на „стабилизацию“ соседства и „диверсификацию“, продолжение, усиление в ЕС риторики, касающейся вопросов безопасности во внешней политике, продолжение санкций ЕС в отношении России, усиление контрмер ЕС в области информационного и пропагандистского противостояния с Россией», — отмечается в докладе.

Беларуси необходимо базовое соглашение с Евросоюзом

По оценке аналитиков, и Беларусь, и Европейский союз объективно заинтересованы в том, чтобы Минск из третьей группы «Восточного партнерства» (страны без базового соглашения с ЕС) перешел во вторую, догнав по уровню отношений с ЕС Армению и Азербайджан. Для чего важно начать переговоры о базовом соглашении о партнерстве и сотрудничестве или соглашении нового типа по примеру Казахстана и Армении без дополнительных предварительных условий.

«Это повысит общий уровень взаимного доверия между Минском и европейскими столицами, придаст отношениям большую предсказуемость и осязаемые перспективы, позволит расширить взаимодействие, а также трансфер лучших практик и европейских стандартов. К тому же, это позитивно скажется на развитии всего „Восточного партнерства“, так как сделает инициативу более целостной и создаст дополнительные предпосылки для развития сотрудничества в политической и экономической сферах», — заключили эксперты.