Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Хорошее отношение белорусского президента российский миллиардер Михаил Гуцериев заслужил своей надежностью. Об этом сказано в письменных ответах пресс-секретаря Александра Лукашенко Натальи Эйсмонт на вопросы Forbes.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

«Это человек, которому президент Беларуси неукоснительно доверяет. Приведу лишь один пример, когда Гуцериеву была поставлена задача модернизировать Мозырский нефтеперерабатывающий завод. Задача была выполнена, как, впрочем, и все, что обещает Михаил Сафарбекович», — написала Эйсмонт.

Гуцериев стал частым гостем в Беларуси и у президента страны с 2000 года. Тогда его, вице-спикера Госдумы от ЛДПР, назначили президентом компании «Славнефть», в капитале которой 74,95% принадлежало России, а 10,83% — Беларуси. Белорусские компании добывали нефть в России, а перерабатывали ее дома — на Мозырском НПЗ (42,5% принадлежало «Славнефти»).

«Я начал со строительства в Белоруссии автозаправок и нефтебаз, модернизации НПЗ, — вспоминает Гуцериев в интервью „Форбс“. — Инвестиции в страну стали резко расти, что стало основой наших с Александром Григорьевичем хороших отношений». В модернизацию Мозырского НПЗ при Гуцериеве было вложено более 100 млн долларов.

В 2002 году, несмотря на возражения Лукашенко, Гуцериева отстранили от должности в «Славнефти», одной из причин недовольства российских властей стала публичная поддержка им Лукашенко на выборах. К удивлению Гуцериева, отношение к нему Лукашенко после отставки осталось прежним. «Он никогда не меряет человека по должности, — говорит Гуцериев. — Даже если вы потеряли должность, но вели себя честно и порядочно, ничего не изменится, вы будете с ним в добрых отношениях».

На доброе отношение Гуцериев отвечал взаимностью. Не без выгоды для себя. В 2002 году, когда в России был дефицит экспортных нефтяных трубопроводных мощностей, Гуцериев одновременно с созданием «Русснефти» начал строить железнодорожный нефтеналивной терминал у границы с Беларусью в Брянской области. Инвестиции в терминал составили 90 млн долларов. Через два года «Транснефть» увеличила проходимость экспортной трубы, и загрузка терминала Гуцериева упала. И тогда Гуцериев подарил 25% терминала «Белоруснефти» и создал с ней СП по доставке сырья на Мозырский НПЗ. В 2006 году на трубопроводах «Транснефти» в Брянской области произошло две аварии с разливом нефти, и загрузка железнодорожного терминала вновь выросла.

Летом 2007 года бизнесмену предъявили обвинения в неуплате налогов и в незаконном предпринимательстве. Не дожидаясь ареста, Гуцериев спешно продал «Русснефть» Олегу Дерипаске за 3,5 млрд долларов и скрылся в Лондоне. «Я уходил через Беларусь, просто сел ночью в машину, вызвал самолет в Минск и улетел», — рассказывает он.

Весной 2010 года обвинения с Гуцериева были полностью сняты за отсутствием состава преступления, а ранее, в январе, он выкупил «Русснефть». Но возвращаться в Россию олигарх не спешил. К тому времени он уже начал переговоры в Беларуси о создании калийной компании, ставшей впоследствии «Славкалием». «Осадок остался, и у меня не было желания инвестировать в Россию, — вспоминает Гуцериев. — Я подумал, что идти надо туда, где я могу достучаться до небес, до правды, где надежды больше и где безопаснее».

«Ты один из немногих, кто получил белорусские недра», — сказал Гуцериеву Александр Лукашенко, подписав указ о подготовке инвестиционного договора «Славкалия» с правительством Беларуси. Проект продвигается непросто. Главная проблема была в том, что Сбербанк России отказался финансировать проект Гуцериева. По словам бизнесмена, Сбербанк не смог профинансировать проект из-за падения цены на калий, в новых условиях представленная ему финансовая модель не работала.

В результате основным кредитором проекта стал Госбанк развития Китая. В подробности переговоров с китайцами Гуцериев не вдается. «Девушку уговорить выйти замуж и то нелегко, — отшучивается он, — а заставить государственный банк 1,5 млрд долларов вложить в другую страну — это как 100 000 девушек уговорить замуж». В подготовке переговоров помогли белорусское правительство, Минфин и посол Беларуси в Китае. По словам Гуцериева, сам он полгода регулярно летал туда на переговоры. «Рейсовым самолетом летал, потому что на своем далеко, дорого, — рассказывает бизнесмен в интервью „Форбс“. — И еще с больным коленом. Как вспомню, аж плохо».

По информации TUT.BY, после начала строительства комбината в Любанском районе Гуцериев зачастил в Беларусь. 31 августа, в день рождения Лукашенко, он обсуждал с белорусским лидером калийные вопросы. 29 сентября бизнесмен провел в Минске штаб строительства Нежинского ГОКа. По итогам штаба Михаил Гуцериев поручил завершить этапы возведения объекта в установленные сроки. Принято решение по усилению контроля над ходом строительства, сообщила пресс-служба «Славкалия».

Кстати, по инвестдоговору 2011 года Гуцериев обязался не только вложиться в разработку калийного месторождения (около 600 млн долларов), но и потратить 250 млн на инфраструктурные проекты в стране. В Минске он построил гостиницу «Ренессанс», терминал для бизнес-авиации в столичном аэропорту, бизнес-центр, перестроил базу отдыха Управления делами президента «Красносельское» в усадьбу с домом приемов. Все это обошлось ему в 180 млн долларов. На очереди объекты еще почти на 100 млн, рассказывает миллиардер: школа за 12 млн долларов, 40-квартирный дом в Любани, церковь.