Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Вопросы о финансовом состоянии Национального банка Беларуси и способности компенсировать вкладчикам-физлицам потери в случае проблем в каком-либо из банков стали одними из ключевых на открытии третьей сессии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь шестого созыва. На вопросы журналистов и депутатов по этой чувствительной теме отвечал первый зампред правления Нацбанка Тарас Надольный.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Кто будет спасать вкладчиков?

Надольный представлял в парламенте декрет от 29 июня 2017 года № 3, которым внесены изменения в декрет от 4 ноября 2008 года о гарантиях сохранности банковских вкладов физлиц. Декретом, цель принятия которого обозначена как «обеспечение финансовой стабильности Нацбанка», отменяется норма о ежегодном направлении 80% прибыли Нацбанка в резерв Агентства по гарантированному возмещению банковских вкладов. Ожидается, что это позволит Нацбанку удерживать любую прибыль для покрытия убытков прошлых лет, увеличение уставного, резервного и иных фондов.

Необходимость такой корректировки определена двумя причинами, пояснил Тарас Надольный. Во-первых, это международный опыт. «Согласно мнению Всемирного банка, норма о направлении 80% прибыли Агентству не согласуется с международной практикой — банк, привлекающий вклады физлиц, должен полностью отвечать за привлеченные средства граждан. При этом государственные ресурсы используются только в качестве временного механизма», — пояснил он.

Вторая причина, признался первый зампред правления, — достаточно сложное финансовое положение Нацбанка и отсутствие уже на протяжении более чем пяти лет прибыли, то есть и средств для пополнения ресурсов Агентства.

История с возвратом вкладов Дельта Банка показала, что для решения проблем, которые могут возникать в небольших банках, достаточно ресурсов Агентства. На 1 сентября 2017 года размер ресурсов Агентства покрывал примерно 7,2% от привлеченных банками вкладов в эквиваленте всех валют, пояснил Надольный, и этот резерв сформирован за счет отчислений банков.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Вкладчики Дельта Банка смогли вернуть свои средства оперативно и без особого беспокойства. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Депутат Андрей Рыбак поинтересовался у представителя Нацбанка, достаточен ли такой уровень, и какой процент объема депозитов должен покрывать резерв Агентства в идеале, с учетом мирового опыта. «Для нашей страны 7,2% — уровень приемлемый, но недостаточный. Единого подхода к цифрам достаточного размера средств нет. Но до 15% хотелось бы дорасти. Мы исходили из того, что у нас более 70% средств населения сконцентрировано в государственных банках, по которым субсидиарная ответственность налагается на собственника, то есть правительство», — пояснил Тарас Надольный.

То есть если проблемы возникают в одном из госбанков, обязательства перед вкладчиками гарантированно исполняет государство. И если доля Беларусбанка в общем объеме вкладов — 44%, то создавать резерв на такую сумму бессмысленно, «этот вопрос имеет политический характер, и государство в любом случае будет поддерживать банк». Аналогично первый зампред Нацбанка оценил ситуацию с депозитами в крупных частных банках, принадлежащих серьезным зарубежным структурам.

То есть средств Агентства должно хватать на удовлетворение потребности в возмещении вкладов средних частных банков.

Резерв Агентства сейчас формируется за счет средств банков. Нацбанк, добавил Надольный, ведет речь о том, чтобы ввести дифференцированную ставку отчислений для банков. «Если ты много средств граждан привлекаешь, ты должен больше платить. Соответственно, меньше ответственности перед физическими лицами, меньше финансовая нагрузка на банк. В любом случае именно отчисления банков будут основным источником формирования резерва. Второй источник — Нацбанк платит Агентству за размещение денежных средств в ценных бумагах Нацбанка или в депозитах (деньги лежат под ставку рефинансирования)», — отметил представитель регулятора.

На чем надорвался Нацбанк?

Реплика Надольного о многолетней убыточности Нацбанка не осталась незамеченной. Тот же депутат, Андрей Рыбак, поинтересовался, почему у Нацбанка неблагоприятное финансовое положение.

Тарас Надольный разъяснил, что проблема сформировалась в 2008—2012 годах, когда Нацбанк был активным участником мероприятий по удержанию курса белорусского рубля, аккумулировав много обязательств на своем балансе, а затем девальвация рубля приводила к переоценке обязательств регулятора, что в итоге сформировало большую долговую нагрузку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

При этом если в 2012 году внутренние и внешние обязательства Нацбанка достигали примерно 6,5 млрд долларов, то сейчас они сократились до 2 млрд долларов. «Мы за это время расчистили очень сильно долговую нагрузку и планируем с 1 января 2019 года уйти от практики привлечения долговых ресурсов», — заверил Надольный.

Он отметил, что результаты работы регулятора в этом году лучше прошлогодних, но прибыль от управления ресурсами все еще меньше, чем те расходы, которые Нацбанк несет по обслуживанию долгов.